Из «Правил пребывания в деловой поездке (командировке)»

Страница: 3 из 6

пор я вывел два правила деловой поездки, которым не было исключения вплоть до нынешнего облома:

Первое. Обязательно находить контакт со всеми лицами, причастными к принятию решений. Не обязательно, конечно, ТАКИИМИ усилиями, но по обстановке.

Второе. В каждой поездке находить сексуальное приключение. Проститутки не считаются.

Здесь же кроме них, других женщин нет, и не бывает. Если женщина без мужчины, значит она на работе. Может, бывают исключения, но мне они не встретились, наверно, из-за расположения звезд.

Итак, на восьмой день этого безобразия я решил, во что бы то ни стало решить проблему сегодня, и решительно двинулся в контору. Я как раз видел, как в лифт заходили явные представители «крыши», по крайней мере, одной из «крыш» этого завода.

Ну, думаю, вот все причастные и в сборе. Отмахнувшись от секретарши, вхожу в кабинет.

 — Сидор Сидорович, так Вы хотите мне продать — дцать цистерн мазута или нет?

Сидор Сидорович представляет меня как покупателя из Москвы. Крыше по барабану.

 — Я ж и деньги привез, и документы все сделал, только Ваш приказ остался, — я подхожу к самой широкой части Т-образного стола, и перед Сидор Сидоровичем, его замами и помами и, конечно гостями, расстегиваю кошелек и вываливаю баки на стол. «Крыша» жадно глотает слюнки, и с подозрением смотрит на Сидор Сидоровича, типа, ты че, в натуре, брателу тут паришь? Те, че, бабки не нужны? Может, ты тут зажрался, керя?

Приходится, конечно, еще скинуть рублей по безналу, расписать счета-фактуры, накладные по датам, но это мы решаем с их фин. директором почти мгновенно. К вечеру мои цистерны подцепили к составу.

Самолеты из этой тьмутаракани летают в Москву раз в неделю, и этот рейс я уже пропустил. Трястись по стране в списанных Ан-24, Ил-14 или Ми-8, об авариях которых уже даже не сообщают по телевизору, мне совсем не хотелось, и я с утра пошел на вокзал, все равно выходные на носу. Сразу же в зале ожидания что-то заставило меня дрогнуть и насторожится. Этим чем-то оказалась особа женского пола, довольно юных лет, москвичка, изучавшая расписание поездов «на запад». Как в Москве ничего не стоит узнать приезжего, также ничего не стоит узнать москвича на выезде. С девушками это особенно просто. У москвичек есть какой то особенный дар одеваться максимально безвкусно и несоответственно обстановке. Эта, например, в 20-ти градусный мороз была в короткой косухе и «резиновых» джинсах. Не обижайтесь, девушки. Это правда. Я весь мир объездил и знаю, что говорю.

Угу. Встанем за ней в очередь. Сейчас она попросит купейный до Москвы, их не будет, останутся только одни СВ. «Ой, а у меня денег не хватает. « «Девушка, можно я Вам помогу. « «Да нет, что Вы... «. «Да земляки должны друг другу помогать, я ведь тоже из Москвы. Уважаемая, 2 СВ до Москвы, пожалуйста. Да, вместе.»

 — Три плацкартных до Москвы, — гремит в моей розовой мечте. Тьпффу, студенты чертовы! Сейчас еще наоборот, одни плацкартные останутся!

 — Один СВ до Москвы.

 — Нет СВ, — и почему я решил, что облом прекратился?

 — Как нет? Совсем нет?

 — Совсем нет, даже вагона нет. Только купе.

 — Давайте купе.

 — Вам верхнее или нижнее? — билетов нет, но в остальном сервис на РЖД на высоте. Насмотрелись своей собственной рекламы, понимаешь. Можно подумать, что я не поленюсь поднимать свою драгоценную задницу на 1, 5 метра. Не видно, что ли, что круче меня только яйца!

 — Нижнее.

Ладно, поедем впятером: Просвещения Дух; Разум, Сын ошибок трудных; Гений, парадоксов Друг и Случай, Бог-изобретатель и Ваш покорный слуга собственной персоной. И сколько же нас ждет открытий чудных?

Первым чудным открытием, спасибо Случаю, стала читательница, расположившаяся на втором нижнем месте моего купе. Вот если еще Случаю будет угодно, чтобы больше в наше купе никто не сел, скажу ему спасибо. Что читаем? Пейпербэк, женский роман, небось! Ан, нет, детектив. Ну, тут я теперь крутой специалист, знаю, по крайней мере, 3 десятка названий. Что ж, Дух и Сын, ваш выход.

И Дух и Сын терпеть не могут типичных вагонных знакомств a la «Ну вот, мы теперь с вами будем ехать. Попутчики, значит. Вы докуда? А я как раз оттуда». И в этом мои с ними вкусы совпадают.

 — Добрый день, друзья!

 — Здравствуйте, — отвечают нам из под одеяла, из за книжки и поверх очков для чтения в толстой оправе. Читательнице лет так 40—45. Вас, господа, это смущает? Ни Сына, ни Духа и уж тем более ни Друга это не смущает.

 — Вам сегодня необычайно повезло! Едва столкнувшись с первой вечной Российской проблемой, вам тут же, как снег на голову, вторая. Потому что сегодня до половины десятого с вами в студии на нашей волне ди-джей Тин.

 — Очень приятно. А меня зовут Валентина.

Без отчества, уже неплохо. Вообще то Дух пошутил, и, на мой взгляд, неплохо. Ты те огорчайся, Дух. Просто мы с тобой в этой компании еще не бывали.

 — А Вы нерусский?

На самом деле есть немного, но совершенно незаметно.

 — А почему Вы так решили?

 — Имя у Вас странное.

О, провинциальная непосредственность!

 — Нет, мое полное имя Валентин, но Валя — это женское имя, и поэтому я с детства приучил всех называть меня Тин. А смысл в это имя каждый вкладывает, какой хочет. И вы попробуйте.

 — А-а, — и снова, тык носом в свой детектив.

Да, что мне надо чего-то, что ли! Гори оно все огнем! Ставлю под полку лапоть, достаю остатки своих детективов и ставлю стопочкой на столике. Вот и я буду читать. И ты, Сынок, отдохни. Десятка или дюжины таких книжек мне должно хватить минимум на сутки непрерывного чтения. Сон, еда — должно хватить.

Останавливаемся на следующей станции. Валентина снимает очки, откидывает одеяло, и проворачивается, чтобы посмотреть в окно.

 — Какая станция?

Я не знаю, какая там станция, но если бы и знал, не сказал бы. Дар речи я потерял. Вот это бюст! Я видал что-то подобное, на картинках, в кино. Но их обладательницами были дамочки весом «от 1 цт», моя же попутчица, конечно не Бритни Спирз, но довольно стройна талией и ногами.

 — Не знаю. А Вы есть будете, я сгоняю куплю чего-нибудь. — выдавливаю из себя.

 — Нет спасибо. У меня разгрузочный день.

Это в пятницу-то. Тогда с фигурой вопрос снимается. Хорошо еще, что не пост.

 — Может, попить чего?

 — Пива, но только светлого.

Пока я бегаю за пивом и пельменями мы быстро проводим совещание. Надо что-то делать. Такое упускать нельзя. Когда еще в жизни удастся живьем увидеть нечто подобное? Первое здравое решение принял парадоксов Сын, дабы оградиться от и без того зачастивших в последнее время Несчастных коллег нашего штатного Изобретателя.

 — Проводник, не пускай никого в мое купе до самой Москвы.

 — До Москвы?

 — Да, до перрона.

 — Тогда по 50, — я понимаю, что и напарнику тоже 50.

 — Держи.

Я взял себе Балтику-Портер, Валентине Крепкое. Сидим, я ем, она пьет. Доели, ручки вытерли. Тут Валентина, берет очки, книгу и собирается снова залечь. Тут, простите, мой выход. Я сажусь на ее полку, наклоняюсь к уху, и нежно, но пламенно, говорю, что с самой первой секунды, сразу, как только я ее увидел, она понравилась мне как женщина.

 — Перестаньте. Остыньте. Выпейте пива.

 — Я выпил уже все пиво, но все равно хочу Вас.

 — Нет, это же неприлично.

И-и-и-и-ийййййессс! Это полный контакт! Я все-таки немного разбираюсь в женских «нет».

Я уже глажу ее грудь, и продолжаю что-то петь о красоте, жизни и ее скромных радостях. Через многочисленные ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх