Желтые дни

Страница: 1 из 6

Глава первая Когда Светка пришла есть, то ее лицо было все заплакано. Слез не было, но набухшие красные веки говорили сами за себя. Она шмыгнула носом и уселась на табуретку.

 — Ты чего? — спросила ее мама.

 — Ничего... — хмуро буркнула Светка и схватилась за ложку.

 — Света, — решительно начала мама. — Ты уже не в первый раз являешься из школы в слезах... В чем дело? Ты мне можешь рассказать — ведь я твоя мама... Ты же никогда от меня ничего не скрывала, я тебе и про месячные рассказала, и про отношения между мальчиками и девочками... Между нами ж не было секретов...

Светка молча ела суп, глядя прямо перед собой.

 — Или... — тут мама даже задохнулась от собственного предположения. — Или тебя... изнасиловали, да? Нет?

Светка сердито посмотрела на мать и скривила губы.

 — Нет, — глухо пробормотала она, — не изнасиловали...

 — Тогда... — начала было мама, но дочь ее прервала:

 — Меня дразнят, мама, почти каждый день, если не забывают... Знаешь, как они меня называют?... Доска — два соска! Вот как!... У всех девчонок в классе уже есть хотя бы маленькие сиськи...

 — Груди, — машинально поправила ее мама.

 — Г-груди... А у меня все осталось, как в детском саду...

 — Ну, это неправда! — решительно возразила мама. — Уж что-что, а... грудь твоя совсем не такая... И потом, ты ведь все-таки еще не совсем взрослая, у тебя еще вырастут... эти...

 — Ага! — агрессивно ощерилась Светка. — Вон у Таньки Каманиной они в лифчик не помещаются... И на уроках физкультуры я стою в самом конце не потому, что маленькая по росту, а потому...

 — Знаю, знаю, — перебила ее мама. — Но у тебя еще есть время, и потом — ты разве видела груди Каманиной?

Светка удивленно воззрилась на мать.

 — Конечно, нет!... У нас не принято показывать друг другу сиськи!..

 — Ну вот видишь! Напихай туда ваты и тоже говори, что у тебя сис... груди, как у дойной коровы, а сама никому их не показывай!... Ведь у вас так не принято... — ехидно закончила мама.

 — Ну, не знаю... — задумчиво протянула Светка, и снова принялась за свой суп.

 — А что тут знать? — пожала плечами мама. — Я бы на твоем месте так бы и сделала...

Она встала из-за стола и потянулась к холодильнику.

 — Мама... — тихо сказала Светка. — А это правда, что у меня тоже такие же будут... как у тебя?

Женщина посмотрела на свой халат и слегка покраснела.

 — Ну... конечно, — неуверенно ответила она, наливая в стакан молоко. — Правда, может быть, не такой же формы, соски там...

 — А покажи свою грудь, — все так же тихо попросила дочь.

Мама совсем смутилась, ее глаза растерянно забегали по сторонам, а руки невольно прикрыли воротник халата. Необычная просьба дочери застала ее врасплох, хотя она давно уже готовилась к подобного рода разговорам.

 — Конечно, почему нет, — решилась наконец мама. — Ведь когда-нибудь ты все равно увидишь... их...

С наигранным равнодушием женщина распахнула верхнюю часть халата, обнажив прекрасные плечи и, перетягивающий их, белоснежный лифчик. Отогнув одну из чашек бюстгальтера, мама вытащила довольно увесистую грудь. Женщина выглядела так, словно собиралась накормить молоком свое неразумное дитя.

Светка, тоже слегка смущенная, внимательно осмотрела показанную ей часть женского тела, а потом осторожно пальчиком дотронулась до выпуклого соска в центре огромного темно-коричневого кружка неправильной формы.

 — Большая... — проговорила Светка, исследуя грудь матери.

 — А у тебя? — негромко спросила женщина, внезапно возбужденная этой сценой.

Светка погрустнела и недовольным жестом расстегнула блузку и задрала майку. Взору мамы открылись два безупречно круглых холмика с острыми розовыми окончаниями на месте сосков. Груди дочери и в самом деле оказались небольшими, особенно по сравнению с ее собственными, которые муж иногда ласково называл «вымечко»...

 — Ваты напихай, — повторила мама свой совет и запахнула халат.

 — Угу, — ответствовала Светка, тоже опуская майку. — Попробую...

После обеда Светка сделала уроки, пропуская трудные задания и оставляя на вечер нудную географию, а потом побежала гулять с девчонками. Ольга Григорьевна, Светкина мама, услышав, как хлопнула входная дверь, наскоро вытерла руки кухонным полотенцем, подмела пол и села рядом с телефоном. Поговорив минуту в трубку, Ольга Григорьевна криво улыбнулась и отправилась в комнату переодеться.

Рваный на спине лифчик женщина заменила на тугой кружевной нежно-розового цвета. Он был немного неудобен, зато красив до безумия. Светкина мама мечтала найти для него пару — такие же шикарные трусики; в каталоге они выглядели умопомрачительно, но, правда, стоили... Поэтому Ольга Григорьевна ограничилась белыми, с тоненькими лямочками на бедрах. «Проститутскими тряпками» обозвал как-то ее трусики муж, но тем не менее очень любил, когда на ночь жена одевала именно эту одежду. Ибо она его очень возбуждала...

Ольга Григорьевна подумала, стоит ли одевать колготки, ведь идти всего-навсего в соседний подъезд, и решила не одевать. Небрежно подмазавшись косметикой, она написала короткую записку домашним и выпорхнула из квартиры в предвкушении новой встречи. Глава вторая... В тот день дул сильный ветер.

Взяв на работе отгул, Ольга Григорьевна как следует занялась делами домашними, уборкой и проч., и проч. Когда неожиданно пришла Наташка Трефилова со своим Джеком, то Светкина мама была в самой что ни на есть «запарке».

 — Разувайся! — требовательно сказала Ольга Григорьевна подруге, указывая на тапочки. — И зверюге своей лапы вымой...

Трефилова недовольно было скривила губы, но хозяйка квартиры деловито проговорила «быстренько, быстренько!» и выпроводила их в ванную. Прислушиваясь к звукам льющейся воды, Ольга Григорьевна тщательно перетирала хрустальную посуду в шкафу. Ей почему-то особенно нравился именно этот процесс. Она глубоко дышала на тонкое стекло и с легким писком стирала со стенок посуды все радужные разводы специальной тряпочкой.

Толстый нос ротвейлера неожиданно ткнулся Ольге Григорьевне в правое бедро, и она едва не выронила бокал.

 — Тьфу на тебя, псина! — вполголоса выругалась женщина и поставила бокал на полку. — Пошел отсюда!... Тебе лапы вымыли?..

Джек не обратил на ее возглас никакого внимания и снова уткнулся своим мокрым носом в другое бедро. Его большие глаза скользили то вверх, то вниз. Собака словно оценивала женщину.

 — Чего тебе? — нетерпеливо спросила Светкина мама и сделала шаг в сторону кухни.

Ротвейлер как по ниточке последовал вслед за ней, и, когда Ольга Григорьевна наклонилась, чтобы подобрать веник с пола, собака с аккуратным напором всунула свою морду точно между ног женщины.

 — Ай!... — непроизвольно взвизгнула хозяйка квартиры, выпрямляясь. — Ты что — сдурел, что ли?!... Наташа! Наташка!..

На ее крик из ванной выскочила подруга с мокрыми волосами и в ее банном халате.

 — Я у тебя тут голову вымыла, ничего?! А то у нас воды... Ты чего кричала?

С трудом переводя дух, Ольга Григорьевна посмотрела на Джека. Кобель лукаво глядел своими черными, словно спелые вишни, глазами на обеих женщин по очереди.

 — Тебя Джек что ли напугал? — спросила Наташка, яростно растирая волосы большим полотенцем. — Джек! У, сука такая, я тебя!!..

 — Да нет, — торопливо ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх