По извилистой тропке

Страница: 8 из 8

дверь, без стука, ввалился здоровенный детина.

 — Привет!!! Как дела? Как маршрут? — добродушно проговорил он, Алексей, Юрин друг, начальник лагеря. — А тебе записка от одной очаровательной особы. Они вернулись неделю назад. Уж очень хотела видеть тебя. Я дал ей твой адресок. — улыбаясь, продолжал тот и протянул листок.

 — Зачем? — не нужно было этого делать:

 — Извини. Я хотел как лучше, — виновато сказал Алексей и положил листок на стол. — Что? Даже читать не будешь?: Она очень просила:

В открытую дверь, смущенно вошла Марина.

 — Извините. Но дверь была не закрыта...

 — Ну, я пошел. Встретимся вечером: — еще больше смутился Алексей и вышел из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.

 — Это от неё? — с помрачневшим лицом, Марина кивком, указала на листок. Женская интуиция не подвела ее.

 — Да.

 — Можно прочесть? — с волнением в голосе попросила она.

 — Не стоит. Я и сам не читал ее, — почему-то волнуясь, ответил Юрий.

Он подошел к Марине и осторожно прижал к груди. Волна ласки и нежности с головой захлестнули его. Та стояла и не шевелилась. Ее взгляд был прикован к столу.

 — Ладно! Чтобы не было недомолвок, читай. Но, только про себя. Я ее, не читал:

Марина подошла к столу, взяла тетрадный листок, бросила беглый взгляд на аккуратные строчки и, не читая, разорвала листок на мелкие кусочки. Затем быстро подошла к нему и прижалась к груди.

 — Прости меня, Юра. Мне кажется, я не переживу разлуки с тобой: — по ее щекам текли слезы.

 — Да что ты, милая! Какая разлука? Ну, совратила она меня. Если б не она, нам не быть вместе с тобой, — не то, что оправдывался, больше себе внушал Юра. Светлана все еще давала знать о себе.

Вечером, на большой танцплощадке, как всегда была дискотека. Молодежь веселилась вовсю.

Юрий встретил Сергея, приехавшего последним автобусом. Извинившись перед Мариной, они спустились к ручью и, расположились в небольшой беседке у самой воды.

 — Будешь? — спросил Сергей, из сумки доставая два стакана с бутылкой, — а я, выпью. Для храбрости, — и залпом опорожнил стакан.

 — Юр!!! Может быть, это не мое дело. Терпеть не могу сплетен. — Юра понял куда «дует ветер» — но, такая наглость, поразила даже меня. Я, о Светлане.

Юрий сидел и спокойно смотрел другу в глаза. Казалось, что он все уже пережил.

 — Не знаю, правильно я делаю или нет, но я должен сказать, — он запнулся, опуская глаза, налил полный стакан и затем уж продолжил.

 — Пригласили меня с женой в «Родники». Презентация. Привезли англичане новую технику. Роскошная была презентация, с ночевкой. Демонстрация устаревшей английской техники. Обед, а вечером роскошный ужин. Твоя там была переводчицей. Меня, наверное, не помнит совсем. Ну, то, что англичане липли как мухи, это естественно. Шеф ее, ты его знаешь? — Юрий отрицательно покачал головой. — Он не покидал ее ни на минуту, — Сергей залпом опрокинул стакан. Видно, как тяжело ему говорить.

 — Казалось, что он без ума от неё. У Татьяны голова разболелась. Она пошла спать. Мне надоели все эти «игрушки» и я пошел погулять. В беседке, ну у реки, твоя, с тощим буржуем. Стоят так, обнимаются: Лапает он ее и смеётся: Ну: В общем: В общем кончил ей в рот: — Сергей плеснул очередную порцию в стакан. У Юрия заскрежетали скулы, захрустели кулаки. Дышать стало трудно. Хотелось просто завыть. Нет, конечно, с ней все уже кончено, но обида и злость не давали покоя ему.

 — Продолжай, — потухшим голосом попросил он.

 — Да что продолжать, — пьянея на глазах, продолжил Сергей, — уже стемнело, я стоял на террасе. Смотрю, шеф со Светланой. А он ей говорит. Не просит, приказывает: В общем, требует, что бы она и английского шефа обслужила: По всем правилам: Его номер напротив: Утром выхожу я, а она из его номера: Довольная такая: Потом приехал парень: Такой красивый, одет как с иголочки. Он и увез ее прочь. Увозя, что-то ругался с шефом. Говорил, что ему никогда не простит. Мне кажется, шеф боится его. Извини: Вот такие брат дела, — закончил рассказ Сергей и рухнул на скамейку.

Долго, не зная, что делать, сидел Юрий в беседке. Силы совсем покинули его. Не было сил даже встать. Неожиданное появление Марины, заставило, как-то собраться. Ему было стыдно, казалось, что она знает все, какой он есть рогоносец. Вдвоем они отвели Сергея в коттедж. Вечер, для него, был испорчен. Он не винил в этом друга. Виноват лишь он только сам.

Еще долго гремела музыка, народ веселился вовсю. А, он подавленный, лежал в своей маленькой комнате, переваривая услышанное и, незаметно уснул.

Ему снился сон своей юности. Первый танец, свидание, свадьба. Сколько радостей и надежд. Казалось, что ничто не сможет омрачить их счастье. Как это могло случиться? Где он сделал промашку? Перед глазами стоял образ Светланы. Она глядела холодным надменным взглядом и с призрением говорила, — « А что ты дал мне в этой жизни? Бессонные ночи, в больнице, у твоей постели? Или райскую жизнь? Тяжесть разлук? Знаешь как тяжело одной, когда уезжал на все лето ты? Даже ребенка, мы с тобой не смогли завести. А с ним я узнала вкус жизни:»

Легкий, нежный поцелуй мгновенно разбудил его.

 — Прости меня милый. Я знаю, как тебе тяжело: — Марина села на край кровати. Склонившись над ним, грустно, она продолжала, — прости меня, но я знаю все: — лицо скривилось в страдальческой гримасе, — Я никогда не смогла б разрушить твоего счастья, если б не знала: — запнувшись, она продолжала, — Я догадываюсь, о чем тебе рассказал Сергей, — в глазах блеснула непрошеная слеза. Удушающий комок сдавил ее горло и, не в силах совладеть с собой, упала ему на грудь, — Милый!!! Я тебя ни кому не отдам: — размазывая горькие слезы, ручьем струившиеся по ее щекам, задыхаясь от волнения и нежности, мгновенно переполнившие ее душу, она сильней прижалась к груди.

Юрий лежал с неподвижным лицом, сильно запрокинув голову и, казалось, не слышал ее. Мысли были где-то там, далеко: Избыток нежности любимого человека незаметно проникло и в его душу, он обнял ее. Сразу стало как-то легко и спокойно. Осторожно, он приподнял ее голову и поцеловал влажные губы. Она, его новая жизнь, новая судьба и надежда. Но разве мог он знать, как порой подлы и завистливы, могут быть люди: * * *

Весело стуча колесами, скорый поезд приближал их к родному городу. Позади три трудных недели. Недели, проведенные вдали от родного дома. Улыбки не сходят с обветренных, загорелых, радостных лиц. Вот и вокзал. Кажется, только вчера, они покинули город. Все здесь знакомо. Все так, как три недели назад.

Постояв с минуту, как бы решаясь, Юрий открыл дверь квартиры.

 — Здравствуй милый! — улыбаясь, вышла на встречу Светлана, — как я ждала тебя, — радостью сияла она, — как отдохнул? — улыбка не сходила с лица. Она хотела поцеловать своего мужа, но тот отстранил ее.

 — Ты что? Мне не рад? — удивилась она.

 — Зубы не чистил я, — сняв рюкзак и ботинки, коротко оборвал он и, вошел в ванную комнату.

 — А у нас радость!!! Ребенок будет у нас!!! — следом вошла Светлана.

Юрий вздрогнул при этих словах, вот тебе раз: такого оборота, не ожидал он никак. Взгляну на отражение в зеркале, ехидно заметил.

 — Что? Ветром надул?

 — Юра!!! Ты что? Ты не рад? Ты же очень хотел ребенка. Теперь у нас будет малыш:

 — Мой мне нужен ребенок. Мой — не чужой.

 — Ты о чем говоришь? — в растерянности села она, — а чей же еще, только твой:

 — У нас не может быть ребенка с тобой. Я, бесплоден: — решил блефонуть он. Долго ждал этой сцены, но сейчас охладел. Ему хотелось быть одному.

 — Как? — не унималась Светлана, — Как же анализы?

 — Врал я тебе, боясь тебя потерять. — Светлана попалась на удочку, — но, теперь все равно:

 — Что? Ты завел любовницу? — с горечью произнесла она, — не так представляла себе эту встречу:

 — Тебе можно: Что, я хуже тебя?

 — Перестань!!! — закричала она, — у меня: и любовник: смешно: — она выбежала из ванной.

Приняв теплый душ, Юрий постелил постель себе в зале и, прилег.

 — Может быть, ты скажешь, что произошло? — немного успокоившись, спросила Светлана, — кто тебе наговорил про меня: — голос ее дрожал.

 — Скажи. Только честно. Кто отец ребенка? Не виляй: Я бесплоден.

Светлана опустила голову и тихо, как бы в нерешительности стала рассказывать. Почему-то она поверила мужу. Поверила в его бесплодность. Ей давно приходила в голову эта мысль. Отпираться было бессмысленно.

 — Мы же очень хотели сына: Сколько лет мы прожили вместе, а детей так и нет. — Она подняла голову, с печальным видом уставившись в раскрытое окно, продолжила, — усыновить чужого ребенка, это бред: Мы никогда не любили б его. На искусственное оплодотворение, ты никогда не дал бы согласия, не говоря уж об оплодотворении другим мужчиной. Сейчас есть такие. Я узнавала: — собираясь с мыслями, она на минуту умолкла.

Глядя в потолок, Юрий слушал и, не перебивал.

 — По совету Натальи, я познакомилась с Андреем. Хороший парень, бизнесмен. Жена и ребенок: Он мне и сделал протекцию, на фирме где я работаю. Знаешь, как тяжело было мне решиться на это.

Она резко обернулась, но тот равнодушно смотрел в потолок.

 — Верь мне, это только ради ребенка, не больше: Я думала, ты ничего не заметишь, и будешь любить его как своего:

 — Красивая сказка. — Юрий повернул голову и посмотрел ей в глаза, — А как же любовь? Цветы и наряды? Знаешь, я даже не сразу узнал тебя в том черном костюме:. Кстати, где он? Ты просто неотразима в нем. При мне ты ни разу не одевала его.

 — Какой костюм? Какие цветы? — не сразу поняла она, о чем идет речь.

И Юрий вкратце рассказал историю субботнего дня.

 — Вот такой я:, не доверяю жене: — грустно, он закончил рассказ.

Светлана сидела, не зная, как возразить. Нервы не выдержали и она взорвалась.

 — Да! Я любила его, — как-то быстро, без боя сдалась она, — ну что ты мне дал, за нашу совместную жизнь? Только тяжесть разлук, да бессонные ночи, — нервный тик пробежал по её лицу, — ты даже в постели: Ты никогда не удовлетворял меня, понял, — зло прошипела она, — твоего заработка, мне на косметику вряд ли хватило б. А с ним я узнала жизнь, роскошную жизнь.

 — И вкус импортной спермы, английской, причем: холодно вставил тот, — или какая была еще: — Хватит! Сто раз я видел эту сцену в кино:

С округлившимися от ужаса глазами, не моргая, она смотрела ему прямо в глаза. В его глазах не было злости, только холод, как лед. Да, кажется, он знает все. Она уткнулась лицом в подушку и горько заплакала: Кто ж виноват? Она сама пошла по извилистой тропке.

Юра. Март 2001г.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх