Братская любовь

Страница: 1 из 2

... Подходя к дому, я услышал странно-неестественные звуки. Обойдя угол, я пригнулся как солдат под обстрелом и пополз на звук, доносившийся из открытого окна комнаты моей 16-летней сестры Линды (самому мне 17 с половиной). Осторожно заглянув в комнату, я увидел совершенно неописуемое зрелище. Сестра сидела на краешьке дивана, рядом стоял вентилятор со снятой передней решеткой, зашищающей винт. Девушка привязывала к лопости вентилятора кусок провода, длинной сантиметров 40. «Интересно, зачем ей это понадобилось?» мелькнула в голове шальная мысль. Подергав провод, проверяя прочность узла, Лиза встала, обошла свою конструкцию и включила вентилятор. Проволока со свистящим звуком рассекла воздух. Все еще не понимая, что затеяла сестра, я устроился поудобнее и продолжил смотреть. Она тем временем направила вентилятор паралельно дивану, так что провод ударил по его поверхности. Поднялся довольно громкий шум — хлопки провода о диван. Видимо удовлетворившись результатом, девушка выключила аппраат. Затем, повернулась к экрану компьютера, стоящего у противоположенной стены, она вышла в интернет. Заинтригованный, я чуть не испортил всю маскировку, наступив на сухую ветку, но все обошлось. Тем временем, на экране появилась страница маленькими картинками. Даже при моем хорошем зрении, мне было слабо разглядеть что там нарисовано. Но это и не понадобилось — сестра сама кликнула, что бы увеличить одну из картинок. Пока страница открывалась, я осмотреся — все тихо... Я снова бросил взгляд на экран, и постарался не показать своего удивления даже себе самому. На фотографии лежала на кровати голая девушка, и на ее попку опускался кожаный ремень. Но удивила меня не содержание, а сама картинка. Дело в том, что я сам видел эту фотку, и не раз — это была одна из моих любимых. Вот уж чего я не ожидал от свой сестры, так это склонности к мазохизму. Тут я понял зачем ей понадобился вентилятор... В это время она встала, расстегнула ремешок на джинсах и спустила их. Постояв секуду в таком виде, она решительно стянула их с себя. Затем настала очередь трусиков. Это было чистой формльностью — тоненькая полоска ткани между ягодиц не защищала, а скорее наоборот, оттеняла беззащитность цели. Помедлив еще чуть-чуть, девушка легла на кровать так, что бы ее попка находилась точно под вентилятором. Убедившись, что все готово, она протянула руку и вклучила вентилятор на самую маленкую скорость. Винт начал нерешительно вращатся, провод несильно хлопнул по голому телу. Линда повозилась, и протянув руку, резким движением увеличила скорость вращения на максимум. Было видно, что она, с одной стороны хочет попробовать боль посильнее, но, с другой стороны боится ее... Провод закрутился быстрее, но удара не последовало. Девушка посмотрела на свою конструкцию. Провод запутался в лопостях... Она было собиралась встать и поправить его, но тут он резко выпрямился, сильно вытянув ее поперек всей попы. От неожиданности девушка взвизгнула и упала лицом на кровать. Тем временем провод снова запутался. На этот раз, Линда и не пыталась встать, а только лежала, слегка вздрагивая. Ждать следующего удара пришлось минуты 2. Он получился таким же неожиданным, как и первый, девушка снова вскрикнула и принялась извиватся, желая ослабить жжение красной полоски на попке, но не прикасаясь к ней, боясь следующего шлепка. Удар не заставил себя ждать. Теперь они сыпались очень быстро, проволока расправилась, больше не запутываясь. Они получались менее сильными, но их количество это компенсировало. Потихоньку, угол ударов изменялся. Они отклонялись в сторону, если первые удары попали на середину попки, то теперь проволока била по границе с бедрами. Линда заметила это и развела ноги, явно желая получить удар по промежности или внутренный стороне бедра. Ее желанье было исполнено — медленно сползя я ягодиц провод стегнул девушку по ноге. Это оказалось гораздо болезненее чем предудушие удары, и она выгнулась от боли. После 4—5 таких ударов она кончила. Выключив вентилятор, она лежала еще некоторое время, потирая отстеганные половинки. Встав и натянув обратно трусики и джинсы, Линда снова уселась за компьютер...

У меня уже был готов план действия. Обычно приходя домой, я начинаю шуметь, стучать и возится, но сегодня я ухитрился проделать все тихо. Прокравшись к двери комнаты сестры я заглянул в щель. Линда силела, повернувшись к экрану. На нем мелькали картинки того же содержания, что и та, которую я созерцал через окно... Беззвучно открыв дверь, я остановился на пороге. Сестра резко обернулась, одновременно скатывая окно.

 — Привет! — сказал я, весело улыбаясь. Она покраснела и отвела глаза.

 — Ты сегодня рано, — тихо сказала она.

 — Да ладно, не стесняйся! Мы ж, в конце концов, друг друга не первый день знаем... — Мне надо было покончить с нерешительностью. Она может все испортить.

 — Я не стесняюсь... — ну да, конечно, с таким то видом...

Так, надо ее разговорить. Обычно она не трещит без умолку, но и молчуньей ее не назовешь. Лучше всего сказать все как есть, и быстрее будет, и эффэктивнее.

 — Я видел твое изобретение в действии... — она непонимающе уставилась на меня. Я улыбнулся еще шире. В глазах сестры блеснуло понимание, затем страх, надежда, которые сменились отчаянной веселостью.

 — Хорошо, что из этого следует?

 — Из этого следует, что у нас похожие интересы...

 — Ну и...

 — Хочешь попробовать настоящую порку? — спросил я напрямик, устав ходить вокруг да около. Ее глаза расширелись, затем она тряхнула головой и решительно сказала:

 — Нет!

Я удивленно поднял брови. Такой реакции я не ожидал... Тем временем сестра решила объяснить причины своего отказа.

 — Я не хочу попробовать порку. Я хочу что бы меня пороли. И не раз. И по настоящему. Вентилятор, конечно лучше чем ничего, но недостаточно...

От неожиданности я рассмеялся.

 — Осторожно, может тебе не понравится! Что тогда будешь делать?

 — Понравится, я уверена.

 — А почему ты просто не сказала об этом родителям? Они бы тебя за одну такую просьбу так выпороли, что на всю жизнь хватило б.

 — И как ты себе это представляешь?"Маам, ты не могла бы меня отшлепать, мне очень интересно как это бывает...»?

 — Да, правда, выглядело бы это странно.

Меня снова разобрал смех — я представил себе эту сцену.

 — Хорошо, а конкретно, что ты предлагаешь? — мне было интересно выслушать ее предложения, перед тем как высказывать свои. — Хочешь, что бы я тебя прямо сейчас выпорол?

 — Нет, так неинтересно. Я хочу быть наказанной, за провинности. Быть отшлепанной просто так, значит потерять половину ощущений...

 — Интересная теория. Что ж, тогда подождем...

Я собрался уже отправится по своим делам, но тут мне пришла в голову еще одна мысль.

 — Что ты думаешь об обмене ссылками. У меня их довольно большая коллекция, пожет и у тебя найдется то чего у меня нет?

 — Неплохая мысль. Надо попробовать...

Следующим утром я сидел у себя в комнате, перечитывая любимую фантастику. Родителей дома не было. В середине лета они безвылазно торчат на даче, куда нас с Линдой палкой не загонишь — тоска там смертная. В дверь постучали. Неохотно отрвавшись от книги я обнаружил стоящую на пороге сестру. На ней была короткая свободная юбка и облегающая майка, закрывающая только грудь. Вид имела она весьма виноватый. «Никак провинилась», весело подумал я, вспоминая вчерашнюю беседу. Я выжидающе посмотрел на девушку. Она опустила глаза и слегка покраснела.

 — Я провинилась, — в такт моим мыслям тихо сказала она. Я молча ожидал продолжения. Поняв, что придется говорить самой, она продолжила:

 — Я ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх