Быль: Первый газельщик

Страница: 1 из 2

Очень наглые водители Газелей причинили мне много материального ущерба и морального вреда. За 15 лет водительского стажа у меня таких случаев было 18. Во всех случаях газельщики были наказаны. Изложенные факты являются подлинными, имена любимых женщин по естественным причинам изменены. Все эти случаи я решил описать в своих рассказах. И так первый. Ваше мнение о произведениях, а так же неописанные в них способы воспитания газельщиков Вы можете отправить мне по электронной почте sergp@usa.com. Мнения газельщиков меня не интересуют.

Первую машину я приобрел в 1986 г. и ездил на ней до 1991 г. Как и всем своим автомобилям, я дал ему кличку — Конёк-гобунок. Нетрудно догадаться, что это был ЗАЗ-965, по-другому горбатый запорожец, 1966 года выпуска. Прекрасная по тогдашним моим доходам машина — проста в обслуживании, к большому удивлению, даже в моих неумелых руках редко ломалась, быстро и недорого чинилась, я спокойно оставить ее на ночь где угодно. ГИБДД, в те времена еще ГАИ, не обращало на меня никого внимания. Иногда, с большим трудом, на загородных трассах мне удавалось нарушить правила дорожного движения и разогнаться до 95 километров в час. Как и многие автолюбители, я использовал и использую свои автомобили для перевозки членов семьи и их вещей, поездок на работу и естественно для поездок по девочкам.

В один прекрасный летний день я встретил в центре Москвы плачущую абитуриентку, которая была очень расстроена тем, что не была принята в ГИТИС, несмотря на все свои актерские данные. Она хотела покончить жизнь самоубийством, стеснялась возвращаться в свою деревню в Псковской губернии и вообще не знала, что делать дальше. Мы познакомились. Маша была очень расстроена, и для поднятия настроения я предложил, ей прогуляться за город. Слава богу, жена была в отпуске. Мы поехали в Загорск.

Через некоторое время Маша немного отошла и мы начали думать что нам делать дальше. Я в то время служил в армии, и в нашу часть можно было взять в качестве вольнонаемной девушку из провинции с предоставлением ей общежития. Далее, я ей порекомендовал сменить будущую профессию и готовиться к поступлению в институт по выбранной специальности. Я предложил Маше временно пожить у моего приятеля уехавшего за границу в командировку. Она согласилась. Мы провели прекрасные два дня и две ночи в Загорске. Маша оказалась очень неопытной женщиной, но прекрасной ученицей и не только в плане секса. Через год поступила и с успехом закончила юридический факультет московского университета, работает в качестве юрисконсульта в моей фирме оказывает мне юридическую и морально-психологическую помощь, в том числе и в борьбе с газельщиками. К концу второго дня она спокойно делала получасовые минеты и все еще умудрялась поднимать мой уставший член, вставляя его между своих упругих грудей и нежно полизывая шершавым язычком. Я имел Машу в классической позе, раком, на боку, на подоконнике, на столе, на ковре и в кресле. Очень жаль, что попа в то время у нее была неразработана и анальный секс не доставил ей удовольствия. Мы одновременно возбуждали себя оральными ласками, от чего Маша кричала так, что персонал гостиницы, где мы остановились, вызвал наряд милиции. Но на наше счастье, это произошло днем, во время в которое в гостиницу! допускаются гости, и менты удалились, попросив у меня немного денег. После этого я рассказал ей о позе «Маленькая Вера». Маша отимела меня в ней без перерыва дважды, при этом она умудрялась массировать даже поникший член, сидя абсолютно неподвижно, нежно обнимая его мышцами влагалища.

Однако, всему хорошему приходит конец. На следующий день мне надо было выходить на службу, и я решил ехать домой, а по пути забросить Машу на квартиру приятеля. Тут выяснилось, что моя вновь обретенная подруга очень устала и почти не может ходить, я отнес ее на руках в машину. Мы поехали домой в направлении Москвы.

На переезде, через железную дорогу, я двигался в крайнем правом ряду (в то время там было двухрядное движение), а первый в моей жизни газельщик очень торопился и летел по разбитой обочине. Увидев перед собой большую яму, газельщик резко принял влево. Раздался сильный удар, потом еще несколько, Конек-горбунок вспыхнул. Как потом было установлено, в результате столкновения разрушился один из цилиндров, его осколки пробили бензобак, разорвали бензопровод, что и послужило причиной пожара. Из справки выданной ГАИ я понял, что это была не Газель, а другой тип вражеских машин — «Ford-Transit». После оформления всех формальностей мы поплелись на станцию и с пересадкой на электричке доехали до дома.

Забыв про всякую конспирацию я оставил Машу у себя. Когда я пришел на обед я увидел подругу с окровавленным лицом сидящей на лавочке. Рядом стояли ее вещи и мой тревожный чемодан, в который как потом выяснилось досрочно (на два дня) вернувшейся из отпуска женой была уложена «моя доля совместно нажитого имущества».

Делать нечего, отправив Машу в медсанчасть, с ней я показаться там не мог, так в это время у меня закончился очень бурный роман с медсестрой Любой, работающей как раз в отделении хирургии.

Сам я зашел на службу и отпросился до конца дня, чтоб переселится на квартиру приятеля и забрать Конька-горбунка. Одолжив, в автопарке кран и грузовик я был готов к эвакуации останков своего первого автомобиля. К ночи мы доставили останки машины в гараж, а сами разместились на квартире приятеля. Ночью мы просто спали:

Когда на следующий день я прибыл на службу замполит и моя моя боевая подруга Юля, за которой этот боец за чистоту морали безуспешно ухаживал много лет, а я снимал сексуальное напряжение в служебное время, уже знали, что «я бросил жену и двух детей и поселил к себе в квартиру деревенскую б... дь». Юля была замужем. У нее рос прекрасный сын, муж заботился о семье, но сексом они занимались раза два: три в месяц. Она все время хотела хорошего твердого члена. Она хотела его во влагалище, в рот, в попу, между своих прекрасных стоячих грудей четвертого размера. При этом она сильно заботилась о своей репутации. Я для нее был идеальным любовником. Все время рядом и в любой момент готов. Наши отношения я не афишировал. При возможности затыкал рот всяким сплетникам и кулаком и административными мерами. А Юле я помогал чем мог — написал диссертацию, пробил квартиру для ее семьи, обеспечивал служебный рост. На срочно собранном партсобрании мне объявили строгий выговор по партийной! линии с занесением в учетную карточку, и замполит побежал в кадры отзывать мое представление на очередное воинское звание — полковник.

На собрании больше всех меня естественно осуждала секретарь комсомольской организации член КПСС старший лейтенант Юля. После собрания Юля предложила не разрывать наши отношения, а расслабиться. Естественно я не мог отказать обиженной мною женщине... Мы заперлись у меня в кабинете. Я запустил на своем компьютере слайд-шоу с откровенными картинками (у меня их было около двухсотен). В то время не было хорошего интернета, CD-ROM, разных плэеров и т. п., поэтому приходилось довольствоваться малым. Программу для показа этих картинок я написал сам, картинки мы с друзьями качали дома с инета и обменивались ими на работе.

Возникла проблема, после всех этих переживаний у меня не стоял. И Юля ничего не могла сделать. Тогда мы пошли на крайнюю меру, она разделась, оставив только форменный китель на голое тело. Я достал вибратор которым моя подруга очень любила пользоваться во время наших совещаний, она встала на колени, вставила его во влагалище и включила. Я оголил головку члена и стал водить им по шершавому погону, периодически натыкаясь на острые края звезд, эмблемы и пупырчатую поверхность пуговочки. Юля лизала член язычком. О чудо когда головка дошла до края погона и задела пуговочку член встал! Я схватил Юльку, поставил раком, вынул вибратор из влагалища, потом вновь вставил его в ее круглую упругую попу и вонзил член в свободную дырку.

Она застонала. Я решил сбросить пар ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх