Animal Farm

Страница: 5 из 17

бассейне, и ни разу на протяжении лет не допустил бестактности, когда она полнела или теряла детскую округлость.

Ему было сорок, и столько было же ее матери, но оба они выглядели намного моложе.

Он был высоким, с широкими плечами и тонкой талией. В купальных плавках он выглядел великолепно, и то, что, как она слышала, называли «корзиной», было весьма большого размера. Не было никакого сомнения, что между его мускулистыми ногами все устроено, как надо. Тело его было не слишком волосатым. Он имел синие глаза и белокурые волосы.

Ее мать тоже не была обделена внешностью. Она была высокой, с очень хорошими формами, с волосами и глазами коричневого цвета. Стаси любила мать, но не так сильно, как отца. Мать всегда была немного прохладна к ней, но девочка не думала, что это из-за того, что она так близка с отцом. Ее мать была действительно со странностями, и можно уже было не размышлять по этому поводу.

Стаси не видела Бетти до самого ланча. Обычно они вместе обедали в школьном кафе. Она все утро беспокоилась, не зная, что должна будет говорить или делать после того, как видела секс Бетти с пони, но ей не стоило волноваться. Бетти только рассмеялась при встрече, и спросила: как она освободилась от напряжения?

« Пальцем, как обычно», — сказала Стаси с улыбкой, довольная, что все оказалось не так уж трудно, и можно разговаривать.

«Мне жаль, Бетти, что я сбежала, но после наблюдения парочек в клубе, а потом еще тебя с пони — я не смогла бы выдержать дольше».

« Все в порядке», — сказала Бетти. — Я все понимаю, и рада, что ты, кажется, не испытываешь ко мне отвращения. Или это не так?»

« Нет», — сказала Стаси. — « Я ведь уже говорила, что это твое дело. Мне бы хотелось иметь побольше терпения, чтобы достичь того, что нравится тебе. Кое-чего, во всяком случае! Я не уверена, что смогла бы когда-нибудь делать нечто подобное с животными».

« Я знаю, Стаси, как ты можешь по-настоящему доказать, что я все еще нравлюсь тебе — независимо от того, что я делала или делаю. Как насчет двойного свидания сегодня вечером? Ко мне придет пара мальчиков, и мы собираемся поехать в автомобильный кинотеатр».

Стаси заколебалась, но ответила: « Хорошо. Кого ты выберешь для меня? Я не хочу грубого парня, который будет меня лапать вместо того, чтобы смотреть кино».

« Позволь мне тебя удивить», — сказала Бетти. — «Я заполучила взрослых парней. Одному около восемнадцати. У них достаточно здравого смысла, чтобы приставать к девушке только тогда, когда она хочет, чтобы к ней приставали. Это нормально?»

« Возможно», — сказала Стаси. — «Да».

В этот день Стаси не могла сосредоточится на школьных занятиях. Она видела многих мальчиков, крутящихся вокруг Бетти, и знала, что сексуальная девушка встречалась со многими парнями; поэтому она все время думала: кто бы мог стать ее другом на этот вечер? В ее жизни было очень немного свиданий; она могла бы даже подсчитать, сколько раз танцевала в школе парные танцы; и теперь очень нервничала и волновалась, думая о двойном свидании с Бетти.

Она предполагала, что Бетти обязательно устроит там какие-нибудь жаркие объятия, и ей бы не хотелось выглядеть замороженной, и сидеть наподобие бревна или чего-то в этом роде. Может быть, она даст своему другу себя как-нибудь потрогать, а может, пойдет еще дальше. Если, конечно, он ей понравится.

Во время уроков Стаси часто ошибалась, поскольку размышляла о захватывающих событиях прошлой ночи. Собственно, она занималась мысленной мастурбацией, и чрезвычайно разгорячилась. Хорошо, что она не такая, как мальчики. По крайней мере, не надо волноваться, что ее возбуждение будет заметно. Она видела, как мальчики с эрекцией просились выйти в туалет. Она всегда считала, что они выходили мастурбировать. Или «передернуть», как обычно об этом говорили.

Размышляя таким образом, Стаси решила, что должна сделать нечто, чего раньше никогда не делала. Она частенько возбуждалась во время уроков, но всегда умела подождать, пока не доберется до дома. Она задала себе вопрос: не становится ли она сексуально озабоченной? — но все же подняла руку, и попросилась выйти.

В туалете никого не было. Стаси направилась в дальний угол и вошла в кабинку. Она закрылась на защелку и уселась на унитаз. На ней была короткая, тесная юбка, но она не решилась снять ее.

Раздвинув ноги, она протянула руку к промежности. Трусики были очень узкие, и она все же решила их стянуть, почувствовав, что палец плохо проходит между внутренней стороной бедра и этим маленьким кусочком ткани. Повесив трусики на крючок, она снова села. Чулков она не носила. Ей хотелось поиграть со своими грудями и уже затвердевшими сосками, но она понимала, что не может уйти из класса дольше, чем на несколько минут, если не хочет, чтобы ее в чем-то заподозрили.

Она убедилась, что волосики отделены от влажных половых губ. Несколько раз до того она уже допускала небрежность, спеша дать себе удовлетворение, и волосы попадали под палец. Они царапали чувствительную кожу, и там потом сильно болело.

Впихнув палец во влажную щель, Стаси постаралась ввести его поглубже, сжимала внутренними мускулами, выгибалась навстречу, пока ее попка не оказалась на самом краю сиденья. Медленно трахая себя пальцем, трепеща от восхитительных ощущений, она думала, как, должно быть, замечательно чувствовать твердый конец, входящий и выходящий в покалывающем влагалище. Может быть, она, наконец, найдет в себе смелость сделать попытку в ближайшую ночь!

Она переместила скользкий палец повыше и пощелкала им по торчащему клитору. Вероятно, ее дружок смог бы использовать свой язык, если бы она ему позволила. Несомненно, это ощущение было бы высшим, «супер» — а дружки Бетти на предстоящем свидании смогли бы сделать куннилингс без излишних приступов растерянности! Парень, однако, начнет настаивать на том, чтобы трахнуть ее, и если пойдет дальше, и она позволит ему это, он будет чертовски разочарован!

Бетти призналась, что имела отношения с представительницами женского пола так же, как и с мужчинами. Но если совершенно точно, что она сосала петухов, то не брала ли она на себя роль активной лесбиянки?

Возможно, Бетти будет к ней приставать!

Стаси сжала зубы, чтобы сдержать стон. Она не думала, что кто-то зашел в туалет, но, с другой стороны, не было никакого способа, чтобы в этом убедиться, кроме как встать и посмотреть. Это было бы чертовски стыдно, если бы ее поймали за онанизмом. Но никто не мог бы увидеть ее в кабинке — разве что ноги и туфли — а они выглядели так, как-будто она просто сидит и оправляется.

Она остановила движение пальца, балансируя на краю оргазма, затем снова начала трахать себя, входя глубоко и в то же время задевая напрягшийся клитор. Этот бугорок страсти безумно дрожал — и она закрыла глаза, неестественно ссутулясь. Блаженные судороги начались.

Потребовалась пара минут, чтобы прийти в себя. Она начала вытирать пальцы о туалетную бумагу. Глядя на влажные выделения, она представляла, какими ее соки будут на вкус. Не первый раз она интересовалась этим, но то, что она видела — мужчин и женщин, лижущих щелки — заставило ее импульсивно поднести блестящий палец ко рту.

Слабый аромат снова взволновал ее. Чувствуя себя очень смелой, она начала тыкать кончиком языка по быстро высыхающему пальцу. Ничего по-настоящему не почувствовав таким способом, она слизнула немного сока. Вагинальная жидкость была на вкус соленой и приятной. Вообще, неплохо, решила она, удивившись, что не ощутила ничего дурного от дегустации своих соков. Тем более, подумала она, что ее эксперимент — ее лично дело, и это совсем не то, что брать в рот влагу другой девушки.

Протерев бумагой палец и губки влагалища, Стаси спустила воду в унитазе, и натянула трусики. Она не была удовлетворена по-настоящему. После того, что она видела предыдущей ночью, она понимала, что уже никогда ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх