Стольник за глубокое горло

Страница: 2 из 5

дело, и ее язычок нежно пульсируя, быстро забегал по стволу Вадима, проникая к основанию большой головки.

 — Ыым! — Вадим закрыл глаза и откинув голову нежно гладил морщинистое лицо, волосы и шею старухи.

 — Тише, тише, родной мой, сейчас, — ее две слабенькие ручонки цепко сжимали, и умело дрочили хуй Вадима, а мягкие губки все чаще и чаще касалисьсь вздутой головки. Открыв на всю ширину свой небольшой ротик, она умело, по особенному, запихав в рот, заглатывала с трудом входящее орудие молодого жеребца, а вытащив, успевала прижать его своей мягкой двойной бородкой к шее, массируя и вращая его, натирая им свои глаза и щеки.

 — Ууу! аа... а, Вадим почувствовал, как наступает оргазм, — Я кончаю, мать... Ааа... Глотай! Старуха попыталась отстраниться от Вадимового паха, но сильные солдатские руки подтянули ее голову почти к основанию члена, и мощная струя спермы ударила в ее горло. Какое это было удовольствие, как умело она сосала хуй, зацеловывая головку.

 — Ой, прости, сынок, щеки свело, и язык с непривычки замлел. Упарилась. Лет таки двенадцать не видала живого... Ху... мужика, одна ведь живу. Правда играла изредка со своим пирожком, заменяя мужичка то огурчиком, то морковочкой. Вот так и век прожила, — вытирая Вадиму поникший, обвислый хуй своим халатом тараторила старушка.

 — О! у тебя опять встал! Вот молодость... небось, хочется... в мою мандиночку засунуть ну — кат я посмотрю, — старушка аккуратно засунула два пальца себе в промежность.

 — Все хорошо милинекий, уже мокренько... уже можно... чувствует ведь мужика... ну встречай, кисочка, встречай, — задрав халат и, повернувшись к Вадиму задом, раздвинула широко ноги, уперевшись руками в вагонный унитаз,

 — Вставляй не сильно... родненький, а то порвешь ее невзначай... Вот так... сюда... попал, толкай же смелее. Вадим стоял в удобной позе позади старушки, нежно водя своим здоровенным колом по ее ягодицам и влажной промежности. Его большая залупа медленно втискивалась в манящее, зияющее влагалище старушки. Чтобы не сделать ей больно, Вадим, на, одно, мгновение, опустился, на, колени, и язычком обработал выгнутое ее лоно, обильно смазав слюной вход во влагалище.

 — Теперь можно, — и взявшись руками повыше пухленькой жопки, маленькими легкими толчками наполовину ввел свое орудие ей, а затем, наращивая темп, сильно заработал своим задом. Вошедший с трудом член, теперь легче скользил в пизде — взад-вперед, доставая своей головкой какой-то овально — мягкий мячик. Было приятно и щекотно.

 — Матка, матка это сыночек... вышла встречать тебя, ну-ка сдай глубже, быстрей и ее жопка стала в такт Вадиму подмахивать, все глубже и глубже насаживаясь на его ствол. И вот член Вадима во всю свою двадцати двух сантиметровую длину уже проникает в ее нежное лоно, при этом его яйца звонко бьются о бедра старушки. Вадим был уже весь в мыле, а жопка старушки наращивая скорость, все набегала и набегала на него. В дверь туалета несколько раз громко постучали и Вадим, вздрогнув, сильно прижав к себе стоящую раком старушку, не вынимая, член обильно и резко кончил ей в матку. Струя была такая сильная, что старушка от удовольствия вскрикнула и дернулась вперед, чуть не ударившись головой о стенку...

 — Стыд, то какой, родненький, прошептала испуганная старушка, вытирая Вадиму член и свою промежность. Подумают, что совратила малого старая... Как приятно мне было чувствовать в себе твою молодую и сильную... палку. Выходя из туалета, Вадим сказал проводнику, что бабушке было плохо, что ее рвало, но сейчас все в порядке и проводил ее до соседнего купе. Он был ей очень благодарен за все удовольствие, но от его денег она отказалась, сказав, что ему они нужней. Настроение было хорошее и Вадим пошел к себе Его попутчик Виталий Сергеевич, невысокий, полноватый мужичок под пятьдесят с лысиной и масляными глазками пристально посмотрел на Вадима и улыбнулся,

 — Вижу на любовном фронте полный ажур и по этому поводу по сто грамм, как принимается? Вадим не возражал, а наоборот налил себе почти полный стакан, — Будем! Затем, забравшись на верхнюю полку, Вадим с интересом слушал продолжения о сексуальных похождениях Виталия Сергеевича. От его рассказов у Вадима хуй стоял почти круглосуточно. Виталий Сергеевич работал, каким то инспектором в ГОРОНО в Приморье, так вот за тридцать лет работы поимел почти весь городской педколлектив.

 — Ты, Вадимушка, их лаской бери, бабы любят ушами, вовремя комплементы подбрасывай, а когда одни остались... не торопись — везде поласкай язычком особенно клиторок, груди, шейку словом «заведи» ее и она вся твоя. Найди в ней изюминку. Вот тут она для тебя сделает все, что попросишь, это они с виду неприступные да гордые, а в ласках они, что молодые, что пожилые — пластилин. Плывет женщина, то есть кончает от тебя — горы за тебя свернет, и муж не узнает. В такие минуты не мозги бабой управляют, а пизда не забывай об этом, — поучал подвыпивший Виталий Сергеевич продолжая...

 — Я когда довожу бабу до такого состояния смело могу вогнать хуй в любую ее щелку не опасаясь — пробовала ли она в жопу, заглатывала ли она, чей ни будь хуй себе в горло или нет. И всегда никакой боли одно наслаждение независимо кто под тобой невинная целка или разъебанная за долгие годы пизда. Ведь так называемое «глубокое горло» это — особая ебля. Не каждая баба сможет преодолеть свой страх засунуть себе в горло двадцатисантиметровый, а то и еще больший хуй, но если сможет, то уже не расстанется с этим видом секса уже никогда это факт. Я перепробовал многих... и молоденьких студенток-практиканочек и «холодных», «сухих старушек» — математичек, физичек. Вадиму было интересно слушать рассказы Виталия Сергеевича, но его всегда выдавала оттопыривающаяся в штанах возбужденность. Видя это, Виталий Сергеевич подмигнул,

 — С такой большой пушкой, как у тебя Вадим, нельзя лишать девочек наслаждения, но помни, когда впихиваешь женщине глубоко в горло, ее голова должна быть откинута назад, рот и горло находятся на одной линии. Вместе с входящим в горло членом женщина делает вдох и выдыхает при обратном движении хуя. Все просто. Помни, что «глубокое горло» дает такую гамму новых ощущений тебе и женщине, что, попробовав раз, оно станет на первом месте в сексе, но не торопись и не забывай об осторожности. Лет шесть назад на спор, на каком то вечере я незаметно увел и выебал жену тогдашнего зам. начальника РОНО, красивую тридцати с небольшим лет женщину, которая по утверждению всего коллектива была полной недотрогой и ни разу не изменила мужу. Под каким то обычным предлогом может ее интересом послушать меня, а затем высмеять, мы остались в темном классе, но не одни... с двумя арбитрами нашего спора. Естественно она об этом не знала. Не спеша, минуту за минутой я «заводил» ее всем, чем мог. И представь себе, она возбудилась от моего шепота, ласковых фраз и нежных поглаживаний. Когда позже, задрав подол платья, засунул ей руку в трусы и пробежал пальчиками по ее губкам, щелке и клитору, она вдруг стала бурно и обильно кончать мне в ладошку. Ее полуоткрытый рот издавал стоны наслаждения, ее жопа ходила ходуном, а ее руки припали к моему хую. Это был сигнал к действию... проигравшись с ее клитором, я насадил ее, возбужденную, себе по самый корень. Опыт и мои усилия довели ее до критической точки... теперь это была не девочка-недотрога, а истекающая оргазмами ебливая сучка. Я чувствовал, что с ее пизды просто ручьем истекали соки ее бессвязная речь...

 — Люблю... ууу... еще... е... сильней... тварь... родной... амм... не торопись... сь... сь, позволяют мне сделать заключение, что в подобном состоянии она и любая другая женщина, не задумываясь, примет в себя еще один, а то и два члена будь то ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх