Приключения женской футбольной команды

Страница: 2 из 4

короткой передышки Ариэль подошла к Кристен и что-то сказала ей. Та кивнула и Ариэль начала нежно гладить ее грудь. На меня накатила волна ревности. Кристен была по праву моей! Я уставилась на длинные ноги Кристен, кипя от злости. Ее идеальные бедра плавно перетекали в стройные ноги с точеными, словно из алебастра, коленками. Сколько раз я мечтала увидеть ее обнаженной, и вот теперь, когда моя мечта сбылась, — я, увы, была бессильна что-либо сделать. В это время другая женщина поглаживала ее замечательные соски, похлопывая по ее попке. Я отвернулась, сжав зубы в бессилии.

Через минуту ко мне подошла Ариэль и сказала: «О, она просто прелесть. Я оставляю ее себе, и если ты будешь хорошей девочкой, то я возможно позволю и тебе общаться с ней.» Она сжала мою грудь руками и пощекотала соски, которые сразу же ответили на ее ласку. «Ну что, собираешься быть хорошей девочкой, C. J.?»

Покраснев, я опустила глаза и прошептала: «Да, мэм.»

Она ущипнула мой сосок, сделав мне больно до слез."Ты поняла уже, что ты — раб? Наши законы справедливы, и наше наказание для нарушающих их — жестоко.»

Мы шли целый день и остановились лишь под вечер. Нам развязали руки, чтобы мы могли поесть, но на ноги надели кандалы, убив тем самым саму мысль о возможности побега. После ужина, цепь, соединяющая наши ошейники, была разомкнута, и каждая из воительниц забрала одну из нас на ночь. Кого для тепла, а кого и для нечто большего. Я думала, что Ариэль заберет Кристен, но она не стала этого делать. Она забрала меня.

Как и ее спутницы, Ариэль лежала на земле, завернувшись в шерстяное одеяло. Для безопасности мы встали лагерем в виде круга, защищенного со всех сторон. По видимому, французы не решили проблемы с дикими индейцами и опасность ночной атаки была весьма вероятной. Тело Ариэль было мускулистым, но вместе с тем женственным, и нее было пара шрамов, о которых я не удержалась спросить. Но, как только мы оказались под ее одеялом, она сразу начала поглаживать мой живот. Я вначале попыталась сопротивляться ее поцелуям, но это ее не остановило.

И вскоре, несмотря на мое сопротивление, я была основательно возбуждена. Ариэль оказалась неожиданно нежной, когда ее рука проникла мне между ног и стала ласкать там. Она довела меня почти до оргазма, но в самый последний момент остановилась. Я лишь стонала, находясь в полусознательном состоянии. Уже почти целый год у меня не было секса. А она вновь и вновь повторяла эту сладкую пытку. В конце концов, она, прижав свои губы почти к моему уху, прошептала: «Так кто ты?»

Я, судорожно вздохнув, простонала: «Раб. Я — раб. Пожалуйста, дай мне кончить. Я прошу тебя!»

Она усмехнулась. «Да, это так. Ты — раб. И шлюха. Моя шлюха. Верно?»

«Да! Я — шлюха! Пожалуйста, я сейчас умру...»

«Завтра утром, перед своими девочками ты приползешь ко мне на животе и будешь лизать мои ноги. А затем каждая из них сделает тоже самое. Кто откажется, тех ждет порка. Ну, что, согласна?» И не дожидаясь ответа, она опустила свою голову к моей груди и обхватила губами сосок. Пока Ариэль нежно его покусывала, ее палец, словно какое-то самостоятельное живое существо, спустился по моему позвоночнику и вонзился в анус. Мое тело изогнулось дугой, я закусила губы, обрывая крик только что достигнувшей оргазма женщины. Это был долгий, интенсивный, пульсирующий оргазм, обхвативший каждую мою клеточку. А после я уснула, прижавшись к плечу моей хозяйки.

На следующее утро, после завтрака нам связали руки позади спины и построили в линию. Ариэль посмотрела на меня и кивнула головой. Я вышла из шеренги и остановилась примерно в восьми футах перед ней. Опустилась на колени, неуклюже упала на бок, перевернулась на живот и, дрыгая ногами, поползла к ней. Затем, сгорая от стыда, я лизала ее ноги. Удовлетворясь моим унижением, Ариэль подняла меня на колени и заставила смотреть, как мои девочки проделывали тот же самый ритуал подчинения. Кристен отказалась. Ариэль приказала связать ее и выпороть.

Я подползла к моей хозяйке на коленях и поцеловала ее руку. «Пожалуйста», — умоляла я. «Дайте мне поговорить с ней. Прошу не бейте ее.»

Ариэль взглянула на меня сверху вниз и кивнула. «Поговори с ней. Она, как и все, должна пройти этот ритуал. Меньшее — недостаточно.»

Я встала на ноги и побежала к дереву, где Кристен уже дожидалась наказания. Она была подвешена за кисти рук к толстому суку, так что ее ступни едва касались земли. Я умоляла ее подчиниться, но она не захотела даже слушать меня. Рыдая, я бросилась на колени. «Прошу тебя, сделай это для меня. Я люблю тебя и я не вынесу твоего наказания.»

«Ты любишь меня?»

Я подняла на нее свои заплаканные глаза: «Да. Я полюбила тебя с первой нашей встречи.» И поцеловала ее бедро. «Пожалуйста, подчинись ее ради меня.»

Она пристально посмотрела на меня. Эти безмолвные мгновения показались мне часами. Наконец, она кивнула: «ОК. Только ради тебя».

Ариэль восприняла новости с улыбкой. Она выпорола меня, в то время как Кристен лизала ее ноги в знак подчинения. По моей спине и заднице прошлась кожаная плетка, заставившая меня заорать уже после десятого удара.

Мы бежали все утро, остановившись лишь на маленький привал в полдень. Ближе к вечеру мы наконец добрались до поселения. Оно, казалось, сошло с виденных мною когда-то картинок, на которых были изображены первые форт-посты пионеров-европейцев, покорителей Нового Света. Нашему виду представились сколоченные из бревен примитивные дома, а также окруженные высоким частоколом бараки для рабов. Теперь, когда мы прибыли на место, события стали развиваться быстрее. Кристен и я были отделены от общей группы.

Следующим делом Ариэль выбрала еще четверых, и своим выбором она меня удивила. Все мои девочки были в хорошей форме и довольно привлекательны, большинство — атлетичные тинэйджеры, но Ариэль выбирала не по внешнему виду. Кроме Кристен, которая безусловно самая прекрасная девушка из нас, она выбрала девочек, кто имел, как я знаю сильный характер. Она выбрала Дженни и Сэл, обе еще те. Стройные и сильные, Дженни — рыженькая и темноволосая Сэл с карими глазами и оливковой кожей. Она также выбрала Вэл, стройную блондинку, нашу новенькую, и Кэйт, ветерана команды, получившую в битве на зеленом газоне травму ноги, но тем не менее остающуюся одной из самых быстрых на поле.

Оставшихся девочек отвели в один из бараков, где они должны были дожидаться аукциона, который планировался на следующей недели. Мы же последовали за Ариэль, и спустя некоторое время пыльная дорожка привела нас к ее хижине. Жилище было расположено около ручья, на небольшом возвышении, благодаря чему открывался прекрасный вид на окружающую местность. Ариэль сняла с нас наручнике, первоначально предупредив, что попытка к бегству наказывается смертью. «И это будет не легкая смерть на веревке. Когда сбежавших рабов ловят, их распинают.» Она обвела нас взглядом. «Заметьте, я сказала «когда», а не «если». За последние пятьдесят лет только одна рабыня сумела убежать. Но впрочем ее насадили на вертел. У некоторые диких племен к северу отсюда существуют обычаи съедать своих врагов». Она сделала паузу и улыбнулась, улыбнулась той ледяной улыбкой, которая заставляет человека содрогнуться. «Она была все еще жива, когда ее поджаривали».

Я не знала верить ли ей или нет. Она говорила убедительно, но вполне вероятно просто хотела напугать нас. И ей это удалось. Ариэль поделила нас на пары: Кристен и я, Сэл и Дженни, Вэл и Кэйт. «Никогда не ходите поодиночке. Оставайтесь всегда со своим партнером и заботьтесь друг о друге». Она определила обязанности каждой пары. Кристен и я должны были готовить еду и убираться по дому. Сэл и Дженни — заботиться о лошадях и работать во дворе. На Вэл и Кэйт легла обязанность следить за оружием и прочим снаряжением. Кроме того каждую ночь одна из пар должна была делить с Ариэль постель. «Попрактикуйтесь между собой, так как я весьма требовательна ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх