Animal Farm

Страница: 13 из 17

в действии.

«Помнишь, как я сказала тебе в ту ночь, когда мы подсматривали, что взрослые, и все люди вообще, ведут себя одинаково, как только снимают одежду? Я тогда хотела сказать тебе, что твои родители тоже обмениваются, но побоялась, что ты не поверишь мне. Возможно, я не должна была позволять тебе узнать это именно таким образом, но раз уж я это сделала, надеюсь, ты не будешь сердиться на меня?»

«Почему я должна сердиться?» — спросила Стаси; ее глаза устремились к большому раздувшемуся члену отца, затем обратились на трахающуюся мать Бетти, затем к отцу Бетти, который продолжал накачивать красивую блондинку.

Она была потрясена и удивлена, и даже сначала ощутила легкую боль в животе, когда увидела своих родителей, но тут же приспособилась к неожиданной ситуации. В конце концов, сказала она себе, ее родители имеют право жить так, как хотят. И они ничего не смогут ей сказать, если узнают о ее сексуальных похождениях. Ей-богу, она даже сможет по-настоящему заняться сексом!

Две голые женщины стояли возле барного столика. Стаси заметила их, когда они допили коктейли и направились к ее отцу и матери. Обе были привлекательны, прекрасно сложены, выглядели не старше тридцати; когда они двигались, их груди подпрыгивали. Стаси удивилась, что в руках у матери не было бокала.

Одна из женщин опустилась на колени между мускулистыми ногами отца Стаси и начала ласкать его стоящий член; другая расположилась между прекрасных ног матери и принялась за пушистый холмик. Стаси почувствовала, как в области поясницы у нее поднимается температура и жар распространяется по всему телу.

Бетти сообщила Стаси, что у ее отца действительно красивый член. Стаси тихо согласилась. Она также согласилась, когда Бетти сказала, что ее отец вообще очень красив, а мать просто прекрасна.

« Но это не значит, что я как-то по-другому думаю о своих родителях, Стаси. Они оба прекрасно сохранились, и у моего отца отличный член, примерно на восемь дюймов. Готова поспорить, что у твоего отца уже сейчас по крайней мере девять дюймов. Я видела много раз, как он его использует — он по-настоящему долгоиграющий. Такой же, как и мой папа».

Стаси всегда гордилась тем, как выглядят ее родители. В сорок лет человек не всегда на высоте, но ее матери и отцу можно было дать гораздо меньше. Ей внезапно понравилось, что они обмениваются.

Она хотела, чтобы они наслаждались жизнью, и с удовольствием обнаружила, что они счастливы в сексе. Кроме того, теперь, когда ей стала известна их тайна, она чувствовала себя свободнее, и могла потакать собственным желаниям.

Женщина обхватила пальцами длинный ствол отца Стаси, наклонилась и начала облизывать его крупный набалдашник. Другая женщина спрятала голову между ног матери, и Стаси увидела на ее привлекательном лице выражение страсти. Мать схватила обеими руками раскачивающуюся голову партнерши.

Стаси пожалела, что нет возможности как следует рассмотреть куннилинг. Но поскольку она испытала радость сосания щелки и клитора — даже двумя мужчинами сразу! — она легко могла представить, сколько удовольствия получает ее мать от орального акта. Она вспомнила, что где-то читала, как женщина может доставить таким способом другой женщине гораздо большее удовольствие. Это имело смысл, поскольку женщина в большей степени понимает, что ей лучше чувствуется.

Стаси начала пристально наблюдать за отцом и тем, что происходило с его великолепным членом. Удовольствие, которое он испытывал, отражалось на его красивом лице. Она почувствовала, что ее дикие мысли ужасно безнравственны, но она не могла удержаться от идеи, что хотела бы оказаться между ногами отца и воздать должное его гигантскому петуху!

«Мой отец собрался стрелять!» — воскликнула Бетти. — «Посмотри, как выгибается эта курочка!»

Стаси отвела глаза от напряженного члена отца и языка, который вращался вокруг его раздутой головки. Отец Бетти неистово пихал своего петуха в дрожащую щель женщины; их рты были прижаты друг к другу. Он внезапно застонал, и Стаси поняла, что струи спермы летят в самые глубочайшие уголки киски, которая, несомненно, их чувствует и выделяет навстречу собственные соки.

Молодая женщина сидела рядом на стуле с высокой спинкой, и играла со своими грудями. Как только отец Бетти вытащил свой обмякший член и лег на спину, наблюдательница быстро оставила в покое груди, и, соскользнув вниз, начала облизывать соки со сморщенного конца.

Покончив с этой, по-видимому, приятной задачей, она переместилась и принялась за заполненную спермой киску женщины. Стаси была очарована этими действиями, размышляя, как распутно наслаждается спермой эта сладострастная дама.

« Моей матери делают тоже самое!», — зашептала Бетти. — « Господи, как мне хочется прямо сейчас твердого петуха, стреляющего подальше в мою горячую щелку!»

Стаси видела, что мать Бетти действительно тряслась и раскачивалась в неистовой кульминации под дикими толчками мужа другой женщины, но затем обратила внимание на собственных родителей и их сладострастных партнеров.

Ей также хотелось, чтобы жесткий конец глубоко трахнул ее в разгоряченную киску; она уже не чувствовала ничего позорного в том, что думала, как бы, вероятно, замечательно чувствовался длинный петух ее отца, проникающий в ее дрожащую щелку. Или входящий в ее рот, и дальше, в горло!

Женщина начала сосать, и при каждом движении головой вниз принимала в себя поразительное количество твердой мускулистой плоти. Кроме того, одной рукой она ласкала яйца, и, кажется, время от времени трогала анальное отверстие. Стаси помнила, как сильно возбуждало прикосновение и проникновение языка в ее крошечный анус.

Стаси заметила, что у ее матери начался оргазм; мать держала раскачивающуюся голову партнерши за волосы, качалась и извивалась, а потом внезапно обмякла. Женщина подняла лицо, облизнула влажные губы, и легла спиной на ковер. Мать Стаси быстро пришла в себя и последовала за ней, опустившись на пышное тело обнаженной женщины и прижавшись губами к ее влажным губам.

Впрочем, страстный поцелуй длился лишь несколько секунд, а затем мать Стаси принялась за возбужденную женскую грудь. Но и это щедрое поклонение не длилось очень долго. Скоро Стаси наблюдала, как мать целует и облизывает внутренние бедра женщины, а потом как ее язык снует между опухшими половыми губами.

По-настоящему потрясенная зрелищем матери, занятой активным лесбиянством, Стаси поглядела на красивое лицо своего отца. Она поняла, что он много раз видел, как мать занимается куннилингом. Она вспомнила его слова о том, что он когда-нибудь скажет ей, почему у матери проблемы, и отчего она слишком много пьет. Не в этом ли проблема? Или это одна из проблем? Но в чем здесь проблема, если он явно не возражал, когда она ласкала щелку женщины? Не может же быть, чтобы ее мать была полной лесбиянкой. В конце концов, должна же она была трахаться, чтобы родить Стаси. Хотя это еще ничего не значит. Может быть, ее мать просто терпит мужчин.

Несколько минут спустя Стаси получила доказательство, что ее мать наслаждается и традиционным сексом. Голый мужчина с торчащим раскачивающимся членом опустился сзади на ее приподнятые ягодицы и вставил своего петуха в киску. Выгибаясь навстречу члену, мать Стаси сильнее затрясла головой и принялась лизать и сосать извивающуюся женщину во все более убыстряющемся бешеном темпе.

«Твой отец действительно из долгоиграющих», — сказала Бетти, когда женщина отняла рот от огромного инструмента отца Стаси. — « Ее челюстям требуется отдых, но я готова поспорить, что она попросит его полизать ей киску. Мне кажется, ему это понравится и убережет его конец от преждевременной стрельбы».

Стаси, глядя на что-то произносящие губы женщины, допустила маленькую безумную мысль, что ей тоже бы понравилось принять красивый член ее отца — в рот или в дергающуюся киску!

« Не позволишь ли ты мне одно одолжение, Стаси?...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх