Приключения женской футбольной команды

Страница: 3 из 4

в постели.»

Она дала нам полотенца и мыло, а также флакон с чем-то похожим на лосьон, пару ножниц и приказала обрезать волосы, выкупаться в реке и натереться лосьоном. «Ваши волосы на голове не должны быть длиннее, чем у C. J. А этот лосьон поможет удаляет волосы на ногах и лобке. Он достаточно мягкий, лишь немного щиплет».

Мы молча отправились выполнять приказания. Кристен не смогла удержаться от слез, когда я обрезала ее длинные золотистые волосы. Я старалась как могла, и в концу концов на ее голове появилась вполне сносная мальчишеская прическа. Плескаясь в воде, мы разговорились, и я поняла, что Кристен оставалась девственницей в любом смысле этого слова. Мы растерли лосьон друг по дружке и, смыв его через пару минут, ощутили странное сексуальное чувство, увидев себя снова, как в детстве, абсолютно лишенными волос там, внизу. Наконец, вытершись насухо мы вернулись обратно в хижину.

Ариэль провела этот и несколько последующих дней, объясняя нам наши обязанности. Наша с Кристен работа была и так ясна, так что она проводила больше времени с другими. Обучение продолжалось почти целую неделю. Она пожелала, чтобы мы были постоянно обнаженными, и никому в поселении это не казалось странным. Здесь не было мужчин, чтобы подглядывать за нами. Однажды я заикнулась о нашем водителе, и Ариэль сказала, что его выдворили за пределы страны. Нам мой вопрос о продолжении рода, она, улыбнувшись, объяснила: «К нас свои способы. Мы покупаем девочек у испанцев с юга, бывает захватываем у индейцев. А иногда некоторые из нас совершают путешествия...»

В первую же ночь я была приятно удивлена чувствительностью Ариэль. Она забрала меня к себе в постель, оставив остальных пятерых девушек жаться под общим одеялом в соседней комнате. «Я поражена», — шептала она мне на ушко. «Они все девственницы. Пусть они пока займутся друг дружкой. А я научу тебя, как доставлять удовольствие женщине.»

И она научила. Несмотря на то, что я была влюблена в Кристен, я никогда не была с другой женщиной до того, как прошла через Вуаль. Ну, если совсем точно, то был один маленький случай. Это произошло еще, когда я играла в колледже. Так получилось, что мы остались с моей напарницей по команде одни в душевой. Но тогда, я лишь молча стояла, прислонившись спиной к кафельной стенке, застыв словно манекен, пока она, опустившись на колени и обхватив мои бедра руками, ласкала мою киску. Это было приятно, но больше никогда не повторялось. А теперь же Ариэль научила меня удовлетворять ее пальцами и языком, и еще она меня научила управляться с потрясающим искусственным фаллосом, сделанного из какого-то неизвестного материала. Он был мягкий, но вместе с этим упругий и быстро нагревался во время работы. Кроме того с помощью специальных кожаных ремней он мог крепиться к телу.

Неделей спустя мы присутствовали на аукционе, где были проданы остальные девочки из нашей бывшей футбольной команды. Их всех, кроме одной, забрали женщины из других городов и деревень. За них отдали хорошие деньги, и починенные Ариэль остались довольны. Тем же днем наша хозяйка забрала нас на кузницу, где каждой поставили тавро, небольшую стилизованную букву «А» на запястье левой руки. Было ужасно больно.

Наше обучение продолжалось. Пока девочки занимались друг с дружкой, я делила постель с Ариэль. Но вскоре произошло одно событие. Однажды ночью Ариэль сказала, что будет вызывать девочек по одной на чердак. Первой он позвала меня, чтобы я помогла застелить там огромную кровать, а затем помогла ей надеть тот самый поразивший меня искусственный член. После чего она поставила меня на колени напротив кровати и приказала молчать и не вмешиваться, чтобы не происходило. Первый была Кристен. Я сидела и молча смотрела в ее глаза, пока Ариэль лишала ее девственности. Затем она присоединилась ко мне и мы вместе наблюдали, как теряла девственность Кэйт. То же самое произошло и с остальными девушками. Сэл была последней. Она была единственной, которая не проронила ни звука, пока Ариэль трахала ее.

Когда все было кончено, Ариэль устало опрокинулась на спину на скомканные простыни, широко раскинув руки. Ее грудь тяжело вздымалась, и в такт ей покачивался фаллос, окрашенной кровью девственниц. Когда она отдохнула, я вместе с ней отвела, еще недавно девочек, а теперь уже женщин, в ванную, где мы смыли с них остатки крови и, вытерев махровыми полотенцами, отправили спать. Всех, кроме Кристен, которая отправилась обратно на чердак, я же провела остаток ночи с остальными. Но выспаться мне все же неудалось. Около 4 утра, меня разбудил очень эротический сон, который при пробуждении превратился в реальность в виде Кэйт, ласкающий низ моего живота. Я застонала от удовольствия, и тут меня накрыл оргазм, принесенный на кончике ее языка. В это время Сэл и Дженни держали мои ноги, широко разведя их в стороны. Затем Сэл и Кэйт поменялись местами, и все началось сначала. Все четверо поочередно доводили меня до оргазма. Это было невыразимо!

Ариэль поддерживала строгую дисциплину и наказывала нас за каждое нарушение, но она не была жестокой. Ариэль не навязывала нам садо-мазохистких игр, мы были ценным имуществом, и она заботилась о нас. Через три года рабства мы могли вступить в армию, и по прошествию двух лет службы получить гражданство. Наша хозяйка обеспечивала нас самым лучшим медицинским обслуживанием, зимой одевала в теплые одежды, и только в остальное время года мы оставались обнаженными. Она использовала нас в сексуальном плане, но никому никогда не одалживала. Мы ее не любили, но уважали и были благодарны судьбе, что попали в ее руки, а не в руки какой-нибудь нимфоманке-садистке.

Со временем стало очевидным, что малышка Кэйт полюбила Ариэль и, что удивительно, Ариэль казалось отвечала взаимностью. Кристен сошлась с Вэл, еще один сюрприз, неприятный для меня. И, конечно, Дженни и Сэл — это была идеальная пара. Лишь я осталась одна. Прошло шесть месяцев с момента нашего появления в Аркадии, и мы уже основательно обосновались здесь. Жизнь была непроста, но мы научились преодолевать сложности. Большинство из нас были счастливы. Пришла весна, и Ариэль куда-то уехала на пару дней со своим отрядом. На время своего отсутствия она оставила присматривать за нами свою молодую кузину. Мириэль была смышленой девчонкой с веселым характером, постоянно улыбающаяся, но вместе с тем умеющая постоять за себя, хоть и ей было всего четырнадцать лет. Некоторые из нас это поняли на собственной шкуре, и потом еще долго не могли нормально сидеть.

Ариэль возвратилась из дальнего рейда с дюжиной пленниц, спавшихся с датского судна, потерпевшего кораблекрушение неподалеку от берега. Несмотря на то, что в моем мире поблизости не должно было быть никакого моря, то место, где мы находились, соответствовало примерно штату Массачусетс, всего в тридцати милях от Атлантического побережья. Ариэль слезла с лошади, и Кэйт тут же бросилась ей на шею. После продолжительного поцелуя, Ариэль повернулась ко мне и, улыбнувшись, сказала: «Я знаю, что ты одинока, так что можешь осмотреть новеньких, — я позволяю выбрать одну по твоему вкусу. Большинство из них говорят по-французски, некоторые — по-английски».

К тому времени мы все довольно хорошо говорили по-французски, некоторые лучше, некоторые хуже. Я относилась скорее к последним. Я прошла перед строем пленниц, оценивая каждую из них. Та, на которой я остановила свой взгляд, была высокой и стройной рыженькой девушкой со светло-коричневыми глазами. У нее была бледная, почти прозрачная кожа, прекрасное тело и маленькие, плотные груди, заканчивающиеся крошечными розовыми сосками. И кроме того, меня окончательно поразили ее длинные изящные ножки. Она не говорила ни по-английски, ни по-французски. Одна из девушек сказала, что рыженькую зовут Петра и, что она из Германии. Я несколько растерялась, но тут к нам подошла Дженни и заговорила с Петрой на чистейшем немецком.

После нескольких минут их разговора, Дженни повернулась ко мне и объяснила,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх