Серенада четырех кавалеров

Страница: 5 из 6

да и подмахивать начала довольно умело. Тут я ей и спустил, да так много, все внутри заполнил.

И в этот самый момент набредают на нас дружинники. Они, видно, крики услышали и стали искать, где кричат. Ну и нашли, в конце концов. Сняли меня с девушки, и повели в отделение протокол составлять. Ее, естественно, тоже.

У меня весь хмель мгновенно из головы вылетел. «Ну, — думаю, и влип же я. Схлопочу сейчас десять лет ни за что, ни про что». Тогда за изнасилование очень много давали. И ничего, главное, сделать не могу, ни с ней поговорить, ни дружинникам что-то объяснить.

Привели нас, посадили в разных углах. Дежурный начинает допрашивать. Сначала ее.

 — Фамилия?

 — Ольга такая-то.

Ну, дальше там всякие анкетные данные. Потом мент спрашивает, показывая на меня:

 — Этот гражданин учинил над вами насилие?

Сердце мое упало. Вот она сейчас подтвердит, и загремел я на десять лет под строгий режим. А что? Свидетели есть, да ведь я и вправду заставил ее лечь под меня. Помощи ждать неоткуда. Сколько историй я слышал о том, как девка посадила парня, который ее трахнул и при этом чем-то не потрафил.

И вдруг эта девочка, которой я ничего хорошего не сделал и которая по всем правилам должна меня утопить, говорит, потупив глаза:

 — Нет, он меня не насиловал.

Тут обалдел не только я, но и допрашивавший нас милиционер.

 — То есть, как не насиловал, вон они все видели.

 — Ничего они не видели. Насилия не было.

 — А ты что скажешь? — обращается лейтенант ко мне.

Я тем временем уже все сообразил и говорю ему:

 — По обоюдному согласию все было.

 — Что же ты кричала, на помощь звала? — спрашивает один из дружинников, совершенно обескураженный.

 — А я разве кричала? Ну, значит от удовольствия.

Тут лейтенант как вскочит кулаком по столу и давай орать:

 — Шлюха! Блядь подзаборная! Проститутка ебаная! Ты еще выламываешься. Сажаю тебя на десять суток своей властью за непотребные действия в общественном месте. Все. Увести ее. А этому — под зад коленкой да посильнее.

Молодой милиционер увел заметно погрустневшую Олю куда-то в недра отделения. Другой вытолкал меня за дверь.

Я, однако, не ушел, сел на ступени и сидел до ночи, а утром туда же пришел с букетом роз и потребовал свидания заключенной. Меня долго отпихивали, но потом все-таки привели Олю. Вид у нее был понурый. Ну я в качестве передачи передал ей букет и кое-что из еды. Она взяла, и я заметил следы благодарности у нее в глазах.

Каждый день приходил я в отделение с цветами и лакомствами. Милиционеры привыкли ко мне и сразу приводили Олю. Наконец, на шестые сутки тот же лейтенант процедил сквозь зубы:

Забирай свою красотку, и, глядите, больше не попадайтесь.

Мы оба пулей вылетели на улицу. И я сходу рухнул перед ней на колени и стал просить прощения. За все. И за насилие, и за то, что ей пришлось претерпеть за меня, незнакомого парня, который, как говорится, не сделал ей ничего хорошего кроме плохого. И она простила меня. Только вот адреса и телефона не дала, сколько я ни просил. И я ее с тех пор ни разу не видел, эту девочку, встреча с которой изменила мою жизнь. Я ведь тогда и пить бросил, учиться крепко начал. И стал в результате тем Марочкиным, которого вы сегодня знаете.

 — Надо же, сказали мужики. — История, по меньшей мере, необычная. Кто бы мог подумать, степа, что с тобой такое могло случиться. Имя, что ли мы сегодня такое волшебное выбрали — Оля? Видно и Чепцову этого имени не миновать. Давай, Гриша, твоя очередь. Жену ведь твою тоже Ольгой зовут?

 — Да ее именно так и зовут, но сейчас речь пойдет не о ней, мы ведь рассказываем о тех, с кем расстались, и кто оставил в жизни нашей неизгладимый след. К сожалению, мое расставание с той женщиной было расставанием навсегда. Звали ее тоже Ольгой, но я ее всегда называл Лелей, Лелечкой. Только вы от меня особой «клубнички» не ждите, не люблю я этого, да мне и рассказывать по этому поводу почти нечего. Кроме того, мы с вами уже по шестой приняли, какой уж при этом секс в нашем возрасте? Остается одна сентиментальность или, как раньше говорили, романтические мечтания.

Я с юности, да и сейчас тоже, человек застенчивый. И общение с женским полом для меня всегда было сложным. Так вот случилось, что я уж и армию отслужил, и третий курс института заканчивал, а у меня еще ни разу женщины не было. Девственником ходил. Вам это смешно, а у меня уже комплекс начал складываться. Познакомлюсь, бывало, с девушкой, все сначала идет нормально по плану. Вовремя целоваться начинаем, вовремя к ощупываниям переходим. Тут бы мне ее и трахнуть, и случай такой представляется. А у меня дружок — как тряпка, на женские прелести не реагирует. Если бы не онанизм — совсем бы себя импотентом считал.

И вот однажды познакомился я на вечеринке с Лелей, о которой пойдет дальше речь. Как вам ее описать? От кинозвезды в ней ничего не было. Красивая, но, конечно не Софи Лорен. Ноги начинаются не от шеи, а откуда положено. Грудь полная, хоть и не такая, как у Мерилин Монро. Понравилась она мне, просто не знаю как. Нечего и говорить, что всю вечеринку я ее от себя не отпускал и знал, что и она этого хочет.

Веселье наше тем временем разгоралось. Вскоре я заметил, что время от времени в помещении становилось как бы меньше людей. Парочки исчезали в соседней комнате и появлялись только через некоторое время. Вид у них при этом был несколько смущенный, можно было заметить, что юбка девушки слегка помята, а парень дышит как-то тяжело. Потом этот процесс пошел быстрее, мне даже показалось, что у дверей соседней комнаты стоит незримая очередь. Пару раз мои приятели пытались увести туда и Олю, но она не далась.

Мы вообще как бы отстранились от всех, оказавшись среди этого шумного бала в другом мире, во вселенной, которая состояла из нас двоих и впереди у нас была целая вечность. Что нам эти люди-букашки, которые только и норовили трахнуться побыстрее, да партнеров поменять побольше. Мы хотели совсем другого, купались в волнах взаимной доброжелательности, находили удовлетворение в неспешном узнавании друг друга. Было радостно сознавать общность вкусов и привычек, ощущать, как мы все больше нравимся друг другу. Любовь уже пришла к нам, а желание росло медленно, постепенно накатываясь горячей волной.

Наши приятели тем временем совсем распоясались. Девчонок, а их кроме Лели было пятеро, собрали на середину комнаты и стали разом раздевать. Леля, правда, с моей помощью отбилась. Девочки, конечно, сопротивляются, визжат, но сами только рады. В воздухе разная женская галантерея витает, сначала юбки и блузки, потом лифчики, трусики, чулки, пояса там разные с подвязками. Тут кто-то как крикнет:

 — Хватай их, робя!

И все стали хватать этих голых девиц и по углам растаскивать. Тут и я, честно сказать, не выдержал, схватил свою Лельку в охапку и потащил в дальнюю комнату. Она не сопротивлялась.

Приволок туда и на кровать свалил. Она только попросила:

 — Дверь запри, я так не могу.

Я запер. Тут она замолчала и лежит, закрыв глаза. Я берусь за подол, юбку ей поднимаю. Не сопротивляется. Когда за трусики принялся, сложнее стало. Леля руками их придерживает, не дается. Тут я и давай ей живот целовать над штанишками. Руки у нее разжались, и трусики стали с моей помощью постепенно сползать вниз, открыв заросший густыми волосами треугольник.

Одним словом, все было готово к тому, чтобы:, ну, вы понимаете. Все, кроме меня самого. Я то, как раз и не был готов. Член мой по-прежнему висел как тряпка, и даже вид моей любимой Лельки, лежащей с задранной юбкой и раздвинутыми ногами ничего с ним поделать не смог.

И тут я почувствовал, что схожу с ума, разделяюсь на два существа,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх