Настоящий экстаз

Страница: 3 из 3

вслед за ним на кухню. Арес стоял возле зажженной горелки и колдовал над кофеваркой.

 — Никогда не подозревала, что таким возбуждающим может быть зрелище голого мужчины рядом с печкой, — она прижалась щекой к его спине.

 — А я никогда не подозревал, что рядом с такой женщиной можно просто пить кофе, — в тон ей ответил Арес.

 — Ну, так мы ж и кое-чем другим занимаемся, — проворковала она.

Арес постучал ложкой о край кофеварки.

 — Любопытная вещь, — задумчиво проговорил он. — Свойство мужской психологии: встречаешь такую женщину, как ты, на улице, провожаешь ее взглядом и думаешь: «Имеет же кто-то ее!». И сам себе льстишь, думаешь, что попала бы такая к тебе в постель, так сутками бы из койки не выпускал. А на деле получается, что измочаливаешься враз.

 — Молодой человек, вы нарываетесь на комплимент, — Алиса взяла чашку с кофе и села на стул, заложив ногу за ногу. Она знала, что выглядит довольно эффектно, особенно сейчас, когда на ней был только символический тонкий халатик. Арес проводил ее движение взглядом.

 — Быстро допивай кофе и марш в спальню! — Неожиданно резко сказал он.

 — Ты что, снова хочешь? — Илона кокетливо опустила глаза вниз и поняла, что вопрос был излишним. На ходу скидывая с себя халат, она рванулась в спальню.

Когда Арес снова вошел в нее, она просто отключилась. Было ощущение, что ее сознание бродит где-то далеко отсюда, и только молодое, жадное до любви тело благодарно принимает мужские ласки. Словно откуда-то со стороны она слышала свои сладострастные крики и хриплое дыхание мужчины.

Арес, видимо, действительно задался целью ее довести до неведомого ей самой предела. Какое-то невероятное, безумное, феерическое ощущение, в которое слилась череда оргазмов, превратило ее тело в один напряженный дрожащий нерв, подключенный только к центру удовольствия.

Арес не особо баловал ее различными изысками. Банальная поза «он сверху — она снизу» постепенно превратилась в игру всех мускулов двух молодых здоровых тел. Мужчина и женщина словно слились в одно единое целое.

И вдруг из самого потаенного, сокровенного угла сознания Илоны всплыла та мечта, которую она гасила в себе изначально, не давала вырваться наружу, давила изо всех сил. И девушка поняла, что не может противиться своему дикому желанию.

 — Остановись. На мгновение...

 — Да, милая...

 — Подожди. Поиграй со мной еще. Только пусть это будет жесткая игра. Может даже, жестокая... Но я так хочу.

 — Как скажешь.

 — Это самая запретная моя фантазия. Я боюсь ее, Арес. И в то же время хочу... Я сейчас.

Она выскользнула из его объятий и скрылась в соседней комнате. Через минуту Илона вернулась в простом наряде из легкой юбки и маечки. От возбуждения и предстоящей игры ее трясло мелкой дрожью. Она пристально посмотрела на мужчину.

 — Изнасилуй меня. — Вырвался у нее вздох. — Сделай меня обыкновенной оттраханной девкой. Измывайся надо мной. Только играй так, чтоб я сама поверила. Будь диким маньяком.

 — Ты уверена, что хочешь этого? — Тихо спросил он.

Покорный взгляд был немым ответом на его вопрос.

Арес с кошачьей пластикой зашел за спину девушке и внезапно резко схватил ее за волосы, а потом толкнул к дивану. Илона не удержала равновесия, и он ухватил ее за майку. Громкий треск разрываемой ткани сопровождался коротким женским вскриком, перешедшим в глухое мычание: мужчина с силой запечатал ей рот ладонью.

 — Ах ты ж, сучонка... — Он сорвал с нее юбку, навалился на девушку всем весом своего тела и начал с силой разводить ее крепко сжатые ноги.

 — Нет, нет, не надо... — Головой она понимала, что это игра, но тело подчинялось рефлексам, заложенным природой.

Одной рукой он крепко ухватил ее за подбородок, а другой уже вовсю хозяйничал у не между ног.

 — Так-то лучше, детка. Сейчас я тебя буду насиловать. Долго и со вкусом. Ты даже не представляешь себе, как приятно не просто трахать такую красотку, а брать ее против воли. Ты только вслушайся в это слово: «насиловать». Не брать, не трахать, не иметь, а изнасиловать девчонку. Ох, как же ты у меня сейчас будешь визжать!

Он вошел в нее грубо, словно врубаясь в непроходимую чащу. И эта резкость от мужчины, который еще только что был нежным и неторопливым любовником, довела девушку до точки безумного возбуждения. Каскад оргазмов, последовавших один за другим, стер на мгновение из памяти все ее прошлое. Не было больше такой женщины — Илоны. Осталось только обнаженное чувство удовлетворения, сжимающееся сладкой судорогой по всему телу.

И она завизжала, как малолетняя школьница, которую впервые затащили в кусты. Дикий звук, поднявшийся откуда-то из глубин легких, вырвался из ее горла и застыл на самой высокой ноте.

 — Сучка... Трахнутая голенькая сучка, — приговаривал Арес в такт своим быстрым движениям. — Люблю таких голеньких девочек. Они так беззащитны в своей наготе. Эти грудки... Эти волосики... Эти славные босые ножки...

Возможно, Арес был психологом. Возможно, он просто вошел в роль. Илона где-то слышала, что такой словесный поток... даже не эротизма, а открытого порно характерен для маньяков. Но сейчас ей только хотелось, чтобы он не останавливался и продолжал свою безумную игру.

 — Давай, девочка, двигайся, доставь мне удовольствие, — он широко развел ее ноги в стороны. — Жалко, что ты не целочка. Ох, как же это сладко — изнасиловать девственницу! А как бы ты извивалась, пока я бы рвал твою тонкую пленочку! Но ничего, я сейчас тебя поимею так, что неделю будешь отлеживаться!

... Илона летела сквозь пространство куда-то ввысь, сквозь звезды и галактики. Эта дикая игра подвела ее вплотную к безумию. Цепляясь остатками разума за ускользающую реальность, она понимала, что возможно, больше никогда не испытает ничего подобного.

 — Да ты же вся мокрая, шлюшка! — Он вышел из нее только для того, чтобы резко перевернуть девушку спиной вверх.

... Илона никогда раньше не пробовала анальный секс. Но игра завела ее, притупила болевые ощущения, и поэтому когда он вставил свой член в ее маленькую дырочку между ягодиц, испытала только чувство, как будто ее медленно растягивает в стороны что-то нежное и упругое.

В полированной поверхности шифоньера она поймала отражение их фигур. И вид самой себя, поставленной раком, с мужчиной, активно вгоняющим пенис ей в попку, заставил ее заново отправиться в путешествие к звездам.

... А потом она просто потерялась во времени. Мир словно перестал существовать.

«Я умираю», — почему-то подумала она, и вслед за этим в голову пришла другая мысль: «Нет, я рождаюсь заново».

Было такое ощущение, как будто она вынырнула на поверхность с безумной глубины. Перед глазами кружился разноцветный хоровод, постепенно приобретая очертания лица Ареса. Он опять перевернул ее на спину, но теперь уже любил ее нежно и аккуратно, покрывая ее лицо короткими горячими поцелуями.

Она подалась навстречу ему, оттолкнувшись от дивана, словно пытаясь вспорхнуть, как птица.

... Наслаждение острое, как боль, взорвалось где-то внизу и мощной ударной волной растеклось по всему телу, забивая напрочь все остальные пять чувств, уменьшая вселенную до размеров крошечного шарика, горячим угольком пульсирующего ниже пояса, сжигая дотла.

И откуда-то сверху, из звездной туманности, она слышала стон своего любовника. Стон мужчины, извергающего семя в любимую женщину.

Небо обрушилось на нее тяжестью лебединого перышка. Мир тряхнуло, и он встал на свое место. Илона тихо пробормотала — уже непонятно, Аресу или самой себе:

 — Все. Спать. Я сейчас и шага сделать не смогу без посторонней помощи.

И провалилась в темноту.

 — Ну, а дальше? — Я сгорала от нетерпения. — Все это слишком похоже на сюжет бульварного романа, а не на происшествие из реальной жизни.

 — Ира, я не знаю... — Она подняла на меня беспомощный взгляд. — Он позвонил на следующий день и сказал, что срочно улетает в командировку. С тех пор о нем — ни слуху, ни духу. А с другой стороны... Ты знаешь, я всегда считала, что сказка должна оставаться сказкой. Потом может начаться махровый быт, который все губит. А так... В моей жизни произошло событие, которое я буду вспоминать до конца своих дней. В конце концов, он, может быть, женат, а я просто была его игрушкой. Он подарил мне мгновение счастья, и оно будет жить теперь во мне очень долго. А может...

Звонок в дверь оборвал ее фразу. Она рванулась было к выходу, но остановилась.

 — Ира, открой. Я боюсь, если там будет не он, со мной случится банальная истерика.

 — Хорошо. — Я прекрасно понимала ее чувства. Подойдя к двери, я заглянула в глазок. На пороге стоял мужчина в длинном пальто и широкополой фетровой шляпе.

Я вернулась обратно в комнату.

 — Ты знаешь, — сказала я. — Мне кажется, выйти стоит тебе.

Илона одним глотком допила свое вино и с размаху швырнула бокал в камин.

 — На счастье, — улыбнулась она.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх