Стольник за глубокое горло

Страница: 4 из 5

розоватой щели и набухшему клитору. Юлька, во сне глубоко дышала и продолжала вертеть своей жопкой, выгибая и приподнимая ее вверх. Довольная улыбка блуждала по ее лицу, и Вадим понял, что ей это игра доставляет неподдельное удовольствие. Засунув свою головку чудь — чуть глубже в Юлькину дырочку и встретив преграду ее девственной плевы, отец вдруг встал, сильно растер ладонью себе лоб и виски, оценивая обстановку. Постояв, укрыл простынею спящую Юльку и отошел от кровати. Затем поднял с пола мокренькие Юлькины плавки, вновь зачем-то понюхал и, запихав их в рот, дроча на ходу неумолимо стоящий хуй, прошел в ванную комнату. Сквозь незакрытую дверь Вадим видел, как Юлькин отец, скрипя зубами яростно надрачивал его над раковиной.

Дальше у Вадима не было сил смотреть на происходящее, нащупав в кармане ключ от их с Бобом подвала, находящимся в этом же доме, он незаметно вышел из квартиры, захватив недопитую бутылку вина. От увиденного хотелось дрочить и дрочить до посинения, как бывало не раз. Оказывается, интересы взрослых совпадают с их интересами, но имеют явно более красочную фантазию. Эту, до конца не созревшую малолетку Юльку, Вадим решил, использовать в своих сексуальных интересах. Открыв подвал, он осторожно спустился по лестнице вниз. Было темно, но они с Бобом знали здесь каждый выступ, каждый метр. Добравшись до своей лежанки — старого разложенного дивана, находящегося в другом углу от лежанки Боба, Вадим, глотнув из бутылки, лег и с удовольствием занялся своим любимым делом. Вдруг он услышал поворот ключа и открывающуюся дверь подвала. По шагам и по пьяным хихиканьем Вадим узнал Боба, который был не один, а с бабой.

 — Точно, Вова, здесь никого нет? — шепотом спросил женский голос, — как здесь темно и жарко, может уйдем а? — Ну, куда теперь идти? Шаги медленно удалились к дивану Боба.

 — Молодец, Боб, телку притащил, знает, что нам нужно разрядиться. Знал бы он о проделкаках своего папочки с его сестренкой. Вадим и сам не прочь был сейчас всадить спящей Юльке. Перед его глазами все стояла ее аппетитно зияющая щель. От предвкушения хорошей ебли у Вадима заломило в яйцах, но он решил не торопиться — пусть Боб наибется, всем хватит, а пока за дело. В соседнем углу послышался скрип дивана и шуршание снимаемой одежды, и женский пьяный умоляющий шепот...

 — Ну, что ты выдумал? Дрянной мальчишка. Кто тебя подговорил за мной следить? Стыдно ведь. Ну, пойдем скорей от сюда. Хочешь, денег дам на компьютер, я уже с отцом разговаривала.

 — Мам, ну мы же все на верху обсудили — я хочу... другое... Хочу знать, сколько раз ты изменяла отцу и зачем. И хочу, что бы ты у меня пососала... как у дядь Миши.

 — Ты что выдумал? Хам! Пососала. Я твоя мать, а не какая-то там панельная соска. А может, и ебать еще у родной матери попросишь? Ну, ладно, не сердись. Ты точно не расскажешь папке о том, что видел меня с дядей Мишей? Женщина сменила гнев на милость.

 — Просто на меня подействовал алкоголь. Поверь мне, что подобное больше не повторится. Вова, я прошу тебя, дай мне слово, я сделаю все, что захочешь. Ну, скажи, что сделать? Хочешь, ударь меня, я заслужила. Только... Только прошу тебя не секс — ты мой сын, пойми я не смогу потом смотреть тебе в газа.

 — О! какие мы, бля, нравственные, а подставлять свою пизду за углами разным кобелями — можно? — Боб явно был сильно пьяный.

 — А в квартиру приводить ебарей можно, когда отец в разъездах? Мы с Юлькой видели, как тебя пьяную ебут в собственном доме. Я хочу, что бы ты мне все рассказала, — не унимался Боб.

 — Тише, Вова, тише, успокойся. Все хорошо я должна была догадаться, что ты следишь за мной и... ревнуешь. Я ведь женщина... Я догадывалась, что ты за мной подсматриваешь в ванне. Это у тебя возрастное, а у меня совсем другое. Отец часто в командировках, ты должен понять меня.

 — На выпей вина, Боб протянул ей бутылку — поможет тебе успокоится. У меня всегда в заначке есть. Сделав несколько больших глотков из бутылки, она, сильно захмелев, продолжала...

 — Ну, вот работа, друзья, друзья друзей, сам понимаешь, не маленький уже осенью в армию пойдешь. Выпивка, а выпьешь мужика хочется. Попросту хорошего хуя хочется. Надоело одной себя дрочить в постели. Ты не думай, что я со всеми трахалась, как попало, нет, у меня было всего четверо, сейчас один — дядя Миша, наш друг семьи. И вообще, как ты нас нашел? Следил мной? Ну, понимаешь... сильно захотела я,... дала... выебал пьяную бабу дядя Миша, ну и что? Я, когда выпью, сынок, сильно ебаться хочу. Папка твой все равно спит. У него хоть оглобля, что надо, но кончает он уж очень быстро. А мне мало. Запомни, баба пьяная — пизда чужая ха-ха, — она еще раз приложилась к бутылке и, допив ее, развязано, безразлично произнесла...

 — Может писю поцеловать моему слонику? ха-ха. Или может поиграть с ней? Все равно ведь теперь не отстанешь. Вадим услышал скрип пружин дивана и подумал...

 — Так это же мать Боба. Не могу поверить. Вот озабоченная семейка. Специально напилась, что бы не было стыдно Боба. Вадим представил голой высокую и красивую молодую теть Веру — мать Боба и Юльки и сразу же приплыл себе на живот. Он бы с удовольствием трахнул ее и хотел уже выйти из своего угла, но как поведет себя Боб?

 — Где наш писюн? Ооо, прости Вова, это совсем не писюн. Такой жилистый и большой, совсем как у отца... А стоит, как стоит, как штык. И толстый... Мне нравиться твой хуй, Вова, — продолжала заводиться она. Какую игрушку отрастил! Я и представить не могла, что мужичок свой рядом со мной в доме есть. А у друга твоего Вадима такой же большой болт? Вы часом не удовлетворяете друг друга? Шучу. Дрочите? С девочками будте по аккуратнее, не обрюхатьте нечаянно. Мой слоник хочет попробовать свою мамочку да? И ему ничуть не стыдно будет ее ебать. Ну, давай, я готова. Думаешь, что у меня не обыкновенная пизда? Да? Поперек? Нет, Вовочка, такая, как и у других. Давай я его лучше тебе пососу. Вот так. Ооо, он мне нравится. Могли бы, и домой пойти отец наверняка дрыхнет, я бы хоть подмылась, или вам кобелям все равно? Так ты все же следил? Ее совсем развезло. Вадим услышал звуки мягкого причмокивания.

 — Мам, мне Вадим рассказывал, что он уже несколько раз ебал... Ну... Свою маму. Папа у них постоянно в институте, какой то заказ по ракетам делает. Ну, редко ночует дома, а она сама к Вадиму ночью спать приходит. Вадим притворяется, что крепко спит, а она у него хуй тихонько сосет, а потом садиться на него верхом и ебется.

 — Не верю я! Таня близко мужиков к себе не подпускает, а тем более ебаться с сыном. С Вадькой нет. А в прочем... В тихом болоте... Уж сильно она Вадима любит. Подозрительно.

 — Вот Боб пиздит, так пиздит. Ни кода Вадим ничего подобного не говорил ему. Да и представить Вадим себе не мог, как можно выебать собственную мать. Конечно, он бы смог, ей всадить, но если бы только она сама этого захотела, но это просто из сферы фантастики. Слишком она у Вадима к сексу строгая. Вадим вспомнил, как, учась в восьмом классе, дрочил всю ночь в своей кровати, а рано утром, пробрался в спальню матери. Его тело бил озноб. Он знал, что мать спит всегда голая. Дрожащей, непослушной рукой он залез под одеяло спящей матери, положив свою ладошку ей на чисто выбритую пизду. Видно ладонь была холодная, так как мать проснулась и схватила Вадима за руку. Она все поняла и пристально смотрела в глаза испуганного Вадима, а затем с раздражением произнесла...

 — Ты меня напугал. Иди спать. И ни когда, слышишь, ни когда подобное не делай. Запомни. Это извращение. Я твоя мама. У тебя со мной ничего не выйдет.

 — Сосет, как пить дать сосет мамочка. Молодец Боб, где — то ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх