Принцесса с острова Лофофора

Страница: 3 из 6

взглянул на свою прекрасную островитянку. Она что-то бросала в горящий костер, вся пещера наполнилась одуряющим ароматом; огонь вспыхивал то фиолетовым, то пурпурным, то алым пламенем.

Я вздрогнул, когда в пещере гулко пронеслись слова очаровательной принцессы:

 — Ты проснулся, милый... Смотри, уже почти ночь!

На небе сверкали крупные звезды.

 — Иди за мной! — властно сказала девушка, протягивая мне руку.

(Мои дальнейшие действия были продиктованы полубредовым состоянием; я словно бы перенесся на несколько веков назад).

Мы вышли из пещеры, и она подвела меня к округлой каменной чаше, в которой темнела вода и дрожали звезды. Девушка бросила туда пучок какой-то бурой травы, и вода тотчас же вспенилась.

 — Сделай омовение, мой повелитель! Эта вода придаст тебе силы и очистит от земных ядов.

Я снял джинсы и рубашку и, ежась, окунулся в прохладную шипучую воду купальни. Тем временем девушка упала на колени и стала что-то быстро шептать, обращая свое лицо к звездам. Затем она встала и, грациозно покачивая атласными в лунном свете бедрами, шагнула ко мне в купальню. Вода еще более вспенилась и заискрилась. Я рассмеялся и привлек ее к себе. Она тоже смеялась. Нами обоими овладел какой-то сладострастный дурман, и мы были как пьяные.

 — Тише, дорогая, тише, — я взял ее на руки и вынес из купальни.

Когда мы вошли в пещеру, все озарилось желто-красными переливами костра. Я положил девушку на шкуру антилопы и сам опустился рядом.

Наши тела почти соединились, как вдруг девушка вскрикнула. Я отпрянул в сторону и, ничего не понимая, поглядел на нее.

 — Смотри, смотри, он обжег мне грудь!

 — Да кто? — ничего не понимая, вымолвил я.

 — Твой крест, сними его.

Я осторожно снял с себя свой нательный православный крест и положил его чуть поодаль от наших тел. Девушка крепко прижалась ко мне, и нас закружил бешеный смерч любви. Я весь растворился в ее прекрасном теле. Нас уносили молочные волны океана — волны, которые становились все выше и выше; в ушах стоял гул; огромное пульсирующее солнце внезапно вспыхнуло, окрасив пену волн в багрово-алый цвет.

Когда я открыл глаза и приподнялся на локтях, девушка поднесла мне чашку горячего кофе.

 — Выпей, — сказала она, — это придаст тебе бодрости.

Я сделал глоток, и опять мое сердце тревожно забилось.

 — Послушай, милая, в данный момент у меня нет человека ближе, чем ты. Однако, меня ищут. Понимаешь, отец, наверное, считает, что я погиб. Послушай, у меня есть к тебе серьезное предложение. Давай вместе уедем с этого острова, ради Бога, если я хоть что-нибудь значу в твоей жизни. Я хочу по-христиански предложить тебе руку и сердце и всю свою жизнь. Отвечай: ты согласна покинуть остров?

Глаза принцессы расширились от страха.

 — Нет, нет, я не могу уехать с тобой. Духи Лофофоры не оставят нас, и потом тут, на этом острове должен родиться наш сын, и он родится, я это уже твердо знаю.

 — Как же: хранитель, жрец, хватит! — грубо оборвал я ее. — Наш сын может родиться где угодно, но если ты боишься своих языческих идолов и эту обезьяну Тина, значит, ты недостаточно любишь меня!

Девушка хотела что-то сказать, но я с силой сдавил ее хрупкие плечи и добавил то единственное, что у меня осталось в запасе:

 — Пойми, я люблю тебя и не хочу тебя терять. Я даю тебе еще одну ночь на раздумие, а затем я отправлюсь на Аклонд, скажу своему отцу, что у меня есть невеста, а вечером, на закате солнца, увезу тебя отсюда.

Агатовые глаза принцессы были в слезах, и даже сейчас, в этот момент, я подумал об этих глазах: ее глаза жили своей собственной таинственной жизнью. Девушка обреченно посмотрела на меня и, как будто прощаясь со мной, прошептала:

 — Я все обдумаю, у меня ведь в запасе есть целая ночь, и... ты будешь со мной. Обними, люби меня, ведь я так долго ждала тебя.

Я мягко положил ее на шкуру и стал медленно, едва касаясь, целовать ее губы, языком коснулся ее упругих сосков. Она порывисто дышала, из груди ее вырвался стон, когда я вошел в нее.

Мы долго растягивали наши ласки. Бедра ее ритмично двигались, и снова лунный свет горел на них...

Затем глаза наши затянула легкая дрема. Когда я начал приходить в себя, то машинально провел по своей груди рукой. Тут только я заметил, что креста на моей шее не было. Я стал припоминать все детали нашей первой брачной ночи. И вспомнил, что я снял с себя крестик, положил его возле нас, на шкуре. Тщетно было искать его в этой огромной пещере. Свою возлюбленную я не догадался спросить: к чему он ей?

Быстро прошел пасмурный день и настала ночь, и эта ночь была поистине ужасна. Море волновалось, завывал ветер. Мы с девушкой укрылись в пещере. Я нежно обнял ее за талию и привлек к себе.

 — Нет, милый, нет, сегодня не надо ласк, — в голосе у нее были слезы, а в глазах — такая безнадежность, что я даже боялся в них заглянуть.

Девушка поднялась, наполнила из кувшина два серебряных сосуда и заставила меня выпить уже знакомый мне пьянящий бальзам.

 — А теперь постарайся заснуть... Ни о чем не думай.

После нескольких глотков я опустился по ступеням сновидений в небытие. Разбудил меня ночью оглушительный резкий крик; я мигом скинул с себя оцепенение и наклонился над своей любимой. Она бредила, металась, ее волосы налипли на лицо. Затем она изогнулась дугой и хрипло выкрикнула слова: «Не он, слышите, не он!» Пена выступила на уголках ее губ...

После приступа тело девушки расслабилось, и она открыла глаза:

 — Все пропало, они не отпускают меня с острова. Духи Лофофоры мстительны.

Она повернула свое изможденное лицо ко мне и стала нежно меня целовать.

 — Не уезжай, любимый, там далеко тебя ожидает гибель. Они сказали мне это, и я молила их за тебя: лучше пусть я погибну, только не он. «С ним ничего не случится, — ответили мне они, — если он не соединит свою страсть и судьбу с другой женщиной. Но если это произойдет, наши чары убьют его, где бы он ни был и как бы ни поклонялся своему богу. Перед его гибелью ему будут даны три знамения.»

Мое лицо после этих слов лишилось крови. Однако самообладание быстро вернулось ко мне.

 — Ну нет, — хрипло сказал я. — Нет, милая, я всегда буду с тобой. Но сначала я вырву тебя с этого острова, слышишь! Сейчас мне нужно вернуться на Аклонд и успокоить своего отца. Вот возьми мои часы, к вечеру я возвращусь. Клянусь тебе, прежде чем большая стрелка остановится на семи часах, мы увидимся снова и уже навсегда.

Девушка молча смотрела на меня, а когда она заговорила, я едва мог расслышать ее слова:

 — Что же, уезжай, милый. Тин уже заправил твой катер.

Я быстро отвернулся от нее и пошел к берегу моря. Потом я сел в катер и завел мотор. Я видел, как удаляется берег, как маленькая фигурка дорогой мне женщины становится все меньше и меньше.

Мой катер разрезал волны океана, и я снова пожалел, что у меня нет с собой компаса. Однако я продолжал путь в неизвестном мне направлении. И снова мне повезло: я расслышал монотонное урчание поискового вертолета. Хвала Всевышнему! Сердце мое радостно забилось.

Вертолет начал плавно снижаться, и вот уже из кабины была выброшена спасательная лестница. С трудом я забрался в кабину вертолета, где сидел мой отец с позеленевшим от гнева лицом.

 — Где ты был, щенок? — процедил он сквозь зубы.

 — Папа, я...

Тяжелый кулак врезался в мою переносицу, голова моя откинулась, из носа брызнула кровь.

Когда мы очутились на берегу, волнение вновь охватило меня. Я тенью ходил за разъяренным отцом и сбивчиво рассказывал, что со мной произошло.

 — Ты ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх