Похождения молодого бисексуала

Страница: 35 из 38

до сих пор все женщины с удовольствием глотали мою сперму, а тут такая неувязочка. Я подумал тогда: до какой же степени надо было запугать девчушек, чтобы им стали так противны мужики во всех их проявлениях. Даша все же решилась, у нее, видимо, было более сильно женское начало и она впилась в Иришкины губы сладким поцелуем. Потом она облизала мордашку девочки, не оставив на ней ни капельки спермы и обернувшись к Маше, сказала:

 — Ну что, дурашка, посмотри, у Антона еще пару капель осталось, давай, пробуй.

Сказано это было в приказном тоне и Маша не посмела ослушаться. Наклонившись ко мне, она взяла меня за основание уже поникшего члена и втянула его к себе в рот. Потом, неумело причмокивая, высосала из меня последние капли и улыбнулась:

 — Я представляла себе, что это будет что-то ужасное, а он такой нежный, и вкус, как у банана, а бананы я люблю.

Делать уже на скале было нечего, надо было менять обстановку, другое дело, что Иришка не разу за сегодняшний день еще не кончила и я предложил Даше или Маше ее поласкать. Те вдвоем дружно взялись за дело и, вскоре моя подружка забилась в судорогах оргазма. Я пытался было вставить в это действо свои пять копеек, но у меня ничего не получилось. Дарья оккупировала Иришкину промежность, а Машенька целовала в губы и теребила ее грудки. Я, дурачась, взял кончившую девочку на руки и, поднатужившись, отбросил ее подальше от скалы в воду. Она вынырнула и погрозила мне кулаком:

 — Убью, я утонуть могла, совсем не соображаешь?

Девушки уже плыли к берегу, пока я забирался на скалу и прыгал с семиметровой высоты. Они аплодировали.

Глава 14. Штатный дефлоратор и цирюльник кисок Утеса

Мы выплыли на берег и оделись. Девушки с благодарностью смотрели на меня и Дарья сказала:

 — Антон, приходите лучше сегодня после ужина, а то нам надо привести в порядок свои растрепанные чувства. Ириша знает, как к нам пробраться незамеченными, передай ребятам, чтобы не обижались, мы медленно привыкаем к новым знакомым.

Мне было самому неохота сейчас переться в такую даль. Хотелось поспать после всего пережитого. Поэтому я с радостью согласился, и мы с Иришей попрощавшись с девушками пошли домой. Там нас ждали ребята в предвкушении встречи с новыми знакомыми. Я несколько расстроил их тем, что встреча перенесена на вечер, но когда я рассказал результаты своего заплыва на скалу, то мужички подобрели и пошли купаться. Я взял с них обещание, что они закупят все на вечер, и мы с Иришкой завалились подремать в нашем с ребятами домике.

Я раздел Иришу, разделся сам и прижался к ней всем телом под простынею, ласкаться уже не хотелось, сон нас сморил и проснулись мы только к обеду, когда вернулись ребята. У каждого в руке было по две сумки с продуктами и выпивкой. Мы еще сходили с мужиками на пляж и позагорали немного, Ириша пошла домой помогать родителям убираться. В семь часов все собрались в нашем дворе под навесом. Соседи куда-то ушли и мы начали разрабатывать план действий на вечер.

Ирина рассказала нам, что в третий корпус на любой этаж можно пробраться по пожарной лестнице. Девушки жили на четвертом, окна в коридор были всегда открыты, поэтому проблем пробраться незамеченными в их номер не было. Дело в том, что в те стародавние времена бабульки вахтерши внизу строго следили за нравственностью отдыхающих и ровно в 23—00 запирали входные двери корпуса. Еще Ириша рассказала нам, что девушки в принципе согласны лишиться девственности, но боятся это делать с Алексеем или Кириллом, поскольку по ее рассказам представляют размеры их членов.

 — Короче, мальчики, женщин из них будет делать Антоша, а вы уж помогите ему как-нибудь.

Меня очень взволновало это задание, но пасовать я не собирался. Единственное, чего я опасался, так это чего-нибудь не так сделать, в результате чего девчушки поимеют отвращение к сексу. Еще я помнил про их душевную травму и понимал, что все придется делать крайне осторожно и тактично.

В восемь часов вечера мы двинулись навстречу новым приключениям. Все заволновались, когда заметили, что у пожарной лестницы, ведущей на крышу третьего корпуса, толпилось много гулявшего народа. Однако на нас никто особого внимания не обратил, видимо все привыкли к тому, что по этой лестнице лазают все, кому не лень. Алексей подсадил Иришу на первую ступеньку, потом полез я, ребята следовали за мной, с трудом волоча за собой сумки с провиантом. Все прошло, как нельзя лучше и мы уже стучались в дверь 412 номера, где жили девушки.

 — Входите, у нас не заперто, раздался голос одной из сестер.

Мы несмело вошли в прихожую, номер был, что надо. Справа дверь совмещенного санузла, прямо большая комната с широкой лоджией и двумя приличного размера кроватями, между которыми стояла тумбочка. Даша сидела на кровати в коротком халатике и с полотенцем, обмотанным вокруг головы, а Маша плескалась в душе. Ребята стали накрывать на стол, а я вспомнил, что сегодня не мылся в душе. Надо было как-то это исправлять и я обратился к Дарье:

 — Даша, а можно я с Машенькой помоюсь, а то весь соленый после моря.

 — Хитрый какой и быстрый, ну ладно, погоди я ее спрошу.

Она подошла к двери душа и открыла ее, переговоры с Машей быстро закончились и она, заходя в комнату, сделала приглашающий жест рукой:

 — Иди, только не хулиганьте там долго, а то мы без вас начнем.

Войдя в душ, я увидел сквозь полупрозрачную занавеску контуры молодого и красивого девичьего тела. Маша не произнесла ни слова. Я быстро скинул с себя все и шагнул к ней под теплые струи душа. При виде открывшемся моим глазам, член непроизвольно начал вставать. Маша спросила:

 — Ты мыться сюда пришел или еще за чем-нибудь. Вон как пиписька то надулась, бросай эту затею, я не готова ни к каким играм. Ты, кстати бритву захватил?

Я хлопнул себя по лбу, бритва лежала в одной из сумок с продуктами. Я высунулся за дверь и попросил Кирилла ее принести. Тот съехидничал:

 — Ну вот, наш цирюльник открыл интим парикмахерскую.

Я быстро закрыл дверь и юркнул под занавеску к Маше.

 — Машенька, можно я сам тебе киску побрею? Я аккуратненько, не бойся.

 — Ну давай, только не порежь меня пожалуйста.

 — Тогда садись на табуреточку и ножки раздвинь пошире. Она так и сделала. Не передать словами мои ощущения, когда я склонился к этой красивой киске. Видно было, что Машенька тоже возбудилась от непривычности ситуации. В ее больших губках я заметил блестящую каплю смазки. Встал перед ней на колени и невольно слизал ее, задев языком за клитор. Машенька дернулась и сказала:

 — Перестань, Антон, давай оставим это на потом, побрей меня, а потом я тебе помогу помыться.

Но я ничего не смог с собой поделать и наклонившись между ее бесстыдно расставленных ног, еще раз смачно провел языком от девственного влагалища до большущего, уже стоячего клитора, буравя все это языком. У Маши вырвался стон и она заехала мне ладошкой по макушке.

 — Кому сказала, не возбуждай меня, хватит баловаться, а то выгоню.

Ничего не оставалось делать, как приступить к приятной обязанности побрить эту восхитительную киску. Я попросил Машу сдвинуть попку поближе к краю табуретки и еще пошире расставить ноги. Намыливая мылом ее промежность, я намеренно касался самых чувствительных мест и Машенька закрыла глаза. Я начал бритье, постепенно спускаясь от теперь уже гладкого лобка к губкам. Я выворачивал их наизнанку и тщательно лишал волосяного покрова. Видимо это доставляло Машеньке удовольствие, потому что она немного дергалась и теребила мои волосы. Мой член иногда касался ее бедер и Машеньку от этого прикосновения передергивало, как от разряда электрического тока.

Наконец бритье подошло к концу и я сказал об этом Маше. Но она попросила меня побрить ей волосики вокруг попки, я ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх