Animal Farm

Страница: 3 из 17

хорошо ухоженного пони.

Его подарили Бетти совсем маленьким, и она назвала его Крошка Пи. Имя прилепилось, и осталось даже после того, как он подрос; оно вполне ему подходило рядом с большими лошадями.

Не глядя на Стаси, голая Бетти направилась к загону Крошки Пи. Она накинула на него поводок и вывела в проход. Привязав его к подпорке, она взяла вилы и стала накидывать под него свежее сено. Так же, ничего не говоря, и не глядя на Стаси, Бетти положила на сено попону. Получился стожок примерно в два фута высотой. Затем Бетти выпрямилась и начала играть с большими яичкам Крошки Пи.

Стаси наблюдала в полном ошеломлении, поскольку член пони начал выскальзывать из своей естественной оболочки и было ясно, что Бетти собирается принять участие в некоем сексуальном акте с животным. Бетти уже призналась, что трахалась и сосала у мальчиков, впуская их даже в попку; что она имела секс с представительницами женского пола — и вот теперь она собиралась доказать свою склонность к эксгибиционизму одновременно со скотоложством!

Прогулка от окна, в которое они подглядывали, несмотря на сексуальные разговоры Бетти, заставила поутихнуть страсти Стаси. Но теперь, когда она взглянула на окрепший и торчащий по крайней мере на восемнадцать дюймов член пони, в пояснице у нее снова возникло жжение, которое стало распространяться по всему телу. Бетти смотрела на Стаси; ее темные глаза блестели, ее пальцы по-прежнему удерживали большие шары.

« Не правда ли, захватывающий вид! Я вымыла ему петуха сегодня после обеда. Поэтому он такой чистый».

Стаси согласилась — вид был захватывающий — но ничего не сказала.

Она чувствовала, что должна сейчас же броситься наутек и бежать отсюда сломя голову. Но, кажется, она не смогла бы даже двинуть ногой, да и не была уверена, что ей хочет убегать. Ведь она сама не собиралась ничего делать — просто интересовалась, как это Бетти будет освобождаться от сексуального напряжения с помощью длинного члена пони.

Она видела, что длинный ствол действительно вымыт. Она много раз видела члены у лошадей, когда они мочатся, и у жеребца возле кобылы с течкой. Она даже несколько раз видела, как жеребец трахает кобылу; это возбуждало, но и весьма пугало.

Бетти опустилась на колени на импровизированную кровать из сена и попоны, и начала ласкать длинный ствол. На нем не было никакой слизи, которая, как знала Стаси, является природной смазкой; ей пришлось подавить в себе импульсивное желание подбежать и потрогать большой орган. Он выглядел таким твердым и гладким, и совсем не отталкивающим.

Бетти посмотрела на Стаси, улыбнулась, и быстро устроилась на своей кровати. Она пристроила свою промежность почти у самого конца жесткого ствола и покрутила попкой, пока большая головка члена не установилась на губах ее щелки. Она ухватила петуха обеими руками, затем покрутилась еще немного, приподнимаясь вверх, и конец пони на четыре-пять дюймов вошел в ее киску. Она начала делать колебательные движения, каждый раз приподнимаясь вверх все выше, и скоро принимала в себя семь или восемь дюймов при каждом толчке.

Стаси поняла, почему пони был привязан так, чтобы не мог двигаться. Он не мог совершать собственные толчки; в голове у Стаси пронеслась дикая мысль, что если бы пони действительно трахался, он бы разорвал Бетти. Сейчас же Бетти и руками, и телом управляла глубиной его проникновений.

Лицо Бетти исказила страсть. Но глаза ее были открыты; она смотрела на Стаси и говорила, продолжая качаться в размеренном ритме.

« Крошка Пи может не кончать очень долго. Но я не использовала его прекрасного петуха уже пару дней, и, кажется, он скоро взорвется. Хотя он быстро восстанавливается. Его конец даже не опадает после первой стрельбы».

« Очень интересно», — сказала Стаси, чувствуя, что может говорить любую чушь, потому что ее глаза перебегали от вздувшихся сосков Бетти к щелке, которая накручивалась и вбирала в себя дюйм за дюймом длинный член пони.

« О, господи Боже, я кончаю! О, Стаси, ты не представляешь, какое это ощущение! О, аууууууууу:»

Прелестные ягодицы Бетти подпрыгивали и неистово извивались; ее глаза были плотно закрыты, а белые верхние зубы впились в полную нижнюю губу.

Стаси почувствовала, что закипает. Ей потребовались все силы, чтобы не схватиться сейчас же за собственную промежность и дрожащую киску. Это не было настоящим оргазмом, но она могла ощутить выделения секреции в ее и без того уже влажные трусики.

« Крошка Пи еще не кончил, Стаси. Ты видишь? Ты не хотела бы ему помочь?

« Нет! Никогда!»

Бетти засмеялась.

« Мне кажется, ты возражаешь слишком энергично, душенька. Но если ты не хочешь получить удовольствие, по сравнению с которым мастурбация идет ко всем чертям, я проедусь еще разок, и пусть Крошка Пи, наконец, отстреляется!»

Говоря это, Бетти снова начала выгибаться. Стаси смотрела на член и киску; во рту и в горле у нее пересохло, ноги ослабели. Но она не хотела отдавать свою девственность пони!

Через две минуты пони начал эякулировать. Стаси могла бы сказать, что Бетти получила еще один оргазм, потому что она стремительно задвигалась вверх и вниз на пульсирующем петухе. Белая сперма вытекала из прилипшей к стволу щелки, и Бетти громко стонала и кричала от удовольствия.

Глава 3

Уже на тротуаре, по дороге домой, Стаси замедлила шаг. Она пробежала два квартала, и теперь решила, что спешить больше незачем. Ей даже пришла в голову мысль вернуться обратно. По крайней мере, она могла бы попрощаться с Бетти. Эта раскованная девушка поняла бы, почему она не осталась; впрочем, они могут объясниться или извиниться — или, наконец, разругаться — и завтра, в школе.

До дома оставалось чуть больше полмили. Было еще не очень поздно — хотя, даже если бы и было раннее утро, это не имело бы никакого значения. Не считая недосыпания, разумеется. У нее был свой собственный ключ, и она могла приходить тогда, когда захочет. Она легко находила язык с матерью — пьяной, слегка пьяной, или трезвой — а ее отец всегда говорил ей, что нужно получать удовольствия во всей полноте, пока еще молода.

Хотя, она не думает, что он бы одобрил нетривиальные развлечения, которыми она наслаждалась этим вечером. Да, подглядывать за парочками по обмену было здорово. И эта Бетти! Трахать себя петухом пони! Петух у Крошки Пи был почти такой же большой, как у взрослой лошади. Но она не хочет об этом думать: Черт, а ведь она могла бы получить весьма пикантное — или весьма острое! — удовольствие в сарае, и поэкспериментировать там с пятью великолепными лошадями!

Большой дом был темен. Решив, что родители куда-то ушли, поскольку они никогда не ложились спать рано, Стаси подумала о родителях Бетти. Они были очень привлекательной парой, и отец Бетти всегда улыбался ей, по-настоящему флиртуя; поэтому она не очень удивилась, что они участвуют в обмене. Мама была похожа на Бетти, такая же сексуальная курочка; Бетти была очень либеральна, зная всю правду о своих родителях, и даже не сказав им, что знает. Стаси подумала, что она бы обязательно сказала им, как это ужасно.

Но чтобы ее отец и мать занимались такими вещами!

Стаси решила не будить прислугу. Она заперла за собой входную дверь и заглянула в гостиную, желая удостовериться, что мать не лежит на кушетке или на ковре. Иногда отец уходил вечерами один, но Стаси не хотелось проверять родительскую спальню.

Она поспешила наверх, в свою комнату, заперла за собой дверь и включила свет. Она не могла бы вспомнить, когда в последний раз отец или мать заходили к ней в комнату; просыпалась она по будильнику; но ей не хотелось давать им не единого шанса застать ее за тем, чем она хотела сейчас заняться.

Стаси задернула шторы. Никаких жилищ поблизости не было, но ведь всегда мог найтись кто-то, кто бы шпионил за ней с биноклем. Ей не нравилась идея, что за ней могут подсматривать, хотя сама ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх