Мама, кузен и я

Страница: 2 из 5

скользнули по её голым плечам, и мать замерла на мгновение, издав тихий стон. Я знал, что случилось. Её лифчик тоже оказался на полу.

Оторвавшись от её губ, я жадно разглядывал груди мамочки. Полные и мягкие, с большими сосками, они были достойны украсить любой мужской журнал. Это был бюст моей матери. Моей собственной матери, которую раздевал её племянник! Многие скажут, что я должен был попытаться остановить его. Да, у меня была такая мысль. Но когда мои пальцы скользнули по тёплой, мягкой плоти, коснулись твёрдых сосков, я забыл обо всём.

Мать шептала что-то о том, что надо идти домой, в то время когда я ласкал её груди, но в её голосе не было никакой настойчивости, и я вновь понял, что она сама не хочет этого. Я видел руки кузена, поглаживающие её ноги. Я продолжал мягко сжимать её сиськи и слышал её тихие стоны. Она выгнула спину, сильнее прижимаясь к моим ладоням. Мамочка, казалось, не замечала, как руки Кима всё выше поднимаются по её бёдрам, добравшись до белой полоски кожи выше капроновых чулок. Я уже был готов к тому, что увижу не только её прекрасные груди и бёдра.

Но когда ладонь кузена скользнула к её промежности, мать вздрогнула и умоляюще зашептала...

Пожалуйста, остановитесь! Прошу вас, мальчики! Я... я... не надо, вы не должны этого делать! — и она попыталась встать.

Но пальцы Кима, отодвинув тонкую ткань трусиков, уже проникли в её волосатую расщелину. Я услышал тихий хлюпающий звук — было ясно, что мамочка была возбуждена не меньше, чем мы. Я обнял её одной рукой, удерживая на месте, и продолжал другой рукой ласкать её груди, осторожно пощипывая соски. На её лице было смущение и беспокойство, и она всё ещё слабо сопротивлялась, но вскоре с глубоким вздохом расслабилась и откинулась на спинку сидения. Ладонь кузена теперь беспрепятственно скользила по обтянутому капроном упругому бедру, а пальцы другой руки глубоко проникли под ее трусы.

Я с диким возбуждением наблюдал за действиями Тома. Я уже не сомневался, что он сможет осуществить свой план и трахнет мамочку прямо здесь, в моём присутствии. И я не хотел препятствовать ему!

Мать смущённо посмотрела мне в глаза и, видя с каким вожделением я рассматриваю её тело, стыдливо обхватила мою голову руками и повернула к своему лицу. Даже в призрачном свете ночных фонарей было видно, как она покраснела. Она приоткрыла рот, подставляя мне губы, и мы снова слились в страстном поцелуе. Наши языки сплелись, скользя изо рта в рот, я тискал её груди, а она всё сильнее прижималась ко мне.

Через минуту я почувствовал, как мать приподняла бёдра, и услышал шорох стаскиваемой юбки, а затем голос кузена...

Ничего себе, какая пизда! Смотри, какие губы! Это самая приятная щель, которую я когда-либо видел!

Я повернул голову, несмотря на слабые попытки матери удержать меня, и посмотрел в низ. Её ноги были широко расставлены, волосы чернели на лобке, а пальцы Кима медленно скользили между пухлых, гладких половых губок, поблёскивая от её сока. Мама тихо постанывала, пока мы восхищались её прелестями, но даже не пыталась прикрыться или остановить нас. Она лишь смущённо уткнулась лицом в моё плечо, прижавшись ко мне и поглаживала мою голову.

Смотри, какая она влажная, — сказал кузен. — Я же говорил тебе, что она будет моей... Не говори так, — шептала мать. — Мы должны прекратить это. Это зашло слишком далеко!

Но кузен не обращал внимания на её слабые протесты. Он встал и приподнял ноги матери, разворачивая её и укладывая на сидение. Мамочка только тихо пискнула, сползая с моего плеча и переворачиваясь на спину. Я немного подвинулся, и её голова оказалась на моих коленях. Я снова взялся за её груди, а кузен, закинув её ногу на спинку сидения, устроился между её бёдер, расстёгивая брюки.

Я видел, как его вздрагивающий член плавно скользнул во влажную промежность, и мой собственный хуй готов был взорваться в штанах. Следующий толчок Кима был более резким, и он начал трахать маман все быстрее и быстрее. Её груди под моими ладонями вздрагивали и колыхались от ударов кузена. Дыхание матери стало прерывистым, с тихими стонами. Она подняла вверх руку, взяв меня за плечо и смущённо посматривала на меня. Я наклонился целуя её мягкие, тёплые груди, а она шептала мне в ухо...

Я... я... ничего не могу сделать... Оооохх... Он... он... ебёт меня... Оооо, милый, что ты обо мне теперь будешь думать? Только прошу тебя, не говори отцу... О, боже, как хорошо! Оооо, даааа... ооооохх!

Я с диким извращённым восторгом наблюдал, как Ким трахает мою собственную мать. Его член резкими толчками вонзался в её влагалище, сотрясая её тело. Бёдра матери были широко разведены, она подбрасывала задницу, встречая удары племянника, прерывисто дышала, вскрикивала восторженно. Я захватил губами её напряжённый сосок, покусывал его и щекотал языком, пощипывал другой сосок пальцами, сжимал в ладонях тяжёлые вздрагивающие сиськи. Стоны мамочки становились всё громче. Она обняла меня, прижимая мою голову к груди, и шептала отрывисто...

Я не в силах противиться... Ооох, какая я оказывается развратница...

Пожалуйста, милый, не говори отцу... Оооооохх, как хорошо!

Давай, Ким, сильнее! — уже громче выкрикивала она. — Не останавливайся, прошу тебя! О, боже!!! Всё что хотите, только не рассказывайте никому!!! Давай, Ким, еби меня!

Думаете не дико слышать такие слова от собственной матери? Но это ещё больше возбуждало меня. Её голова металась по моим коленям. Ким зарычал не своим голосом, задёргался, и через несколько секунд со стоном замер, затем медленно вытащил обмякший, капающий ствол и с глубоким вздохом поднялся. А мамочка, как я предполагал, ещё не дошла до кульминации. Я смотрел на неё, лежащую с закрытыми глазами... на её голое разгорячённое тело, на её мокрую пизду и сделал то, чего и сам от себя не ожидал.

Я быстро потянул брата за руку и через секунду уже занимал его место, на ходу расстёгивая брюки. Мать даже не успела сообразить, что произошло, а я уже задвинул член в её жаркое, залитое спермой Кима влагалище. Открыв глаза, она вскрикнула, осознав, что теперь её ебёт собственный сын.

Это нельзя! — простонала она, пытаясь приподняться. Но теперь Ким, севший на край сиденья около её головы, удержал её, положив руки на сиськи.

Нет!!! не надо... Это совсем нехорошо... — голос мамы стал тише, и потребовалось только несколько глубоких толчков, чтобы её протесты сменились стонами наслаждения.

Я был в восторге! Накачивая её резкими, размашистыми ударами, я с удовольствием наблюдал, как вздрагивает её тело, как она изгибается и стонет, как всё сильнее разгорается её страсть. Мой член, казалось, стал ещё толще, с хлюпаньем вонзаясь в горячую, сжимающуюся от надвигающейся кульминации глубину её влагалища. Мать начала подмахивать, встречая каждый мой толчок.

Сильнее, милый, оооо, дааааа, так! Еще!!! — в безумной жажде выкрикивала она.

Ооооохх! Еби старую сучку! Не останавливайся... Боже, как хорошо!... Давай, милый, я уже скоро...

Я долбил её всё быстрее и резче, чувствуя, как мой конец достаёт до матки. Мать выше подняла ноги, обхватив ногами мою поясницу, и подталкивала пятками мою задницу, поощряя втыкать ещё глубже. Опираясь рукой на спинку сиденья, я другой рукой гладил и сжимал полные, упругие ляжки, а Ким в это время месил сиськи матери. Его мягкий член, лежащий на голом бедре, снова начал подёргиваться и напрягаться.

Оооооохх... Сейчас... — протяжно стонала мамочка. — Я... я... кончааааю!

Её тело забилось в судорогах оргазма, голова металась из стороны в сторону. Она изогнулась в последний раз и задрожала. Я тоже готов был спустить, мой член, казалось, сейчас разорвется, но мне так хотелось продлить удовольствие! И я замер вместе с матерью, до упора вогнав ствол в пульсирующее влагалище и прижавшись животом к её бёдрам.

Оооо, мальчики, я так давно этого не испытывала!...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх