Дьявольская альтернатива

Страница: 2 из 3

можно было не устраивать весь этот фарс, тем более что от этого страдали занятия и мы вынуждены были наверстывать недостающее время, оставаясь вечерами для выполнения лабораторных работ. Безусловно, в деканате знали о незначительном прогрессе репетиций, но по-видимому, ничего изменить не могли, ввиду политической окраски предстоящего выступления, хотя я думаю автор и инициатор сего мероприятия несомненно был неоднократно осмеян и подвергнут негласному порицанию.

Самое неприятное ожидало всех нас в день последней репетиции. Когда уже стало ясно, что бессмысленное кружение и скандирование нерифмующихся лозунгов более не поддается исправлению, с высокой трибуны из хрипящего мегафона было объявлено, что все упражнения должны будут выполняться массовкой, переодетой в спортивные майки и трусы, которые каждый из присутствующих должен был немедленно получить в подсобках кафедры физкультуры под залог — зачетную книжку, тем самым обязывая получить эту форму и относиться к ней бережно, чтобы затем вернуть ее назад после праздников в целости и невредимости:

Большинству из студентов это требование казалось превосходящим все рамки терпения. Ведь теперь мы должны были вернуться пешком в институт после демонстрации сдать форму, переодеться и лишь потом идти на все четыре стороны. Многие откровенно сникли, особенно те, кто жил в другой части города и вынужден был в несусветную рань примчаться пешком к положенному часу в институт (ведь транспорт как вы помните прекращал движение в 6.30 и многие переулки загодя перегораживались грузовиками и автобусами с целью обеспечения безопасности: кого и от кого?). Но, в то время такие вопросы задавать было вредно и ничего кроме явной враждебности на себя навлечь было невозможно:.

О Боже! На какой фабрике сшиты были эти безобразные трусы и серые линялые майки?! Это совсем не напоминало даже близко те великолепные трусики « с секретом «, сшитые по спец. заказу в киностудии для съемок в порнофильме и которые достались мне в качестве « трофея» по окончании съемок. Надо сказать, что одевал я их в исключительных случаях, когда хотелось понравиться и это всегда производило ошеломляющий эффект: При виде грубых и мятых вещей валявшихся в заплесневелом складе не один год, я почувствовал, что мое терпение лопнуло и громко возмутившись, чтобы многие услышали мой глас вопиющего, я выкрикнул: — Вы посмотрите что за форма! Да ее нужно еще часа четыре подгонять под свой размер и гладить и стирать потом!

И тут у меня вырвалась фраза, о которой мне пришлось впоследствии пожалеть:

« — Пусть сам РЕКТОР с ДЕКАНАМИ оденут эту форму и пойдут с нами в первых рядах, хлопая в ладоши — тогда и я согласен участвовать в такой демонстрации. « Внутренне для себя я уже решил прекратить череду издевательств и памятуя, что я отличник — понадеялся в душе, что самое худшее — это лишение стипендии на пару месяцев я перенесу, поскольку мои подработки моделью в киностудии давали неплохое подспорье для моего материального положения: Так я и не ходил на демонстрацию, наблюдая дома по телевизору как жалкая кучка доморощенных физкультурников комкаясь и сбивая шаг промелькнула на экране, окончательно поставив точку в моих сомнениях верно ли я поступил « предав» интересы родного ВУЗА:

Часть вторая. РАСПЛАТА.

Вот и наступили будни. С нелегким сердцем шел я на занятия в институт. И действительно, на первой же общекурсовой лекции я увидел свиту секретарей зам. декана и саму «шахиню», входивших в переполненную аудиторию:

Душа моя затрепетала при виде столь представвительного состава институтской администрации. И не зря. В связи с нарушением внутривузовской дисциплины и за срыв общественно-политического мероприятия были оглашены фамилиии студентов, не явившихся на первомайскую демонстрацию и тем самым подорвавших честь и репутацию факультета в целом. Среди лишенцев я услышал и свою фамилию, на что я уже рассчитывал заранее, и поэтому основной гнев и пропагандный треск сопровождавший публичное осуждение и наказание не явились для меня неожиданностью. Что-то еще более грозное смутно и необъяснимо нависло над моей головой, когда слово взяла наша «Царица». Выражаясь крайне немногословно она выразила надежду что наказанные трезво оценят свою провинность и с должным пониманием отнесутся к примененным к ним мерам наказания.

« — И не вздумайте ссылаться на неважное самочувствие и отсутвие транспорта в день демонстрации. Все равно ваши аппеляции на тяжелое семейное положение и прочие уважительные причины приниматься не будут. И еще. Это касается Вас, Александр Коноплев... Срочно зайдите ко мне в кабинет сразу же по окончании лекции. « — как будто сквозь вату в ушах услышал я заключительные слова нашей богини, словно спустившейся с небес для свершения правосудия:

Лекцию, конечно я слушал спустя рукава и не запомнил почти ни одной формулы и не записал ничего путного в конспект. Все мысли были об одном: что же еще в дополнение к рядовым мерам наказания ожидает меня сегодня в кабинете ангела-демона — нашего декана?:

Время неумолимо приближалось, и сердце мое билось в отчаянии и безызвестности. Наконец прозвенел звонок и час расплаты настал. Не желая больше оттягивать неопределенность, я уверенно преодолел лестничные марши и решительно отворил дверь приемного кабинета. Честно говоря, от волнения у меня слегка дрожали коленки, но усилием воли я старался подавить предательскую дрожь:

Молоденькая секретарша, только что окончившая школу, вильнула симпатичным задом, проникая в кабинет и через секунду вынырнула оттуда чтобы пригласить меня войти. Обстановка в кабинете была очень строгая, под стать характеру и нравам моей богини.

Я вежливо остановился около стола, ожидая приглашения садиться. Но его не последовало, и сохраняя ангельское спокойствие на лице, декан начала разбирательство, похожее скорее на монолог обвинителя.

« — Итак, Александр Коноплев, студент четвертого курса, вроде бы уже сознательный элемент, а поступивший совсем непорядочно и доставивший немало хлопот руководству своим поведением. Понимаешь, что ты САБОТИРОВАЛ политическое мероприятие и не явился на парад?! (можешь не ссылаться на плохое самочувствие. Вон какой румянец — кровь с молоком! — грех с твоей комплекцией жаловаться на здоровье). Ну ладно бы так. Ты уже наказан за это лишением стипендии. Но какого дьявола ты публично надсмехался над ректором и деканами?! Вот! Тут у меня письменный сигнал и все твои слова про то, что ты не собираешься приходить на парад без ректора и деканов, которые тоже должны были в первых рядах маршироать в трусах и майках уже стали известны во всех инстанциях и парткоме! Ну как мне теперь тебя выгораживать и доказывать им твою политическую зрелость? Меня уже вызывали в ректорат с настоятельной просьбой отреагировать на твою выходку вплоть до исключения из института. Представь себе как обидно, проучившись и неплохо четыре года выскочить недоучкой, да еще с вечнным пятном политически несознательного комсомольца! Ты пойми, что твоей карьере уже приходит крах и тебе неминуемо грозит исключение из института! А нам тут еще долго придется зализывать раны, причиненные столь необдуманным твоим поведением. Так что, готовься забирать документы и через месяц-другой идти в служить в армию рядовым, а не лейтенантом, как выпускник технического ВУЗА, хоть и поучился зря на военной кафедре!

Женщина сделала длительную паузу явно наслаждаясь произведенным впечатлением и оценивая, сгущать ли еще краски, или остановиться и выслушать лепет оправданий: Все потемнело передо мною и я выпучил глаза, не в силах произнести ни слова в свою защиту. В мозгу лихорадочно возникали картины одна кошмарнее другой на тему моего дальнейшего существования. Ведь на зарплату порномодели долго не протянешь, даже если и сниматься по два раза в месяц. И никакого спасения от армии — прямая дорога в пехоту или стройбат. Вся учеба потом пойдет насмарку и время будет упущено....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх