"Шантаж" (Очередная отходная по детективному жанру)

Страница: 1 из 2

Первое письмо пришло 17-ого ноября. В нем мне предлагалось на следующий день прийти на работу без бюстгальтера. В противном же случае — «о твоем секрете узнают в газетах, на работе и в полиции». Мне надо было бы всерьез встревожиться... если бы такой секрет у меня был, но я даже не представляла о чем идет речь. Меня зовут Джейн Килрой. У меня, конечно же, как и у любого, есть секреты, но ни один из них не стоит шантажа. Скорее всего здесь произошла какая-та ошибка. В письме не упоминалось мое имя, там вообще не упоминалось никаких имен, а на конверте был указан лишь мой адрес.

Следующим утром, одеваясь, я вспомнила о письме. А что будет, если я уступлю требованию? А если не уступлю? Ответ на последний вопрос был очевидным — у меня не было большого секрета, значит, нечему будет и открываться. Интересно, а шантажист будет следить также за мной? Откроет ли он себя, если я одену бюстгальтер? В конце концов, частично ради забавы, я решила выполнить требование. И чтобы это было заметно, я решила надеть плотно облегающий вязаный топ. Хотя у меня не громадная грудь, он весьма конкретно ее обозначил, вплоть до бусинок сосков. И теперь при каждом шаге мои груди упруго подпрыгивали.

И ничего не случилось. Вообще-то я одеваюсь очень консервативно, поэтому в этот раз я поймала на себе пару любопытных взглядов, но никто мне ничего не сказал. Мой босс, Кэтлин, улыбнулась, завидев мой вид, и вопросительно посмотрела на меня. Я лишь пробормотала в ответ что-то насчет стирки, тем дело и закончилось.

Вечером того же дня я нашла в почтовом ящике новое письмо. Всё та же угроза, но запросы начали возрастать. Теперь мне приказывали прийти на работу не только без бюстгальтера, но и надеть короткую юбку, не более 16 дюймов длиной. У меня такой даже не было. Еще с того времени, когда я училась в католической школе, я привыкла одеваться скромно. И хотя у меня красивые ноги, я, в свои 27, продолжаю выдерживать свой стиль. Поэтому мне пришлось срочно отправиться в магазин, чтобы в конце концов все-таки выяснить, кто затеял со мною эту игру.

Но и на следующий день меня ожидало разочарование. Я видела, что привлекаю внимание мужчин, но никто ничего не говорил. По крайней мере, вслух. Мой босс, недоуменно покачав головой, спросила: «Джейн, что за муха тебя укусила?»

Я отделалась шуткой. «Это мой новый зимний наряд».

Третье письмо добавила к моему наряду чулки. Очередной поход в магазин — и у меня появилась новая юбка и пара белых чулок. Я никак не могла понять, как мой шантажист проверял выполнение своих приказов. Все еще больше запутывалось.

После того, как я прочла очередное письмо, я вздохнула свободнее. В этот раз меня освободили от походов по магазинам. Я была обязана не надевать трусиков! На работу я вышла в бюстгальтере и длинной юбке, но под ней в этот раз ничего не было. Это было удивительно возбуждающе быть одновременно одетой и раздетой. Но опять ничего не произошло. Новое письмо — новое требование. Я должна была избавить свой лобок от волос. После продолжительных колебаний и это, в конце концов, было выполнено. Приняв горячую ванну, я привела себя в требуемый вид.

Следующее письмо принесло с собой волну гнева. В нем говорилось, что мне не следовало надевать бюстгальтер и длинную юбку без разрешения. Я была снова предупреждена, что неисполнение приказаний приведет к обнародованию моего секрета. Приказом номер шесть предписывалось надеть прозрачную блузку, такую чтобы моя грудь была хорошо видна. И застегнуться на одну пуговицу, три верхние должны быть расстегнуты. В тот момент я была готова уже бросить игру. Я выбрала из дюжины своих блузок три наиболее подходящих. Но когда я увидела себя в зеркале в одной из них, я не могла поверить, что пойду в ней на работу. По ту сторону зеркала стояла настоящая шлюха.

Но, в конце концов, я это сделала! И я чувствовала себя проституткой, когда выходила из своего дома следующим утром. Увидев меня в таком виде, мой босс, Кэтлин, пристально посмотрев на меня и покачав головой, велела зайти к ней в кабинет. И там она потребовала от меня объяснений.

Я, пожав плечами, ответила: «Ничего особенного, я просто вылезла из своей раковины. Сбрасываю свой консервативный имидж».

Она усмехнулась. «Ты уже сбросила достаточно. Я советую тебе остановиться. Не то у нас в офисе вспыхнет бунт». Прежде чем я успела ответить, зазвонил ее телефон, и она начала какой-то важный разговор. Я молча вернулась на свое место.

Новое письмо повергло меня в шок. От меня требовали появиться в баре «У Эдит», надев лишь чулки, каблуки и плащ, последнее видимо для приличия. Ровно в 9 вечера я должна была быть там непременно. Название этого места мне ничего не говорило, но я осторожно навела справки, и оказалось, что этот бар около университета считается местом тусовки лесбиянок. Очевидно, что письма с угрозами писала мне женщина, но я все еще терялась в догадках, кто же это. Я поочередно перебрала всех женщин, которые могли видеть меня каждый день, но так ни на ком не остановилась.

В 8:30 я выезжаю из дому по направлению «бар эдит». Немного нервничая, немного возбужденная. Наконец-то, я выясню, кто же меня шантажирует. Припарковалась напротив бара. Никак не решаюсь выйти из машины. Меховая подкладка моего плаща нежно скользит по обнаженной коже. Мои соски превратились в маленькие твердые шишечки, руки дрожат от возбуждения.

Снаружи бар «У Эдит» ничем не отличался от других баров, что полно в округе. Но внутри отличие сразу стало очевидным. В полусумраке и тишине зала находились только женщины. Не заметив никого из знакомых, я направилась к ближайшему месту у стойки и заказала себе выпить. В зале было тепло, и я чуть-чуть расстегнула плащ.

Отпив глоток, я вновь огляделась, но никто казалось не проявлял ко мне ни малейшего внимания. Кэтлин подкралась незаметно. Я сумела поймать ее отражение в зеркале за мгновения до того, как она коснулась моего плеча. «Привет, Джейн».

Я была в шоке. Кэтлин? Кэтлин — лесбиянка? Кэтлин — лесбиянка, интересующаяся мною?

Она усмехнулась. «Ты выглядишь шокированной. Я думаю, что мне хорошо удавалось скрывать свой секрет, неправда ли?»

У меня пересохло в горле. После хорошего глотка, я сумела собраться с мыслями. «Да, уж. Это точно. Но зачем все эти письма?»

Тут подошла барменша и Кэтлин заказала себе выпить. «Я проверяла, готова ли ты играть со мной в игру. А также проверить настолько ли ты зажата, насколько выглядишь». Она взяла свой стакан и сделала глоток. «Ты согласилась на игру, и я по всей видимости не ошиблась». Ее рука потянулась к молнии моего плаща, но я перехватила ее. Мы застыли, глядя друг другу в глаза, в немом молчании. Это казалось продолжалось целую вечность. В конце концов я не выдержала и, опустив глаза, освободила ее руку. Она потянула застежку вниз, до талии, и просунула внутрь, мне под плащ свою руку. Застыв, я смотрела в зеркальную стенку бара, как она ласкает мою грудь. Она наклонилась еще ближе и прошептала: «Давай побыстрее заканчивай свой стакан, шлюха. Я хочу тебя оттрахать на заднем дворе».

На самом деле, она меня там не трахала. Мы вышли через заднюю дверь в темный внутренний двор. Я прислонилась спиной к стене, в то время как она расстегнула мой плащ и, присев, начала лизать мою киску. Это было невыразимо приятно, несмотря на холод. Изогнувшись в оргазме, я прижалась к ее лицу, не в силах сдержать свои эмоции. Напоследок она погладила мои ягодицы и сказала, что я очень хорошая шлюха. «А теперь застегивай свой плащ, а не то получишь воспаление легких. Моя машина здесь рядом. Красный Камаро. Я отвезу тебя к себе домой». Она повернулась и пошла прочь, не оглядываясь. Я по-быстрому перебежала улицу, и, заведя свою машину, последовала за ней. Следуя за ней через весь город я в какой-то момент уже почти решила бросить всю эту игру и повернуть домой, но я так и не осмелилась.

Кэтлин жила в роскошном доме в одном из новых районов. Вряд ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх