Из «Правил пребывания в деловой поездке (командировке)»

Страница: 5 из 6

три девчушечки, падают за столик передо мной и продолжают, очевидно, начатый еще по дороге сюда разговор, что мол холодно-то как, в тамбуре курить холодно, хорошо, что еще в ресторане разрешают. Как кому спалось. Что-то знакомое я замечаю в той, что сидит спиной ко мне. Вот она что-то говорит. Точно, «три плацкартных». Все сходится. Ну ладно, пока официантка не подошла, надо брать быка за рога.

 — Девушки, извините, вы сами из Москвы?

 — Да, из Москвы.

 — И что же вас в такую глушь занесло?

Хи да ха, да мы лягушки путешественницы, да...

 — Студентки, что ли?

 — Да, в театральном учимся.

Тогда я Михаил Боярский, вот только усы утром случайно сбрил, а шляпа в купе осталась.

 — А я очень люблю ходить в театр, — говорю.

На самом деле, а что тут такого?

Я стараюсь побольше говорить, с той, что спиной сидит, чтобы ей было неудобнее. Вот она не выдерживает и двигается, приглашая меня пересесть. Я заказываю нормальной еды на всех (можно подумать, что это Метрополь-ресторан, а не вагон), угощаю сигаретами.

 — Пойдем ко мне посидим. У меня полностью купе до Москвы оплачено. (А что, нет, что ли?). Там и покурить можно.

Как давно я не общался с молодежью в ее среде обитания. Мы и в карты поиграли, и в «да-нет», и в «мафию», и анекдоты потравили. Музычку поставили. У меня было с собой 3 или 4 диска с MP3, песни из кинофильмов, 200 лучших песен о любви и что-то еще. Когда пошли на обед, я предложил им перебираться ко мне насовсем. Принято единогласно. Эх, гитары нет, вспомнил бы молодость. А какие сейчас песни молодежь поет?

Пива выпили, окошко открыли, курим. Здорово, лучшего времяпрепровождения трудно было и представить. Поезд приходит днем, где-то к 4-м утра решили ложиться. Оделся, взял сигареты, пошел курить. Одна дамочка меньше 10минут не укладывается, причем, при увеличении числа дамочек в N раз, время, необходимое для их укладки Т составляет (1+n) N t, где n >0, t — время необходимое для укладывания одной дамочки. Здесь пахнет минутами 40, не меньше. Нет, я ничего не боялся. Если они не специально обученные хакеры, то с лаптем они ничего не сделают. Да и обученным надо время чтобы все скачать. Взять у меня кроме щетки, бритвы и детективов нечего. Я был спокоен.

Мы успели еще раз остановиться, я купил какого то варенья, еще пивка. Подхожу к купе, дверь на 2 см приоткрыта: «все, не заперто, я готова». Захожу. О-о! Подружки новые мои вовсе не лежат на разыгранных в дурака полочках, а стоят, насколько это возможно в купе, шеренгой ко мне спиной. Все завернуты в простыни, а на головах типа тюрбанов из полотенец. Стоят, не шелохнутся. Я захлопываю дверь. Изнутри. Все равно стоят. Я тоже стою. Бросил банку и бутылки на полку. Стоят. Снял куртку. Стоят. А! Запер дверь. Одна шевельнулась, что-то сделала.

Если б я был султан, я б имел трех жен

И тройной красотой был бы окружен

Запел мой лапоть голосом Никулина. Девушки ткнули меня, чтобы не мешал. Я сел, подобрал ноги. А они затеяли тот танец, когда все разом распахивают свои одежды и загораживают таким образом друг друга. Зритель все время видит голые ноги и голые плечи, естественно полагая, что и между ними все голое. Но развернуть это но 1, 5 кв. м купе... , может, в правду артистки.

После этой песенки началась какая-то восточная мелодия. Они, значит, успели еще и playlist написать. Может, все же, хакерши? Как раз по одной: из ОБЭП, из ГНИ, а рыжая Ксюша точно с таможни. Девушки перешли к фокусам. Двое подоткнули свои простыни и стали виться с третьей простыней вокруг Марины, той, с вокзала. Суть фокусов состояла в том, что девушка, скрытая простыней, полностью облачается в зимнюю одежду, в чем почтенная публика может убедиться, а потом постепенно раздевается. Высунет ногу из за простыни, и снимает с нее джинсы. Потом снятая вещь выбрасывается на меня. Когда по идее она должна остаться в одном белье, простыню сдергивают, и девушка оказывается снова полностью по-зимнему одетой. Ну, конечно, апплодисменты.

Как я мог так ошибиться! Ну, конечно Маринина фамилия Кио, Ксюшина — Данилина, а блондинка Настя точно Копперфильд! Извините, не узнаю вас в гриме.

Мелодия закончилась раньше, чем фокус, и одной пришлось запустить сначала вручную. Когда раздались первые аккорды «You can leave your hat on», сомнений больше не оставалось, следующий номер — стриптиз. Ксюша с Настей уселись по бокам от двери, так, чтобы из-под простыней были видны их ноги и бедра, но было бы непонятно, есть там что-нибудь еще или нет. Ну, а Марина пошла плясать. Ким Бессинджер даже если бы и стала плясать в купе вагона, лучше бы не сделала. Марина даже шест нашла, откидную лесенку для залезания на вторую полку. Следуя тексту песни, она осталась в черном белье и черной же вязаной шапочке. В таком виде она стала танцевать уже на столе и, практически на мне, подставляя спину и бедра. Я, было, взялся за замочек, но Марина извернулась и сбежала. А потом смотрит так между грудей, ну, давай, давай.

Не-е-ет, девчонки! Или мы играем, или вы все в таком виде выметаетесь в свой плацкарт. За деньги я могу это смотреть хоть каждый день. Ну, смотри, у тебя последний шанс. Я открываю об стол пиво, и открытую бутылку засовываю ей под лифчик спереди. Маринка визжит, дергается, пиво-то с мороза недавно, но игру принимает. Она не взяла пиво в награду за снятый лифчик, а наклоняясь всем телом к своим подругам дала каждой попить из бутылочки. Те тоже и почмокали и язычками покрутили, покрасовались. Последняя очередь, ясное дело, моя. Я пытаюсь пить пиво, из между грудей, а Маринка все пританцовывает, бутылку не ухватить, при этом еще наклоняется она все ниже и ниже, сейчас все прольется на меня, надо спешить, я инстинктивно поднимаю руки, чтобы придержать бутылку и попить, как бутылка падает мне в руки вместе с расстегнутым лифчиком. Я успеваю только мельком глянуть на голую грудь, как Марина тут же отпрыгивает и стыдливо отворачивается ко мне попой.

Нет, такого номера я не видел. Если девчонки профессионалки, то какого хрена они в плацкарте ездят.

Сижу, пью пиво, смотрю дальше. Что же ей в трусы засовывать? Снова пиво? Не оригинально. Варенье? Глупо. Разберемся.

Маринка же в лучших традициях имитации скромных девочек, то повернется грудью, то закроет ее руками, то приспустит трусики, то обратно натянет. Вот она решила-таки наконец сложить с себя ответственность и дать мне этим заниматься. Встала рядышком, отклячила попу, ну, снимать сам будешь или дашь чего? Я для начала я просто притянул ее к себе за трусики (кто не знает, в настоящих стриптизах лапать танцовщиц нельзя). Тут игра в настоящий стриптиз заканчивается, и Марина прыгает своими коленями на мои и прижимается к туловищу. Я-то еще футболке, только разве что без куртки. Она водит своей грудью по моей, около лица, я касаюсь ее носом, губами. И под заключительный аккорд она вскакивает с коленок уже совсем голая.

Судьи. За технику исполнения: 5—8, 5—9, 5—9, 6—0, 5—9.

За артистизм: 6—0, 6—0, 6—0, 6—0, 6—0.

Лаптоп извергает из себя рев беснующейся толпы, свист, хлопки и улюлюканье. Марина подбирает лифчик и трусики, прячется за подруг. Под тему из «Одиссеи 2000», задерганную, на самом деле, до безобразия, девушки по очереди совершают резкие движения по снятию простыней. Вот мощные удары заканчиваются, белые одежды падают, и все три девушки стоят передо мной друг за дружкой: брюнетка Марина в черном, рыжая Ксюша в розовом и блондинка Настя в белом белье. Все в позе для фотографирования на конкурс красоты. Марина, самая ближняя, и кажущаяся самой высокой, под продолжающуюся музыку такими же отрывистыми движениями раздевается и занимает место в зрительном зале.

Под более плавную музыку, сменившую торжественные аккорды, Ксюша с Настей начали с зеркальной точностью ласкать и возбуждать друг друга, постепенно раздевая, а Марина, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх