Animal Farm

Страница: 4 из 17

она только что впервые занималась — и наслаждалась — вуайеризмом.

Снимая одежду, Стаси решила, что не будет доставать коллекцию картинок. Они были спрятаны под стопкой белья в дамском комоде, и она провела немало приятных часов, разглядывая яркие сексуальные действия, изображенные в брошюрах, присылаемых по почте.

На многих под именем «Получатель» стояло имя ее отца; он получал много конвертов с надписью « объявления сексуального характера». Она видела, как он открывает эти конверты, а потом, просмотрев их содержание, рвет на мелкие клочки и бросает в корзину для ненужных бумаг. Стаси провела немало часов, собирая брошюры наподобие игры-головоломки, пока не решила, что отец не заметит в столь большом количестве эротических объявлений, что она позаимствовала некоторые их них. Она брала для себя совсем немного, чтобы он не догадался, чем она занимается, и по-прежнему вытряхивала из корзины в его кабинете обрывки конвертов.

Стаси приходилось читать у так называемых авторитетов, что женщины не возбуждаются от наблюдения картинок и чтения сексуальных описаний, и поэтому решила, что она — исключение, доказывающее правило.

Потому что она получала наслаждение и от разглядывания, и от чтения сексуальных материалов, даже не мастурбируя при этом.

Оставшись голой, Стаси зашла в туалет, дабы ответить на кое-какие позывы природы. Возвратясь, она задержалась перед большим зеркалом. Она не считала, что страдает нарциссизмом, потому что просто проверяла, как развивается ее тело. Стаси делала это так, как если бы она была совсем маленькой девочкой.

Она, конечно, не ненавидела свое тело, но и не любила его; ей иногда казалось, что некоторые его части как-бы отделены от нее самой, ее мыслей, ее мозга. Ей часто приходили в голову идеи, которые другие люди могли бы назвать сумасшедшими, но она полагала, что в основном она так же рациональна, как всякий средний человек.

Стаси была естественной блондинкой. У нее были синие глаза, и она слышала много замечаний по этому поводу, и вообще по поводу своей красивой внешности. Ее привлекательный отец много раз говорил ей об этом. Она была высока и стройна, с полной и упругой попкой, длинными и красивыми ногами. Груди у нее были среднего размера, круглые и устойчивые, сильно выдающиеся вперед. В общем-то, она была довольна своим видом — и в одежде, и без. Она знала: то, что ей редко назначают свидания — ее собственная вина. Она была холодна и держалась в стороне от парней, но это было только внешне. Просто она боялась, что пойдет на все, если только позволит себе чуть больше нескольких умеренных поцелуев.

Отвернувшись от зеркала и погасив верхний свет, Стаси растянулась на кровати. Она закрыла глаза и начала ласкать свои упругие груди. Соски были маленькие, круглые — намного меньше, чем у Бетти — и очень чувствительные из-за частой стимуляции. Они мгновенно поднялись, и она перекатывала каждый жесткий, твердый бугорок между большим и указательным пальцами. Восхитительные крошечные ощущения удовольствия пробегали от сосков к щелке, и она стала припоминать эротические сцены, свидетельницей которых была этим вечером.

Она начала с Бетти, трахающейся с длинным петухом пони и вертящей задом.

Потом она вспомнила, что Бетти рассказывала относительно кузена, чем они занимались, и снова подумала об отце Бетти. Бетти видела член своего отца! Примерно восемь дюймов, сказала она. И Бетти видела, как он входит во влагалище женщины. А еще Бетти видела свою мать трахающейся!

Стаси провела руками вниз по слегка дрожащему телу, раздвинула ноги, и стала ласкать с внутренней стороны свои гладкие бедра. Действия четверки действительно дико возбуждали. Мужчины, лижущие женские щелки; женщины, сосущие мужских петухов; женщины, лежащие друг на друге; мужчины, трахающие женщин в киски и в анусы — все картинки, какие она видела, бледнели в сравнении с этим. Факт, что все четверо были женаты и обменивались друг с другом, возбуждал еще сильнее. И, вероятно, мать и отец Бетти были в другой части дома, обменивались, сосали, трахались; может быть, даже занимались групповым сексом.

Стаси переместила пальцы обеих рук выше, пробегая самыми кончиками по шелковистым волоскам лобка; ее попка ерзала по матрацу, и скоро следовало ожидать прихода волнующего наслаждения. Она постепенно усилила контакт пальцев с внешними губками киски, раздвинула светлые волосики и начала осторожно тереть внутренние губы, играя ими прямо перед входом во влагалище. Она неторопливо массировала набухшую область возле клитора. Этот чувствительный орган торчал, давно покинув складки, которые скрывают его в обычном состоянии; стимуляция пальцами произвела трение клитора со складками губ, и он окончательно пробудился.

Снова подумав о том, как подпрыгивала и тряслась Бетти на конце жесткого петуха пони, Стаси медленно пропихнула средний палец глубоко в пульсирующую киску. Она начала трахать себя; в лихорадочном сознании сливались все сцены, и сексуальное возбуждение отдавалось в каждой части тела.

Сердце забилось быстрее, пульс ускорился, давление повысилось, и кровь прилила к щелке. Одновременно во всем теле усиливалось возбужденное напряжение. Она стонала и металась по кровати, задыхаясь и поднимая вверх ноги, проталкивая палец через сжимающиеся внутренние мускулы влагалища.

Стаси издала негромкий крик, когда оргазм захватил ее. Она чувствовала легкое покалывание во всем теле, волна за волной блаженство разливалось повсюду. Она подумала о сперме пони, вытекающей из слипшейся щелки Бетти, внезапно почувствовала слабость, но оставила палец глубоко захороненным в своей дергающейся, мокрой киске.

Восстановившись через пару минут, Стаси все еще не была удовлетворена. Однако она вынула палец из сочащейся дырочки, соскочила с кровати, и пошла в ванную. Она приняла душ, насухо вытерлась и почистила зубы. Вернувшись в спальню, она села за столик и дала своим длинным светлым волосам сто обычных ударов массажной щеткой.

Стаси поставила будильник, выключила свет, и, голая, забралась на кровать под покрывало. Повернувшись вниз лицом, она попыталась ни о чем не думать — способ, которым обычно она заставляла себя сразу же уснуть.

Но мысленные картины множества эротических достопримечательностей, наблюдаемых так недавно, не собирались уходить. Наконец, она перевернулась на спину, и стала ласкать свои груди. Соски затвердели сразу же, как только она их коснулась. Думая, что следует кончить как можно скорее, чтобы заснуть, она поласкала твердые кончики лишь несколько секунд, и скользнула руками в дрожащую щель. Она просунула палец в горячее отверстие, и начала медленно перемещать его в мокрой и липкой плоти. Снова она подумала о петухах и щелках; о струях, вылетающих из длинного, как брандспойт, члена. Вскоре она уже неистово двигалась и раскачивалась — не заботясь ни о чем, кроме того, что должно было сейчас случиться; трепеща, когда это случалось снова, и снова, и снова:

* * * *

Отец обычно провожал Стаси в школу по дороге в свой офис. Он был биржевым брокером, но кроме этого, получал большую ренту с недвижимости.

Он нравился почти всем; Стаси это знала, и время от времени испытывала чувство вины от того, что любит его так сильно.

Она где-то читала, что для девушки нет ничего необычного в пламенной любви к отцу, особенно в ранней молодости, но она чувствовала, что в шестнадцать лет это вызывает дурацкие — и дикие! — мысли. Но ее красивый отец никогда не давал ей никакого реального повода, чтобы нравиться ей каким-либо физическим образом.

Они были приятелями с тех пор, как она могла себя помнить. Она знала, что ему всегда хотелось иметь сына, но он вовсе не обращался с ней, как с мальчиком. Он гордился ею именно как девушкой, и показывал это многими способами, но никогда не трогал ее руками, или что-нибудь в этом роде. Он довольно часто делал комплименты ее фигуре, когда они плавали в ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх