Любимая женщина

Страница: 4 из 7

том, как брать в рот. Конечно, она сосала несколько раз у своего мужа, но он предпочитал, чтобы она делала это быстро, скользя своими губами вверх и вниз до тех пор, пока он не кончит. Анне же хотелось чувствовать тепло, твердость, вкус и обследовать пенис губами и языком еще до того, как он выплеснет сладкие сливки.

Но сосать пенис своего сына казалось ей не совсем правильным, по крайней мере в этот момент. Это было бы нечестно по отношению к нему. Ему, и это было очевидно, нестерпимо хотелось увидеть ее тело, ее груди и пизду. И раз ей так сильно хотелось соприкоснуться с его молодым членом, то было бы справедливым позволить ему увидеть то, что ему хотелось увидеть, однако она еще не могла позволить себе убрать полотенце. Почему — она и сама не знала.

Она подняла свои глаза и взглянула в лицо сыну. В нем она увидела мольбу, желание и вожделение. Она могла продолжить онанировать, но ей было ясно, что ее сын не удовлетворится этим. Кроме того, ей было ясно, что если она вновь начнет ласкать его, то он без труда распознает и ее желания.

 — Все! Нужно прекратить сейчас же! — приказала она себе.

Но ей не хотелось остановиться. Ее пизда буквально кипела, а ее сознание было заполнено эротическим голодом и желаниями. Даже если Виталий удовлетворится онанированием, то она... вряд ли, в любом случае. Она осознавала, что чем дольше она будет держать в руках его древко, тем сильнее будет ее желание, и это может закончиться только тем, что его копье окажется в ее пещерке, наслаждаясь своим безумием.

Пораженная своей собственной мыслью, Анна попыталась отделаться от нее, но ей это не удалось, и она по-прежнему продолжала держать его член, а Виталий вновь держал во рту ее трусики.

Она повернулась, открывая взору сына свою спину. Потянув за полотенце, она обнажила свой зад, следя при этом, чтобы остальная часть ее тела оставались прикрытой. Виталий с открытым ртом уставился на попку своей матери. Ее половинки были полны, компактны, красивы, с замечательной ложбинкой, разделявшей их. Анна изогнулась еще больше, выставляя свою попку на его обозрение.

 — Виталий, — прошептала она хриплым голосом, плавно проводя рукой по своему заду. — Виталий...

Со свисающими изо рта трусиками Виталий уставился на приводящую в восхищение попку. Ее поверхность была гладкой без единого пятнышка. У него возникло непреодолимое желание прикоснуться к ней, ощутить ее тепло, но он не был уверен, что это можно сделать.

 — Ложись рядом со мной, мой сладкий, — промурлыкала Анна. — Пожалуйста, ложись!

Виталий вытянулся за своей матерью, продолжая держать ее трусики во рту. Он хотел всем телом прижаться к ней. Анна провела рукой по своему бедру и взяла его древко. Притянув его к себе, она прижала его головку к одной из половинок своей попки. У нее вырвался нежный возглас удовольствия, как только она почувствовала на своем теле влагу, которая выделялась из отверстия на его головке. Она легонько прижала головку к своей попке и принялась водить ей по телу, чувствуя, как на попке остаются следы от возбуждающей влаги. Погрузив головку в ложбинку своего зада, она принялась водить ею вверх и вниз, следя при этом за тем, чтобы не коснуться входа в пещерку.

Виталий отклонился назад и начал наблюдать за тем, как его мать водила его членом вверх и вниз по своей ложбинке. Жар, исходивший от головки его члена, был почти невыносимым. Он чувствовал, что еще немного и он кончит прямо на попку. С нежным стоном Анна еще глубже ввела члена своего сына в ложбинку своей попки, сжимая и охватывая прекрасными половинками своей попки головку его пениса. Она почувствовала, как острие его копья уперлось в складки вокруг ее заднего отверстия, обжигая своим жаром. Она еще сильнее прижалась к его члену, все больше охватывая и сжимая его своей попкой. Затем она начала издавать нежные стоны и совершать своим задом эротические движения.

 — Виталий... — мягко простонала она, изгибаясь назад и чувствуя, как его член все сильнее впивается в нее, обжигая задний проход.

 — О, Боже! Виталий, Виталий! Она попыталась ввести головку его пениса в отверстие.

 — Помогите мне, Виталий! — вскрикнула она. — О, пожалуйста, помоги мне! Сильней, малыш! Все нормально! Давай, мой сладкий!

Виталий принялся еще сильнее давить своей головкой на то место, где находилось заднее отверстие. Его шары задрожали, как только он попытался посмотреть на то, что происходило внизу. Его мать стонала, но он при этом понимал по доносившимся звукам, что это были стоны удовольствия. Жар ее заднего прохода жег головку его члена, отчего он заскрежетал зубами. Анна твердо держала его члена, упираясь в него своей попкой и расслабляя мускулы. Спустя несколько мгновений сопротивление ослабло. Ей никогда раньше не приходилось вводить пенис себе в зад. Ее муж как-то попытался сделать это, но она воспротивилась, потому что его член был таким большим и причинял боль. Но сейчас совсем другое дело...

 — Еще, Виталий! Дальше... — молила она. — Еще!... Сильнее!... Давай, миленький!... Виталий, до предела возбужденный жаром, царящим в дырочке, ввел свое древко еще глубже.

 — О!... — Анна вскрикнула в тот момент, как только вздутая головка его члена протиснулась в узкое кольцо заднего прохода.

 — А!... Виталий!..

Анна чувствовала, как в попке у нее все напряглось, но боли она не испытывала. Она ощутила вздутость его члена, головка которого только что протиснулась в отверстие. Петушок у Виталия был молодым и меньше, чем у ее мужа, и ее охватило необычное ощущение, прекрасное и неповторимое. Ее заднее отверстие плотно обхватило члена сына, затем начало сжиматься, расслабляться и вновь сжиматься.

Анна просто захлебывалась от этих восхитительных ощущений, ощущений, которые возбуждали ее плоть и ввергали ее пизду в пропасть экстаза.

 — Прошу тебя! — произнесла она сдавленным голосом. — Еще...

Но Виталий не двигался. Анна ухватилась за одну из половинок своей попки, потянула за нее, расширяя отверстие и двигая в его сторону.

 — Давай же! Ну, давай!

Виталию теперь было видно, как отверстие ее попки закрывало головку его члена. С мычанием он ринулся вперед, вводя свой стержень в истомленную ожиданием попку.

 — О, Боже, как хорошо! — вырвалось у Анны, и она как можно плотнее прижалась своим задом к нему.

 — Быстрее... Быстрее!

Все еще продолжая оттягивать половинку своей попки, Анна начала ритмично скользить по стволу своего сына. Виталий, сжав зубы, начал двигаться низом своего живота взад и вперед. Жар охватил его.

Анна со слезами экстаза на глазах продолжала вертеть и крутить своим обнаженным задом, упираясь своему сыну в низ живота. Она взялась своей рукой за его бедро и принялась помогать ему вводить его стержень в себя, захлебываясь при этом от восторга.

Трение его члена, впивающегося в ее узкое заднее отверстие, вызывало в ее теле умопомрачительные ощущения. У нее в голове все покачивалось и вертелось. Анна обезумела, двигая в бешеном ритме своей попкой то взад, то вперед, пытаясь загнать его древко глубже и глубже. Ее пещерка наполнилась липкими соками, которые начали медленно растекаться по бедрам. Она крепко прижала бедра друг к другу. Ее попка продолжала раскачиваться, пытаясь попасть в такт с его вонзающимся кинжалом. Мягкие шлепки исходили от ее зада, когда она ударялась им о сына. Пылающая твердыня заполняла ее зад, расширяя кольцо ее отверстия и, казалось бы, разламывая его пополам», но даруя при этом незабываемые приятные ощущения. Жар охватывал ее лицо, она открывала рот и стонала, оказавшись во власти извращенного экстаза.

 — Быстрее, сильнее, глубже! О, Боже, Виталий! О, мальчик, мой мальчик!

Виталий отклонился несколько назад, разглядывая, ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх