Любимая женщина

Страница: 6 из 7

После того как она налила ему стакан молока, она вдруг осознала, что ей срочно нужно пописать и что она так и не сделала этого, перед тем как пойти одеваться.

 — Я сейчас вернусь, — произнесла она. Виталий поймал ее за руку, прежде чем она сделала шаг, чтобы уйти.

 — Куда ты, мама?

 — О, дорогой, — сказала она, — только схожу в ванную. Я не собираюсь выходить из дома.

Ей понравилось, что сыну захотелось, чтобы она осталась с ним. Ее муж никогда не дотрагивался до нее подобным образом. Она сжала его руку и попыталась освободиться. Но Виталий продолжал крепко держать. На верхней губе у него остался белый след усов от молока. Она крепко сжала свои бедра, поскольку желание пописать стремительно росло с каждой секундой.

 — Милый, — забормотала она, — мне нужно идти. Я скоро вернусь.

Но Виталий вцепился в нее, продолжая сидеть и глядя ей в лицо. И чем крепче он сжимал ее руку, тем сильнее ей хотелось в туалет. Она принялась переминаться с ноги на ногу с нервным выражением на лице.

 — Пожалуйста, дорогой, мне нужно в ванную.

 — Но ты ведь уже была там, не так ли? — тихо спросил он.

Она кивнула головой.

 — Я ничего не могу с этим поделать.

 — Если тебе нужно сходить, то это значит, что тебе и вправду надо, верно?

 — О, боже! Если я не... пожалуйста, Виталий.

Она потянула руку, пытаясь освободить ее и чувствуя, что может начать писать в любой момент.

 — Мне надо спешить. Рука Виталия сжалась сильнее. Красивое лицо Анны слегка покрылось краской и приобрело выражение женщины, которую подвергли страшной пытке.

 — О! — вырвалось у нее из груди. Она не удержалась — и трусики совсем немного, но промокли. Она сжала бедра и пропихнула свою свободную руку себе между ног.

 — Виталий! Мне нужно быстрее туда! — взмолилась она.

В глазах Виталия отразилось возбуждение. Он еще сильнее сжал руку своей матери, не позволяя ей сдвинуться с места. Лицо Анны вспыхнуло жаром, как только она почувствовала, что теплая струйка начала просачиваться сквозь трусики и колготки. Она почувствовала, как струйка побежала по ее бедрам. Ее охватила паника.

 — О, Виталий! — вскрикнула она. Анна уже не могла ее остановить. Она писала в свои трусики, стоя рядом со своим сыном. Она почувствовала, как трусики стали влажными, а струйка по-прежнему стекала вниз по ее ногам и туфлям. Виталий взглянул вниз и понял, что произошло. В его молодых глазах заблестел странный свет. Анне показалось, что сыну хотелось, чтобы она написала в свои трусики. Она никак не могла понять, почему ему хотелось, чтобы она оказалась в этом замешательстве.

Она посмотрела вниз на его шорты и заметила, как головка его члена уперлась вверх. Ей было ясно, что сын возбудился. Она посмотрела вниз на свои ноги и увидела струйку, блестевшую на туфлях, затем она вновь подняла глаза и взглянула в его лицо. Она пыталась ослабить напор струи, и ей это удалось, правда, очень плохо. Тепло и влага между ее ногами привели к тому, что клитор ее вздулся, а покрытые волосиками губы ее пизды вспыхнули. Она чувствовала, что сейчас не кончит, но в то же время ей было ясно и то, что в конце концов это произойдет. Она знала это из своего опыта.

Анне никогда не приходилось писать себе в трусики подобно тому, как это произошло сейчас. Раньше, если ей не удавалось добраться немедленно до ванной, она иногда слегка подмачивала трусики, но совсем чуть-чуть. А сегодня они были мокрыми насквозь. Струйка бежала вниз по ее ногам. Ее сын наблюдал за этим, крепко удерживая ее за руку. Он прицепился к ней, словно ему хотелось, чтобы она описалась.

И в это мгновение она поняла. Именно об этом она и прочла в его глазах: ему доставляло эротическое удовольствие видеть, как она писает в свои трусики. Она вспомнила, как видела его на кровати, облизывавшим ее трусики и запихивающим их себе в рот.

Дрожь пробежала по ее телу, и, уже ни о чем не думая, она раздвинула ноги. Она уже и не пыталась остановиться писать. Она не сопротивлялась. Держа его руку и глядя в его глаза, она продолжала писать. Лужа у ее ног росла, по внутренней стороне ее бедер растекалась влага.

Член Виталия напрягся внутри его шорт, недвусмысленно оттопыривая в сторону материал, придавая им вид палатки. Глаза Анны опустились и зафиксировались на нем. Спереди ее юбка уже основательно пропиталась влагой. После того как она раздвинула ноги, стал слышен слегка шипящий звук вырывающейся наружу мочи. Она протянула свою свободную руку вперед, к петушку своего сына, и провела пальцами по его покрытой шортами головке. Затем, истомно вздохнув и обхватив его член своими пальцами, она слегка сжала его.

 — О, мамочка! — возбужденно простонал Виталий.

Когда Виталий протянул свою руку к подолу юбки и начал задирать его вверх, Анна не стала останавливать его. Почувствовав, как его рука ласково прикоснулась к ее бедрам и поползла вверх, задирая ее юбку, она крепче сжала его древко. Она чувствовала его теплую руку, которая поползла к ее попке, чтобы нежно ощупать ее. Он отпустил ее руку, и Анна не стала возражать, когда он приподнял подол ее юбки спереди. Она отпустила пульсирующий твердокаменный стержень и повернулась лицом к Виталию, как только он задрал ее юбку к талии. Она начала дрожать, оказавшись под его пристальным взглядом. Она продолжала писать, и ее трусики, равно как и колготки, оказались полностью промокшими. Ее ноги были слегка расставлены в стороны, и она чувствовала себя превосходно. Совершенно неожиданно она перестала ощущать замешательство. Ничего, кроме удовольствия. Она взялась за юбку обеими руками, удерживая ее в задранном положении. Именно в это время Виталий положил одну руку на ее бедро, проводя

другой между ее ног, чувствуя сырость от ее мочи на колготках. Он спокойно

рассматривал, как золотые капельки вылившейся из нее жидкости просачивались сквозь трусики, а она слегка нагнула голову, чтобы увидеть, как его рука доползла вверх и остановилась в сантиметре от того места, где сходились ее ноги.

Рука Виталия наполнялась горячей мочой матери, затем переливалась через край и вновь бежала по ногам. Когда он прижал свою ладонь к внутренней стороне ее бедра и нежно провел ею. Анне показалось, что еще немного и она кончит.

Проведя рукой по ее бедру, Виталий вновь направил ее движение вверх. На этот раз он прижал свою ладонь к пизде. У Анны вырвался стон, как только она почувствовала там его руку и ее бедра слегка дернулись. Виталий прижал руку еще сильнее, чувствуя влажный жар пизды через трусики и колготки. Ее пизда дернулась, губы напухли, и клитор уперся в трусики.

 — Виталий! — задыхаясь, произнесла она, сжимая при этом ногами его руку. Она уже не писала. — О, Боже мой, Виталий!

Было видно, как его член пытался выскочить из шорт, а на том месте, где отчетливо угадывалась его головка, расползалось влажное пятно. Вытащив свою руку, которая находилась между ног матери, он положил ее на свои шорты. Его рука была покрыта ее мочой, от чего его шорты намокли. Анна смотрела, как он взялся рукой за своего члена. Единственным препятствием между его пальцами и стержнем были шорты. Взявшись своей мокрой рукой за стержень, Виталий начал совершать ею ритмичные, практически не контролируемые движения.

Сотни мыслей роились в голове у Анны, в том числе о том, что ее сын, вне всяких сомнений, возбуждался, когда видел, как она писает, что он испытывал удовольствие оттого, что она писала в свои трусики, что он держал свою руку на пизде, что он держался за свой член мокрой от ее мочи рукой. Она стояла с задранной до пояса юбкой, ее трусики прекрасно проглядывались через мокрые колготки. Точно так же четко просматривались волосы ее пизды. Анну охватила дрожь от странного и необычного ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх