Любимая женщина

Страница: 3 из 7

члена сына. Ее глаза были открыты, но затуманены страстью.

 — О-о-о, Боже! — прошептала она. — О-о-о, Виталий!

Произошел буквально взрыв оргазма. Ее тело неистово затряслось, после чего рука оставила в покое грудь и опустилась на член и яйца сына, крепко сжав их. В тот самый момент, как только она кончила, ее глаза сузились. Рыдающие звуки экстаза вырвались из ее горла.

Как только силы вернулись к ней, Анна поднялась. В течение какого-то времени она смотрела на своего сына, затем с дрожью развернулась и направилась к выходу из комнаты. Виталий внимательно рассматривал попку матери по мере того, как она удалялась.

Анна быстро пошла к своей комнате, сняла на ходу рубашку и лифчик и, бросив их на кровать, принялась за джинсы и трусики. Их она тоже бросила на кровать и вошла в ванну. Затем она наполнила ванную горячей водой, настолько горячей, насколько могла выдержать, добавив различных масел. Как только горячая вода сомкнулась над ее телом, она попыталась понять, почему же она поступила так со своим сыном. Она не могла найти ответ на этот вопрос.

Все, что она могла осознать, так это непреодолимое желание, толкнувшее ее ласкать его члена и яйца, которое просто невозможно было преодолеть, да к тому же ей это очень нравилось.

Она чувствовала себя хорошо, очень хорошо впервые с тех пор, как развелась. Она не собиралась разбираться в том, что она сделала или почему ее сын всегда пытался подглядеть за ней. Она не собиралась разбираться, почему испытывала эротические ощущения, писая в саду, в том время как сын, высунувшись из окна, пытался подглядеть за ней. Она не собиралась разбираться, почему ей хотелось ласкать себя до оргазма.

Анна вышла из ванной, завернутая в полотенце, и увидела, что ее сын сидел посреди кровати. Его яйца и хуй все еще свисали из его шорт, его ноги были скрещены.

Виталий рассматривал свою мать, его глаза остановились на ее длинных, стройных бедрах. Конец полотенца лишь слегка прикрывал ее ставшие упругими груди. Он продолжал разглядывать ее воздушно легкую плоть. Анна стояла на пороге своей комнаты, разглядывая сына, его хуй вновь стал наполовину твердым. Виталий держал ее трусики в своей руке, прижимая их к щеке. Смело глядя ей в глаза, Виталий потер сырым пятном, которое осталось на трусиках, свое лицо, после чего поднес их к своим губам. И только в этот момент она разглядела, что ее трусики были вывернуты наизнанку.

Ее глаза широко открылись, пылая странным, извращенным голодом, о котором она раньше просто не догадывалась и который был внутри нее. Она стояла перед ним с широко расставленными ногами. Ее затрясло, когда она увидела, как он своим языком начал облизывать внутреннюю сторону ее трусиков. После того как он медленно запихнул их себе в рот, она ощутила жар, быстро разгорающийся у нее между ног, и почувствовала, как губы ее лохматого зверька быстро набухают. Ее соски стали болезненными от соприкосновения с грубым полотенцем. Виталий запихнул себе в рот мамины трусики, насколько он это мог сделать, продолжая при этом сосать их. Его молодые глаза уставились на нее, вожделенный взгляд разгуливал по ее телу, двигаясь вверх и вниз — от ее грудей к бедрам. Анна почувствовала страстное желание сбросить свое полотенце с тела и предстать перед сыном совершенно голой, дать ему возможность разглядеть ее груди и пизду.

Кое-как ей удалось побороть это неожиданно возникшее желание. Его хуй вновь налился твердостью, и ее глаза остановились на нем. Но затем она вновь подняла свое лицо. Ей показалось, что ее трусики у него во рту вызывают какие-то особые эротические ощущения. Ей стало интересно, сможет ли ее сын распробовать вкус ее пизды по влаге, впитавшейся в трусики. И эта мысль о том, что сын хотел распробовать вкус ее трусиков, мгновенно возбудила ее. Продолжая держать трусики во рту, Виталий начал медленно водить рукой вверх и вниз по своему древку, сжимая его в кулаке. Он чувствовал вкус пизды своей матери на ее трусиках, вкус, который казался экзотическим и восхитительным одновременно. В нем было нечто, что вызывало у него удивление уже на протяжении долгого времени, а именно — с того самого момента, когда он обнаружил в себе способность кончать, выплескивая сок из своего напряженного шланга, приходя в возбуждение от вида ее пизды, грудей и попки.

А в это время между ног Анны разгорался пожар по мере того, как она разглядывала своего сына с ее трусиками во рту. Она внимательно следила, как его кулак при этом скользил вверх и вниз по пенису, и это было единственное, что она в этот момент осознавала на белой простыне, прямо в центре ее кровати. Ее взгляд перепрыгнул на розовые нейлоновые трусики, свисавшие у него изо рта, и ей стало ясно, что он сжимает губами именно то место, которое больше всего пропиталось ароматом ее пизды. Вся эта картина целиком, каждое его движение отдавалось в ней выстрелом возбуждения, пронзавшего ее тело вверх и вниз, заставляя ее пизду почти — что конвульсивно сжиматься и пульсировать. Она приблизилась к кровати, не в состоянии оставаться на месте. Затем, коснувшись коленями матраца, она остановилась. Виталий продолжал глядеть на нее, не прекращая сосать ее трусики и манипулируя со своим дротиком. Анна опустила сперва одно, а затем и второе колено на кровать. Крепко сжимая полотенце, она на коленях подползла к своему сыну.

 — Виталий, — прошептала она и легла рядом с ним.

Мягко убрав его руку с пениса, она взялась за него своей рукой. Слегка сжав его древко, она направила свой взгляд на гладкую поверхность головки.

 — О, Виталий, мой мальчик, — прошептала она. — Сладкий мой... Виталий... О, мой мальчик!

Пока она укладывалась рядом с ним, держа в руках его члена, полотенце слегка сдвинулось вверх, обнажая ее бедро. Виталий наклонился вперед, рассматривая нижнюю часть ее попки и пытаясь разглядеть пизду, но она все еще оставалась скрытой от его взора. Она вновь сжала его древко, а затем несколько раз провела кольцом своих пальцев по стволу сверху вниз.

 — Позволь мне... — прошептала она и потянула за трусики, вытаскивая их из его рта.

Она поднесла их к своему собственному лицу, а затем сверкая глазами, взяла в рот. Издав звук, напоминающий мурлыканье, она вынула трусики изо рта и поднесла их к его пенису. Затем она обернула нежные нейлоновые трусики вокруг его древка и вновь принялась его ласкать.

 — Мам, они такие нежные, — произнес он хриплым голосом. — Твои трусики такие нежные, и у них такой приятный вкус. Анна улыбнулась, ее глаза засверкали от возбуждения. Она потерла своими трусиками головку его члена, после чего поднесла их к своим губам. Нащупав губами влажное пятно на трусиках, она высунула язык и принялась водить им по этому месту. Анна тут же ощутила вкус своей пизды и его пениса, от чего ее пушистый зверек сжался и замер, опасаясь взрыва оргазма. Виталий потянул за полотенце, пытаясь обнажить ее тело.

 — Нет, — произнесла она твердо и в то же время нежно. — Пожалуйста, не надо.

 — Но, мама, я всего лишь...

 — Пожалуйста, Виталий, — сказала она, — не сейчас. Пока что слишком рано. Виталий никак не мог взять в толк, что же его мать при этом имела в виду. Она держала и ощупывала его члена, а он не мог почему-то даже увидеть ее тело. Анна положила свою руку на его шары, мягко и нежно лаская их. Затем она оперлась головой о локоть, так что ее лицо оказалось прямо рядом с его бедрами.

Она наклонила свою голову и поцеловала его бедро, потянув при этом члена и разглядывая, как в отверстии, находящемся прямо на кончике головки, появилась бусинка сока. Своими губами она ощутила жар его бедер. Она высунула кончик своего языка и прикоснулась им к его плоти. Буквально в тот же момент она почувствовала, как ее зверек сжался от пронзившего его спазма. Нельзя было сказать, что у Анны был богатый опыт в ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх