Похождения молодого бисексуала

Страница: 38 из 38

будут вести только ее, разглядывая все ее прелести. Обидно стало до соплей, вот козлы, подумал я. Неужели мы похожи на нарушителей границы. Мы быстро приближались к берегу, торопясь спрятаться в спасительную тень скалы. На берегу Ириша сказала:

 — Надо линять отсюда по быстрому, сейчас они нагрянут, одевайся скорее.

Одеться мы успели, но убежать от доблестных советских пограничников не смогли. Наряд застал нас, поднимающимися по тропинке на набережную. Времени было около двух ночи. Старший наряда, рыжий прапорщик бесцеремонно оглядывал Иришу, платье которой прилипло к голому телу, не скрывая практически ничего.

 — Ну что, девочки мальчики, купаемся в запретной зоне ночью? Ириша, от тебя я этого не ожидал, все родителям расскажу, а это что за фрукт?

 — Матвей Савельевич, это наш отдыхающий, не надо родителям ничего говорить, мы просто купались.

 — Ну просто голышом купались и все тут. Прапор заржал. Ладно, идите домой, и чтобы я вас тут больше не видел, диверсанты хреновы.

Мы с Иришкой заторопились уйти от них как можно скорее. Во время обратного похода к своему жилью, я все время успокаивал Ирочку, говоря ей, что прапор не расскажет родителям о нашем ночном купании, но слезы лились из ее глаз. Девочка рассказала мне, что отец с этим пограничником практически друзья и что он расскажет все обязательно. Наконец мы доковыляли до своей хибарки. Двери в мой домик были закрыты и я понял, что ребята заночевали у сестер.

 — Я не думаю, что сегодня отцу станет все о нас известно, поэтому пойдем в мой домик, я тебя по прежнему хочу и люблю, но завтра попробуй защитить меня как-то от них, я боюсь их реакции. Мама рассказывала мне как-то, что в 18 лет познакомилась с папой и у них был роман в течение года, после чего они трахнулись, зная, что через месяц поженятся. А мне всего 13, что же теперь будет?

 — Пусть он меня хоть убьет, я знаю, что все делал правильно, я не силой взял тебя, мы любим друг друга и я не позволю ему над тобой издеваться.

Мы вошли в Иришкин домик и еще долго разговаривали. Я чувствовал, что девочку нужно успокоить и не форсировал события. Мы разделись сразу же и легли на кровать. Я гладил ее рыжие вихры и говорил нежные слова. Я целовал ее губы и грудки. Я превзошел самого себя в ласке и чувствовал, что могу кончить от одного ее прикосновения. Это напряжение нужно было сбросить и я попросил Иришу:

 — Давай я кончу тебе в ротик для начала, а то перевозбудился вроде. Мне хочется ебать твою киску долго, чтобы ты кончила по настоящему, по женски.

Моя милая девочка все правильно поняла и, склонившись над моим другом, нежно вобрала его в рот. Буквально через несколько залатываний я кончил. Ириша все из меня высосала, не проронив ни капли. Она не отпускала моего члена из плена своих губ и он вскоре снова встал.

 — Ну что, Ириша, иди ко мне, маленькая и красивенькая моя девочка, мы ждали этого долго, мы это заслужили. Я хочу тебя сейчас трахнуть, как не трахал никого и никогда, я выебу эту маленькую дырочку так, что ты об этом никогда не забудешь, я люблю тебя и буду любить, я хочу тебя и буду хотеть.

В это время я теребил ее клитор и забирался пальцами в ее влагалище, от моих нашептываний девочка совсем расслабилась и потекла рекой. Я запрыгнул на нее спереди и приставил член к ее жаждущему лону. Один удар, и он проскользнул в ее мокрое нутро. Обхватив ногами ее бедра, я задвигал своего дружка не до конца, но старался тереться членом о ее клитор. Я все время нашептывал ей на ушко нежные словечки.

Наконец, я почувствовал ее ответную реакцию на мои старания. Чувствовалось, что процесс начинает нравиться ей все больше и больше. Я еще запустил одну руку под ее попку, чтобы поглубже насаживать ее на свой член и сразу после этого она начала бурно и громко кончать, подмахивая мне все сильнее и сильнее. Я сдерживался, что есть мочи, чтобы тут же не залить ее пизденку спермой, в нее кончать было никак нельзя. Оргазменные рывки ее тела и стоны начали стихать и я, вынув член из скользкой дырочки, выстрелил накопившуюся сперму на грудь и живот девочки.

Потом мы долго лежали обессиленные и счастливые рядом. Я ласкал тело девочки, размазывая по нему свою сперму. В эту ночь мы трахнулись еще раз и опять оба кончили. Ириша потом призналась мне, что вся жизнь ее теперь перевернулась, она никогда не была полностью удовлетворена до этого, а сегодня к ней пришел ОРГАЗМ с большой буквы.

Послесловие. Самая грустная часть этой книги

Не хотелось заканчивать на минорной ноте, но из песни слова не выкинешь. На следующий день рыжий пограничник рассказал Евгению, отцу Иришки, о нашем ночном купании. Тот рассказал жене Елене, и она разыскала Иришу, успевшую выпроводить меня и помыться в душе. Она прямо спросила дочь рассказать обо всем и та не стала скрывать правды. Ребятишек и близняшек она сюда не примешивала, просто объяснив матери, что давно этого хотела и попросила меня лишить ее девственности. Мать сначала плакала и ругалась, обещала меня убить, но потом женская солидарность взяла свое и она пообещала не говорить ни о чем отцу.

Отец, однако, был зол на дочь. В тот же день он разыскал меня на пляже и у нас состоялся мужской разговор. Драться он не полез, но настоятельно рекомендовал мне оставить Иришу в покое. С тех пор она ночевала только в доме у родителей. Общались мы при помощи записок, передаваемых местными пацанами, и иногда, днем или утром назначали свидания или на мысе Плака или на Солдатском камне и трахались, как швейные машинки.

В последний день перед отъездом мы провели вместе на скале, Ириша плакала и просила меня не бросать ее. Она говорила о каком-то нехорошем предчувствии, о том, что меня больше никогда не увидит. Я и не предполагал, как она тогда была права.

Ребятишки мои летали на крыльях любви, их подруги уехали и они переебали пол Утеса, не забывая и о соседке. Я же ходил, как в воду опущенный, мне не хотелось никого, кроме моей Иришки. До сих пор не забуду наше прощание. Мы вчетвером стояли на остановке автобуса и я не стесняясь обнимал свою лапочку, она тихо плакала. Когда автобус увозил нас из Утеса, я еще долго видел ее худенькую фигурку и милые заплаканные глаза.

На следующий год у меня не получилось вырваться в Крым. Когда я еще через год, так же как и мои ребятишки, успешно сдал экзамены в военное училище, родители снова отправили меня в Утес. Я стремился туда с радостью, предчувствуя скорую встречу со своей любовью. Когда я вошел в знакомый мне дом, то сразу увидел осунувшиеся и какие-то постаревшие лица Иришкиных родителей. На столе стояла ее фотография в траурной рамке. На фотографии Ириша выглядела повзрослевшей и еще более красивой. Она умерла за месяц до моего приезда от рака крови. Когда я услышал от Евгения эти слова, то просто упал на диван и зарыдал в полный голос.

Елена подошла ко мне, села рядом и тоже заплакала. Евгений вышел в соседнюю комнату, пряча глаза.

 — Она очень любила тебя, Антоша, до последней минуты ждала тебя. Спасибо тебе, что ты научил ее чувствовать, иначе она не познала бы этой радости в жизни, в такой короткой ее жизни.

Я оставил вещи у Иришкиных родителей и пошел с Еленой на могилку ее дочери. Та же фотография повзрослевшей девочки и свежие цветы на холмике, вот и все, что осталось от моего чуда.

Москва, февраль-март 2001 года.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх