Похождения молодого бисексуала

Страница: 24 из 38

корабли, бинокль был выше всяких похвал. Опустив глаза на девушек, я увидел, как они переворачивались на животы. При этом я разглядел две совершенно одинаковые милые мордашки. На вид им было в районе 23 лет. Они перевернулись и синхронно приспустили трусики на аппетитных попках так, что стали видны ложбинки между ягодиц. У меня снова начался неконтролируемый процесс поднятия члена и я решил одеть поверх плавок шорты, все же не так будет видно.

Выйдя к Ирише, я спросил ее, когда она пойдет купаться, чтобы продолжить мое обучение прыжкам в воду. Она сказала, что уже заканчивает, и мы сможем двинуться, после того как она позавтракает и наденет купальник.

 — У нас после вчерашнего столько снеди осталось, давай из холодильника вынем и тут поедим, много ли нам надо.

Иришка согласилась и продолжила поливку, а я стал накрывать нехитрый стол, не забыв и про вино, которого осталось полторы бутылки. Вскоре Ириша присоединилась ко мне и мы плотно позавтракали. Я даже уговорил ее выпить немного вина, чтобы она расслабилась, у меня на сей счет были свои планы. Иришка быстро прибрала со стола и забежала в свой домик, чтобы надеть купальник.

 — Ирочка, а давай куда-нибудь пойдем, где народу нет, а то я стесняюсь при чужих плюхаться в воду, как мешок с говном.

 — Но это далековато, да и плыть там порядочно, а вообще то я то место больше всех скал люблю, это мыс Плака, или Гора любви, как больше нравится.

 — Пойдем конечно, надо же изучать окрестности.

Мы двинулись тем путем, которым ходили вчера вечером на прогулку и через 15 минут стали спускаться к морю. Когда я увидел пляж, к которому мы спускались, я удивился и сказал:

 — Ириша, ты же говорила, что никого не будет, а там народу тьма и вообще это, наверное, санаторский пляж, вон лежаки всякие и навесы?

 — Но я же тебе говорила, что надо еще долго плыть, это за скалой, видно только с моря, народ туда не заплывает, чаек боятся.

 — А чего их бояться-то? Утопить могут?

 — Да нет, у них в это время птенцы подрастают, так они просто какают на головы проплывающим, потом неделю не отмоешься, она улыбнулась, некоторые после этого брили голову наголо. Вон смотри местный пацан, Васька, лысый весь, это он неделю назад по пьянке мыс обплывал и не заметил, как его обгадили, пришлось голову брить.

 — Понятно, а как же мы убережемся?

 — Надо просто нырять, когда они приближаются, они ведь кричат, когда нападают, испугать наверное хотят.

Мы спустились на пляж, Ирина подошла к какой-то будочке и начала снимать платье.

 — Ну чего стоишь, раздевайся, я вещи знакомым отдам и поплывем.

Я быстро скинул майку и шорты, Ирина отдала все наши нехитрые пожитки какой-то тетке, и мы двинули к морю. Я со всего размаха прыгнул в прохладную воду и поплыл к мысу, вскоре меня нагнала Иришка, плавала она прекрасно, угнаться я за ней не мог, и она чуть сбавила темп. Плыть пришлось на удивление долго, но я не боялся за себя, потому, что в Свердловске мог переплыть огромное озеро Шарташ туда и обратно без остановки. И это при том, что вода там полегче и похолоднее, чем в море.

Наконец пляж скрылся из вида, и показались пресловутые чайки, ими была усыпана вся скала, орали они как резаные, оберегая своих птенцов, сидящих рядом с ними в скалах. Вот одна чайка начала пикировать на Иришку, и когда та уже подлетела достаточно близко, девочка просто сложила над головой руки и скрылась под водой. Чайка сбросила из своей клоаки на Иришку свою вонючую бомбу и взмыла вверх.

Мы специально не плыли рядом, чтобы чайкам не было удобно атаковать нас вдвоем сразу, бить, так сказать, по площадям. Пока мы обплыли этот утес, мне и Ирише пришлось нырнуть раз по двадцать. Наконец чайки начали редеть и Ириша повернула к скале. Когда мы туда подплыли, то я увидел под водой, на глубине около метра выступ, на который можно было встать, правда он был усыпан мелкими мидиями и мы иногда резали о них ноги, но зато с этого выступа по едва заметным ступенькам можно было взобраться на скалу.

Только сейчас я оценил достоинства этого места для занятия любовью и загорания нагишом. В скале имелась круглая ниша диаметром около двух метров, которую не видно ни с моря, ни сверху, с утеса. Она имела довольно гладкое, словно отполированное дно. До уровня моря было примерно метров 15, когда смотришь вниз — дух захватывает. Когда мы туда взобрались, Ириша сказала:

 — Ну, а теперь посмотри, как я прыгаю, и двинулась к краю пропасти.

 — Прекрати сейчас же, а то голову свернешь, заорал я, но было поздно.

Тот самый первый ее полет с головокружительной высоты, увиденный мной, всю жизнь будет стоять у меня перед глазами. Она спустилась чуть ниже чаши, в которой мы стояли, вытянулась в струнку на едва заметном выступе скалы. Многие балерины позавидовали бы тому, как она без балеток, встала на самые кончики своих маленьких пальчиков, и чуть согнув ноги в коленях, оттолкнулась вверх и полетела, как птица. Ее руки, как крылья чайки грациозно взметнулись вверх и чуть вперед. Полет закончился далеко внизу, и мне пришлось вытянуть шею, чтобы увидеть ее вход в воду. Это была фантастика, пузырьки воздуха бурлились, показывая ее подводную траекторию. Наконец моя прелестница всплыла, я в этот момент боролся с нахлынувшими на меня чувствами.

Пока она подплывала к скале, я привел себя в порядок и двинулся ей навстречу. Я все же хотел научиться прыгать. Мы встретились на отметке трех метров, море зеленело под нами, а стоять рядом было особо не где. Я обнял ее за талию, чтобы не упала и попросил:

 — Иришка, ну объясни пожалуйста, как же мне прыгать, чтоб не разбиться, я так хочу научиться.

Я чувствовал, как дрожало ее тело на ветру и прижимал к себе. Она не сопротивлялась, только немного укоризненно на меня смотрела.

 — Антоша, надо сильно оттолкнуться, вперед и вверх под углом примерно в 45 градусов, тогда просто твое тело само войдет в воду, надо только регулировать наклон и силу толчка в зависимости от высоты, вот взгляни.

И снова она, как ласточка вспорхнула над скалой и полетела. Только в этот раз она, перед тем как падать вниз, подогнула свои коленки к животу, прижала их руками, а потом перед самой водой, снова разогнулась в струнку и почти без звука вошла в воду. Я, запомнив ее движения, тут же последовал за ней. Она еще не успела вынырнуть из воды, когда я уже не очень плохо входил туда. Оценив относительную бесшумность входа в воду, она приветствовала меня радостными криками.

Когда мы взбирались по скале наверх, я умышленно пропустил ее вперед. Ее красивая попочка в маленьких плавочках маячила перед моим носом до самого нашего пристанища. Мы решили позагорать немного в нашей чаше и я лег на ее раскаленное дно, чтобы охладить для моей девочки это ложе. Она уселась на край впадины и смотрела в море, как смотрела, видимо все эти годы, с тех пор, как родилась.

Я вспомнил, как она вчера голая и страстная каталась по кровати и снова начал возбуждаться. Чтобы девочка не видела моего вздыбленного члена, я перевернулся на живот и позвал ее:

 — Ириша, иди сюда, я тебе камушек охладил.

Девочка с улыбкой спустилась ко мне в чашу и легла рядом на живот, чуть касаясь меня плечом. Капельки воды блестели на ее теле, я не выдержал и провел рукой по ее спине, растирая воду по ее бархатистой коже. По ее телу пробежали мурашки. Она молчала, и я нежно продолжал ее гладить, не переходя границ ее плавок. Так продолжалось довольно долго, наконец она сказала:

 — Антоша, ты мешаешь мне загорать.

И снова молчание, не просит убрать руку и вся дрожит.

 — Ириша, но ведь нам это обоим нравится, правда?

 — Конечно нравится, но я боюсь, ведь мы одни, мало ли какие у тебя намерения, я не хочу быть тут ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх