Похождения молодого бисексуала

Страница: 22 из 38

дня довез нас до Утеса.

Мы ехали на заранее подготовленные позиции, в Утесе у Алексея имелись дальние родственники, поэтому мы, созвонившись с ними заранее, уже знали, где будем жить, и сколько это будет стоить. Когда мы добрались до искомого дома, дверь нам открыл заспанный хозяин Евгений и узнав, кто мы, крикнул в комнату:

 — Иришка, возьми ключ от третьего домика и проводи ребят, они с ног валятся, видать всю ночь пили. А к вам я зайду вечером, надо отметить приезд, и показать вам окрестности, надеюсь, вам у нас понравится.

Вид у нас был, конечно, тот еще, Евгений это сразу подметил. Слышно было, как в комнате работал телевизор. Оттуда выпорхнуло юное стройное создание где-то тринадцати лет, одетое в ситцевое платьице с ключами в руках, очень недовольное, что ей помешали смотреть ее любимую передачу. У девочки были красивые рыжие волосы и веснушки. Мы вышли на улицу и, сгибаясь под тяжестью сумок и чемоданов, поплелись вслед за девчонкой. Она повела нас в сторону моря, дорога вилась вниз между убогими домишками, утопающими в зелени.

Когда мы пришли на место, оказалось, что за нашей калиткой еще имеется довольно длинная и крутая деревянная лестница, по которой пришлось спускаться вниз. Я еще подумал, что если с нее по пьяни упасть, то костей не соберешь. Перед нами предстал уютный садик-огородик внушительных размеров с четырьмя постройками разной величины. Какой-то мужик сидел под навесом и читал газету. Мы поздоровались и сказали, что теперь будем тут жить. Мужик, как потом оказалось, Константин Валерьянович, тоже отдыхал здесь с женой и сыном и занимал один из домиков. Его родня была на пляже, а он обгорел немного и теперь вот отходил от этого в тенечке.

Домик нам понравился — три довольно просторные кровати, шкаф для одежды и три тумбочки. Все удобства были во дворе но, зная дефицит воды в Крыму, вы по достоинству оценили бы наличие крана, душа с горячей водой и туалета. Девчушка спросила:

 — Может быть, вам сейчас окунуться в море, тут недалеко, а потом отдохнете, я провожу?

Мы согласились и, быстро переодевшись, пошли за нашей проводницей. Оказалось, что из двора есть еще один выход и ведет он прямехонько к морю. Море виднелось буквально в ста метрах, но крутизна каменной тропинки, по которой мы спускались, вызвала нашу бурную реакцию, мы обсуждали, что будет, если здесь в темноте грохнуться. Тропинка была обсажена колючими кустарниками и деревьями и была настолько крутой, что приходилось хвататься за ветки, чтобы не упасть.

Спустились мы на дикий пляж, усыпанный галькой, в море виднелись небольшие скалы, народу практически не было, Ира потом объяснила, что из санатория дорога сюда очень тяжелая, а местные купаются редко. Вода была не просто прозрачная, а супер прозрачная, мне такой видеть еще не приходилось.

Мы быстро скинули шорты, а Ирина через голову сняла платье, оказавшись в купальнике. Титечки у нее только намечались, однако верхняя часть купальника уже имелась. Мы все вчетвером кинулись в ласковое соленое море, волн совсем не было. Девчонка сразу поплыла к ближайшей скале, а мы с мужиками резвились у берега, снимая накопившуюся за долгую дорогу усталость.

Ира взобралась на самый верх скалы и вдруг, раскинув руки, бросилась с семиметровой высоты в воду. Меня этот полет заворожил, настолько слаженными были все движения этого стройного девичьего тела. Вход в воду был безукоризненным, с минимумом брызг. Захотелось самому научиться вот так прыгать в воду. Я поплыл в ее сторону, к этому моменту Ира уже второй раз успела сигануть со скалы. Встретились мы в воде и я спросил:

 — А давно ты так прыгаешь? Мне тоже хочется попробовать так научиться.

 — Сколько себя помню, все время со скал прыгаю, я еще плохо умею, вот пацаны у нас с носа Верблюда сигают, там где-то 25 метров, да еще перепрыгнуть надо через камень внизу, а то разбиться можно. Там раньше люди бились часто, я оттуда боюсь.

Она показала рукой на скалу Верблюд. На расстоянии трехсот метров виднелась похожая на верблюда скала с двумя горбами, габариты ее внушали почтение.

 — Еще я умею с тропинки, это на мысе «Плака», там до 15 метров, похвасталась девчушка.

 — А почему «Плака»?

 — А там по легенде кто-то из жен чьих-то плакал, вот и назвали, а у нас ее называют Горой любви, потому, что там ночью черт знает что творится, улыбнулась девочка.

Я не стал развивать тему и взобрался на самый низкий выступ скалы.

 — Ириша, а эта как скала называется, спросил я, пересиливая страх от высоты?

 — Это Солдатский камень, а вон там Кроватка, а дальше Кастрюлька, а вон там справа Ласточка, а вот та, что перед Верблюдом — Три сестры, девчушка показывала мне на скалы.

 — Ладно, потом разберемся, я вот прыгнуть хочу, ни разу не пробовал.

Высота была около трех метров. Страшно было до жути.

 — Смотри только не плашмя, а то я тебя до берега не дотащу.

Я прыгнул почти плашмя, подняв фонтан брызг, отбив живот и ноги. Но не подавал вида, что мне больно. Она испуганно подплыла ко мне и всячески выражала свое сочувствие, ребята на берегу ржали. Мы поплыли к берегу, и когда вышли из воды, я снова залюбовался стройной Ирочкой. Она вытирала полотенцем волосы и тело. Плавки ее были мокрыми, и на лобке появилась складочка, попав между губок ее писи. Она заметила мой взгляд и, смутившись, поправила плавочки, потом мы все оделись и пошли в свой домик.

Дорога вверх была трудной, но я старался изо всех сил и помогал Ирочке, которая шла последней, то и дело протягивая ей руку. Она бы и сама легко взобралась по этой знакомой ей тропинке, но мою помощь не отвергала, а я просто балдел от ее тонких прохладных пальчиков и рыжих, как у кошки глаз.

Когда мы подошли к домику, Ирочка попрощалась с нами до вечера и ушла, а ребята начали надо мной подтрунивать сказав, что меня посадят за совращение малолетних.

 — Давай лучше искать кого постарше, сказал Кирилл.

 — Да я не против, только она меня обещала научить прыгать в воду.

Мы разделись до гола, завалились на кровати и мгновенно уснули, накрывшись простынями. Проснулся я от легкого прикосновения руки, это была Ириша, она сказала, что родители ее сейчас придут, поэтому нам пора вставать. За окном уже сгущались сумерки, я взглянул на свою простынь, мой дружек явно бугрился под ней и от меня не ускользнул интерес, проявленный Иришей к моему члену.

 — Сейчас встанем, только ты выйди пожалуйста, а то я не совсем одет.

Иришка покраснела и скрылась за дверями. Я быстро растолкал приятелей, мы оделись, взяли бутылку коньяка, кое-что из продуктов и вышли во двор. Там уже в полном составе находилась семья соседей. У Константина Валерьяновича была довольно сносная для ее возраста жена, жгучая брюнетка, с широкими бедрами и узкой талией, представившаяся нам Екатериной без указания отчества. Еще был сын — балбес лет двенадцати, худющий пацан с черной вихрастой шевелюрой.

Ребята начали накрывать стол под навесом, а мы с Иришей разглядывали море и скалы, к нам присоединился балбес Владик, который был явно не равнодушен к Ирине, и наше появление его видимо жутко расстроило. Я не собирался трахаться с такой малолеткой и поэтому всячески делал вид, что меня интересует только отдых да прыжки в воду.

Вскоре пришли Ирочкины родители с двумя бутылками вина «Мускат красного камня», овощами и фруктами, позже я узнал, что именно эту марку крымского вина предпочитал пить дедушка Ленин. Соседи тоже присоединились к нам. Уже не помню, какой вклад в общий котел сделали они, но стол получился отменным, с мясом и овощами, не говоря уже про минералку и массу спиртного.

Ели-пили мы часа два и наконец подзагрузились порядочно. Евгений с Еленой предложили нам показать вечерний Утес. Мы согласились, надеясь присмотреть себе симпатичных ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх