Любимая женщина

Страница: 5 из 7

как ее попка извивается и бьется об него, в то время как его дротик вонзался и вновь выскальзывал из ее отверстия. Затем он взялся за ее бедро. Анна застонала от удовольствия, почувствовав, как его пальцы вонзаются в ее тело.

 — О, да!

Прильнув к спине своей матери всем телом, Виталий с остервенением принялся вонзать свой кинжал в ее попку, помогая себе при этом рукой, держащейся за ее бедро. Он чувствовал, как его яйца врезаются во влагу ее пещерки. То же самое ощущала и Анна. Ее клитор, казалось, стал в пять раз больше обычного и был готов взорваться в любой момент. Совершенно бездумно в экстазе она взялась за руку сына, державшую ее бедро, и притянула ее к своему лицу, а затем положила к себе на грудь так, чтобы под его горячей ладонью оказались ее затвердевшие соски.

Глядя на Виталия, можно было подумать, что он задыхается от прилагаемых им усилий, вонзая и вынимая свой кинжал из ножен ее попки, стараясь при этом не высовывать его полностью. Его пальцы крепко сжимали ее сосок.

 — Мамочка! — простонал он. — Черт! Как хорошо-то!

 — Да, Виталий! — ответила она, отчаянно вращая своим задом. — О! Миленький! Давай еще! Сильнее! Еще сильнее!

Полностью утратив контроль и не в силах совладеть с экстазом, она закричала:

 — Трахай меня! Оттрахай свою мамочку! О, Боже, Виталий, оттрахай меня сзади! Твой член такой твердый, и я хочу, чтобы он был сзади во мне! Трахай же, трахай!

 — О, мамочка! — выдавил он из себя, с силой вонзая свой штырь в ее задний проход. — Кажется, я сейчас кончу!

 — Я хочу! — вскрикнула Анна. — Я очень хочу... Виталий! Сильнее... свой член... в меня. Я хочу почувствовать, как ты кончаешь в меня! Ну, кончай же!

Пизда Анны пылала и расширялась, покрытые волосками губы ее клитора были распухшими. Она крепко сжимала свои влажные липкие бедра. Ее глаза были закрыты, и, взяв своей рукой руку своего сына, она помогала сжимать ему свой сосок. Волна оргазма, захлестнувшая ее пизду, была неудержима, конвульсивные сокращения ее пещерки вызывали сжатия ее заднего отверстия, одновременно с которыми кинжал Виталия уходил в попку по самую рукоятку, ударяясь шарами по сокращающейся и влажной от выделившихся соков пизде.

 — Я кончу, мама!

 — Давай! — приободрила его Анна.

Издавая от удовольствия звуки, похожие на мычание, Виталий кончил. При этом Анна почувствовала мощные импульсы его пениса, а затем кипящую влагу его сливок, быстро вытекающих из ее разгоряченного заднего отверстия. Ощущение, возникшее в тот момент, когда сын кончил в ее попке, превратило ее оргазм в безумный спазм, который стиснул все ее тело. Ее затрясло. Казалось, словно заднее отверстие при этом всосет в себя всю сперму из юного пениса Виталия. Казалось, что прошла вечность, прежде чем прекратились конвульсии, и тогда Анна почувствовала себя полностью выжатой. Раньше никогда в свой жизни она не испытывала такого экстаза. Во всяком случае она была полностью уверена, что по крайней мере ни разу не переживала ничего подобного, когда занималась любовными играми со своим мужем. Она не могла думать ни о чем другом, кроме как об удовольствии, которое получила. Хуй Виталия оставался все еще внутри попки, но с каждой секундой становился все мягче и мягче. Ему нравилась теплая теснота, в которой оказался его член. У Анны в свою очередь тоже не было особого желания выпускать из объятий своей попки то, что сейчас в ней находилось. Она чувствовала, что могла бы держать его пенис в себе целую вечность. Ей доставляло удовольствие то, как ее задний проход продолжал нежно сокращаться. Она лежала на боку, спиной к нему с полотенцем, сбившимся под ее грудями. Виталий продолжал держать свою руку на ее груди, прижавшись к ней так, что она могла чувствовать его жаркое дыхание на своем затылке. Ей совершенно не хотелось двигать, но ей нужно было это сделать. У нее вновь возникло желание пописать, и ей не хотелось доставлять себе неудобства, написав себе в кровать.

Медленно она потянула свою попку вперед, чувствуя, как ствол сына выскальзывает из отверстия наружу. Она издала нежный стон именно в тот момент, когда его член освободился, и вход приютившего его отверстия закрылся. Она почувствовала жжение в попке, но оно не было таким уж неприятным, скорее наоборот. Она напрягла свой зад и тут же прекратила это делать, поскольку чуть было не начала писать.

Она поднялась, придерживая рукой полотенце. Прикрыв свое обнаженное тело, Анна посмотрела вниз на сына. Он лежал на спине, руки за головой, улыбка на лице. Она направила свой взгляд на его члена и шары, с нежной улыбкой наклонилась и, лишь слегка прикасаясь рукой, погладила их, продолжая при этом прикрывать полотенцем свои обнаженные груди.

 — Милый Виталий, — нежно прошептала она.

Охватив ладонями яйца и члена своего сына, она легонько сжала их. Ей захотелось поцеловать их. Вместо этого она поднялась, при этом было видно, как ее на какое-то мгновение охватила дрожь, после чего она зашагала, удаляясь от него и продолжая рассматривать его молодое тело. Член и яйца, торчащие из расстегнутых шорт, придавали ему в этот момент эротический вид. Ей страстно захотелось опуститься на колени и своим языком миллиметр за миллиметром облизать его юную плоть, наслаждаясь запахом его промежности. Продолжая свой путь, она поправила полотенце, чтобы закрыть свое нагое тело.

Подняв одежду, она взяла ее с собой в ванную. Анна одевалась, просовывая свои ноги в тесные кружевные нейлоновые трусики. Она

натянула легкий свитер, а затем юбку. Расчесав волосы, она вернулась в спальную. Виталий уже прикрыл свое древко и шары и сидел на маленьком стульчике перед ее зеркалом. Несколько мгновений она стояла за спиной сына, положив свои руки на его плечи и глядя на него в зеркало. Ее сын улыбался ее отражению. Это была не усмешка, а приятная, счастливая улыбка.

Она скользнула своими руками по его голой груди и прижала его к себе. Не прекращая глядеть ему в глаза, она нежно провела своей рукой по его маленьким соскам. Затем нервным движением отодвинулась от него. Анна открыла ящик шкафа и вытащила оттуда пару новых колготок. Сперва она засунула одну ногу и потянула их вверх. Затем проделала то же самое со второй ногой. Виталий с интересом наблюдал за тем, как она надевала колготки телесного цвета, глядя на то, как она плавно потянула их вверх. Ее юбка начала задираться вверх, как только она добралась до своих бедер. Виталий взглядом поймал кусочек ее трусиков. Всего лишь маленький уголок между ее ног — и его глаза начали искриться.

Анна улыбнулась своему сыну, задрала юбку к талии и задержала ее там на несколько мгновений. Виталий с возросшим интересом уставился на нее, глядя на бедра, кружевные трусики, загорелую плоть и тень треугольника волос между ног. Затем Анна потянула колготки к талии. При этом она в плавном темпе попеременно согнула в коленях свои ноги, выравнивая нейлон на своем теле так, чтобы колготки плотно сидели между ног. Когда она закончила и ее юбка опустилась, взгляд Виталия быстро потускнел.

 — Ты что, куда-то собираешься, мам? — задал он вопрос.

 — Нет, — ответила она, засовывая свои ноги в пару белых туфель на высоком каблуке.

 — Но я всегда одеваюсь после... ванной.

Он взглянул на ее груди. Они четко вырисовывались под ее плотно облегающим тело свитером. Круглые, полные и широкие. Ее соски образовывали два ярко выраженных пика, четко вырисовывавшихся сквозь тонкий материал. Анна повела плечами, от чего ее груди затряслись. Затем она спросила:

 — Пить хочешь?

 — Немного, — ответил Виталий.

Она взяла его руку, и они вышли из спальной на кухню. Анна не знала, чувствовал ли ее сын или нет, но она-то чувствовала... странное напряжение, внезапно возникшее в доме....  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх