Желтые дни

Страница: 6 из 6

него, мужчина сокрушенно качал головой и морщился от боли — не такой уж и острой. Он смотрел на тещу, но видел лишь толстые ляжки, груди и широкий зад. Сначала ему очень хотелось адекватно поиметь Лидию Васильевну, но он не посмел.

Потому что ему понравилось быть изнасилованным...

Лидия Васильевна крепко сжала бедра Комарова и толчками принялась загонять внутрь фаллос около десяти сантиметров в диаметре. Фаллос гнулся и пружинил, причиняя еще большие страдания Павлу Ивановичу.

 — Терпи, сука, — радостно вздыхала Лидия Васильевна, разминая свою грудь. Она еще ни разу не обнажилась при зяте и лишь мастурбировала, потирая промежность прямо через одежду.

 — Да, Лидия Васильевна... — глухо отозвался Павел Иванович, поудобнее перехватываясь за бампер машины. — Я весь в вашем распоряжении...

 — Еще бы! — немедленно откликнулась теща, и в этот момент фаллос полностью вошел в задний проход мужчины. Комаров выгнулся и было застонал, но потом всего лишь часто задышал. Его толстое брюхо, обожавшее пиво, мерно колыхалось по мере того, как все более активно Лидия Васильевна содомировала водителя.

 — Лидия... Васильевна... — прерывистым голосом обратился Светкин папа к теще. — Позвольте мне... трахнуть вас... хоть разочек...

 — Почему бы нет!... — отзвался знакомый голос, и из-за машины вышла Ольга Сергеевна.

Она была не одна, вместе с ней неторопливо и несколько смущенно появились ее подруга Наташка с собакой. Ротвейлер вопросительно посмотрел на хозяйку, а потом стал пялиться на совокупляющихся. С легким хлюпаньем фаллоимитатор вышел из заднего прохода Павла Ивановича и безвольно повис на толстой ляжке тещи.

Глубину этого молчания было трудно измерить.

Все в этот момент думали о своем, и почти никто — о том, что будет дальше. Комаров наконец отцепил свои руки с бампера машины, Лидия Васильевна коротко вздохнула и наклонилась, чтобы снять резиновый член с ног. Наташка покрепче ухватила Джека за ошейник, потому что пес подошел довольно близко к малознакомым людям. А Ольга Григорьевна была расстроена и смущена больше всех, потому что она вдруг почувствовала всю тяжесть ситуации — сейчас придется разбираться, да еще в присутствии посторонних, да еще в какой ситуации...

Неожиданно заморосил дождик, и все автоматически глянули вверх.

 — Дождь... — вырвалось у Павла Ивановича. Эпилог Зимний вечер выдался просто чудесным.

За окном тихо падал крупный снег, покрывая балкон причудливыми формами. На улице глухо шумели проезжающие машины, а в доме напротив уже зажгли новогоднюю елку. Что-то там было не в порядке, и елка часто и нервно гасла — то частями, то вся сразу.

Светка уютно устроилась в кресле и читала какую-то толстую книгу. Ольга Григорьевна оккупировала диван, обложилась подушками и вязала маленькие носочки из голубой шерсти. Она была беременна, и поэтому чувствовала себя счастливой. Нет, конечно были и минусы, но они были столь малы и незначительны, что ничуть не затмевали радость ожидания. Автоматически отсчитывая петли и ряды, женщина поглядывала на Светку и про себя отмечала, что за эти прошедшие полгода девочка совсем изменилась. Прекратились почти ежедневные слезы после школы, она стала лучше учиться, записалась в спортивную секцию гимнастики... Растет дочка, со вздохом подумала Ольга Григорьевна, и тут Светка подняла голову.

 — Мама, — сказала она, заложив пальцем страницу в книге. — А кто такие лесбиянки?

Женщина быстро взглянула на обложку книги, которую читала Светка. Там оказался Булгаков Михаил Афанасьевич и его «Мастер и Маргарита». Нет, вряд ли у автора «Мастера и Маргариты» в тексте найдется такое вполне современное слово.

 — Ну... — вздохнув, начала Ольга Григорьевна, — как бы тебе сказать... Лесбиянки — это такие женщины... девушки, которые вместе... ну, в общем, они любят друг друга, то есть только девушек... женщин...

 — Переодеваются в мужчин, — тихонько подсказала Светка, деятельно ворочаясь в кресле.

 — Ну, да, — согласилась женщина и поспешно добавила:

 — Только это уже тяжелый случай!... Любовь между людьми одного пола — это не так уж...

Она замолчала, вспомнив об этой страшной осени, о муже с его странными объяснениями, о маме, которая теперь очень редко посещает их. О том, как она, Светкина мама, радовалась, когда забеременела, когда почувствовала, что ее муж не гомик... Почувствовала — и все! И не надо было никаких слов, объяснений, доказательств. Да и сам Павел Иванович пересел с «Камаза» на «Волгу» и заделался классным таксистом, что почти никак не сказалось на семейном бюджете, зато очень хорошо сказалось на семейном климате. Хоть поздно, зато каждый день дома...

Светка, не дождавшись более объяснений про «розовых» девушек-женщин, снова уткнулась в книгу, где вместо закладки была фотография. Удачная фотография спортивного вида женщины, чуткой и внимательной Александры Петровны, наполовину обнаженной, обаятельно улыбающейся только ей одной, Светланке Комаровой.

Длинный звонок пронесся по квартире и затих в дальней комнате.

 — Папа пришел! — воскликнула Светка и побежала открывать дверь...

Москва — А-ск, 2000 г.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх