Animal Farm

Страница: 1 из 17

Чтобы не утомлять почтенного читателя, первая и две последние две главы, которые не представляют ни художественного, ни эротического интереса, были вырезаны редакцией.

Глава 2

И Стаси, и Бетти было по шестнадцать. Обе жили в пределах мили от дома, в который сейчас подглядывали. В этом районе все держали лошадей. Родители Стаси были зажиточны и имели достаточно денег, чтобы выращивать чистокровных скакунов; она и ее отец принимали участие в конных соревнованиях.

Правда, у матери Стаси не было спортивных наклонностей; большую часть времени она находилась в мрачном настроении и иногда слишком много выпивала.

Родители Бетти были не столь богаты, и, по сути, принадлежали к более низшему классу, чем «конезаводчики». Они, как и подобные им семейства, держали лошадей в основном для удовольствия собственных прогулок. Между этими двумя группами в средней школе имелись некоторые трения, и Стаси представляла одну, а Бетти — другую.

Стаси была далека от заносчивости, но богатство ее родителей заставляло некоторых детей считать ее таковой, а ее природная застенчивость не облегчала положения. Ей удалось найти лишь одну подругу за пределами своего круга, и то эта дружба была спровоцирована в большей степени самой Бетти.

Дома здесь были большие, стоящие в стороне от тротуара и улицы. Они выглядели солидно и современно; большинство окружала изгородь, а лужайки перед крыльцом измерялись в акрах, а не в футах. Еще больше здесь было конюшен или небольших сараев, между которыми пролегали узенькие аллеи для конных поездок в ближайшие предгорья.

Стаси и Бетти шли по тротуару и не обсуждали увиденного, пока не удалились за пару кварталов от «клуба по обмену».

« Жаль, что ты не смогла увидеть больше», — сказала Бетти. — « Иногда мне удавалось посмотреть в гостиные комнаты и наблюдать там настоящие оргии. Ты бы точно обалдела! Я видела, как из города приходили по десять — пятнадцать пар одновременно. Обычно это бывает поздно ночью, когда они бросают играть в свои глупые игры и начинают заниматься сексом с любым доступным партнером. Ты не жалеешь, что пошла со мной, Стаси?»

« Нет, но я думаю, что для первого раза видела достаточно. Может, даже слишком много!»

Бетти засмеялась. — « Я заметила, как ты вся разгорячилась и разволновалась. Да я и сама, разумеется! Если бы тебя там не было, я бы, наверное, спустила джинсы и трусики, и трахала себя пальцем до сумасшествия!»

Слова Бетти заинтересовали Стаси, но она решила не задавать пока никаких вопросов. Было странно, что Бетти, взяв с нее слова не болтать, тем не менее не стала мастурбировать, пока смотрела, как трахаются и сосут. Может быть, она вовсе не имела в виду под «снятием напряжения» собственные пальцы? Может, она решила вставить в себя какой-нибудь другой предмет?

« Ну, вряд ли это будет что-нибудь новое», — подумала Стаси. Сама она уже использовала за последние три года почти все, от ручки метлы до банана, и не нашлось ничего, что ощущалось бы лучше ее собственных пальцев. Жаль только, что это открытие слегка запоздало.

Экспериментируя как-то ночью с ручкой щетки для волос, и глазея на порнографические картинки, она так возбудилась, что повредила часть кожи, которая, как предполагалось, была у нее наиболее драгоценной. Большой боли не было, только острые покалывания и немного крови. Физически это было ничто, но морально она много страдала. Она представляла себе, как будет объяснять мужу, что ручка щетки для волос лишила ее девственности. Или «вишенки», как называла это Бетти, когда спросила ее: осталась ли она еще неповрежденной? Стаси тогда уклончиво ответила, что никогда не вступала в сексуальные отношения.

Бетти была удивлена и заявила, что потеряла свою «вишенку», когда ей только исполнилось двенадцать. По какой-то причине Стаси чувствовала, что несколько глупо оставаться девственницей в шестнадцать лет. Множество петухов было озабочено ее невинностью, и Бетти заметила, что она действительно из редкой породы.

Бетти говорила об этом на занятиях по физкультуре, когда они вместе бежали трусцой. Она еще добавила, что ей больше нравятся другие, более приятные упражнения. Стаси поняла, что Бетти имеет в виду, но заявила, что сама предпочитает верховую езду.

« Скачки с препятствиями дают отличную разминку каждому мускулу в теле».

« Не моему телу», — засмеялась Бетти и заметила, что предпочитает тренироваться в горизонтальном положении. Потом она сказала Стаси, что ей хотелось бы покататься на лошадях, и предложила отправиться на озеро в предгорья вместе с компанией ее друзей.

«Так ты смогла бы узнать кое-кого из моей компании, Стаси».

Стаси согласилась, и Бетти сказала, что они там неплохо позабавятся. Потом она спросила, не хочет ли Стаси узнать, как она потеряла свою «вишенку». Стаси, и не подозревавшая, что ее сообщение о том, как ручка щетки для волос лишила ее «вишенки» может оказаться смешным, дала утвердительный ответ, и Бетти начала рассказ о своем первом сексуальном опыте с партнером.

У нее это произошло с кузеном. Бетти и не думала, что это можно рассматривать, как кровосмешение. Она слышала, что в каких-то странах даже разрешены браки с кузенами. Нет, она вовсе не собиралась выходить замуж за кузена Джорджа. Во-первых, он уже был женат; но она и не стала бы жить с ним, даже если бы он был одинок. Он, собственно, не очень-то ей и нравился.

В этом месте Стаси прервала рассказ, чтобы спросить: была ли Бетти изнасилована? Бетти ответила, что, скорее, это она изнасиловала его. В то время Джорджу было восемнадцать. Он приехал в гости к Эвансам вместе с родителями, когда Бетти впервые запала на него. Хотя она была еще совсем маленькой, но уже терла себя пальчиком. Ее грудки начали расти, однако Джордж не обращал на нее никакого внимания.

Бетти не понимала, почему бегает за ним. И почему она пошла за ним в ванную комнату. Джордж только что принял душ и вытирался. Она и не думала, что он оставит дверную цепочку незапертой, потому что родители были дома. У него стоял член. Он выглядел на несколько футов — потом она выяснила, что не больше шести дюймов.

Бетти уже точно знала, что ей хочется посмотреть на образец настоящего твердого петуха. Она находилась под обаянием сексуальных грез, и решила, что сейчас ей выпал шанс. Он закричал, чтобы она немедленно вышла, но она стояла и смотрела, пока он не прикрыл член полотенцем. Только тогда она пошла в свою комнату и принялась мастурбировать, представляя, что ее палец — это член Джорджа.

Позднее, после обеда, когда их оставили дома вдвоем, она поговорила с ним в гостиной. Она чувствовала себя смелой маленькой сукой. Она подошла к нему и прямо заявила, что хочет с ним трахнуться. Он ответил, что, во-первых, она еще ребенок, а во-вторых, она просто сошла с ума.

Она ответила, что у нее хватит ума сказать родителям, будто бы он ее трахнул, даже если он этого и не сделает. Она, видимо, убедила его, что говорит вполне серьезно. С другой стороны, она возбуждала его, снимая с себя во время разговора одежду. Он смотрел на нее, и его конец уже начал выпирать из штанов; но он не пытался его достать.

Бетти взяла в руки свою одежду и сказала Джорджу, что ему сейчас лучше прийти в ее комнату, если он не хочет серьезных неприятностей. И вскоре он появился в ее комнате, где она уже лежала на кровати. Взглянув на ее промежность, заросшую волосиками, он сказал, что серьезные неприятности у него будут, если он коснется ее.

Бетти сказала Джорджу, что никому ничего не расскажет, по крайней мере, в ближайшее время; она не знала — убедила она его, или он так возбудился — но он не стал больше сдерживать себя. Он освободился от одежды и присоединился к ней на кровати; его твердый конец болтался из стороны в сторону.

Джордж удивил ее. Она думала, что он сразу же начнет вталкивать в нее свою плоть. Вместо этого он нырнул в ее щелку своим ртом и языком. Боже, но это ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх