Темный хрусталь

Страница: 2 из 4

похоти в ослепительном море нездешнего, ничуть не смущали ни сознания, ни совести. Ученику хотелось игры, и охота была пуще неволи. * * *... Не ведающий страха, погруженный в сон наяву, он потерял чувство времени. Его щуплая фигурка в черном демисезонном пальто, съежившаяся на темном краю скамьи, почти сливалась с мраком. Редкие прохожие, забредавшие в дикий час на бульвар, не обращали на него никакого внимания. Даже бригада шпаны, пару раз продефилировавшая мимо, дымя дешевыми сигаретами и изрыгая ругань, его не заметила. Одиночество, дарованное свыше, не имело не единой червоточинки.

Защищенный одиночеством как броней, увлеченный восхитительной игрой фантазии, Ученик не сразу заметил, что пространство вокруг него, состоящее из мертвого мира ночи, перестало дышать одним только холодом. В бодрящем дыхании ветра появились незнакомые раздражающие запахи, заставившие Ученика вернуть распыленные по мирозданию частички самого себя к шершавым брусьям покосившейся скамьи. Прикрыв глаза, он сосредоточился и попытался понять, что же происходит. После некоторых размышлений ему удалось уловить природу раздражающих запахов: вино, сигареты и что-то еще, приторно удушливое и вызывающее. Это последнее раздражало более всего.

Какое-то время в нем теплилась надежда на возвращение и игре, но запахи-оккупанты решительно захватывали пространство, подавляя своей мощью хрупкую структуру грез, изнеженных теплом и уютом гнезда под черепной коробкой.

Наконец его озарило: так до одури вызывающе могли пахнуть только не слишком дорогие дамские духи. Не так давно облако подобного запаха едва не заставило его стошнить на школьной лестнице, где он столкнулся с известной всему подростковому отряду сексуально озабоченных искателей любовных приключений начинающей местной гетерой. Она носила белые колготки и бант того же цвета, слухи, между тем, о ней ходили самые жаркие. Дошли они и до Ученика, разбередили любопытство, подталкиваемый которым он пошел на перехват юной куртизанки, не сознавая, правда, ни ясной цели, ни внятной задачи своих исследований. Якобы случайно, впопыхах обычной школьной суеты, словно на мотоцикле в стог сена, он въехал лицом в пышущий самодовольством бюст, чрезвычайно переспелый для юного возраста его обладательницы, и это было все, что Ученик успел оценить до того, как удушливая, почти слезоточивая пелена накрыла его с головой. Запах безвкусицы и плебейского воспитания оказался для Ученика тем же, что и блеск костра — для короля джунглей; отвратителен ровно настолько, насколько и ужасен. Никакое любопытство не могло справиться с ним. Впрочем, то было первое знакомство Ученика с выдающимися способностями своих нюхательных рецепторов. Знакомство весьма поверхностное. Но теперь оно напомнило о себе.

Запах духов, исходивший от той, которая сидела на другом конце скамейки, не обладал столь одаряющий действием, видимо, из-за присутствия других не менее сильных запахов. И хотя промелькнувшая мысль о том, что нежданная соседка та самая гетерочка, сразу же испарилась, не оставив и следа, поначалу трудно было избавиться от неприязненного чувства к незнакомке, не по причине бесцеремонности ее вторжения, а от того, что она вызывающе пахла.

Безмерно циничный запах — так ему показалось вначале. Ученик рассердился, он негодовал, он рвал и метал, оставаясь внешне совершенно тем же: нахохленная фигурка в пальто с поднятым воротником, вжавшаяся в параболоид скамьи. Он жаждал только одного: чтобы эта пьяная женщина поскорее ушла. Должна же она была когда-нибудь уйти, оставить его в покое. Тогда он мог бы ее все-таки как-то простить.

Но дама не спешила. Наоборот, будто издеваясь, она приняла ту же позу, что и Ученик, позу явного расположения к длительному отдыху. Укутавшись в шубу, замерла, втянув непокрытую голову в плечи, изредка то ли вздыхая, то ли всхлипывая. Над высоким воротником смиренно колыхались взъерошенные локоны, осторожно поглаживаемые дыханием ночи.

Ученик не собирался ее прощать, но успокоился быстро: ночь не последняя, а несчастная женщина не предполагала, в какие тонкие сферы вторглось её хмельное, насквозь материальное тело. Тем более, что, быстро став незаметным запах из смеси алкоголя, сигаретного дыма и духов, утратил свою пугающую враждебность.

Идти домой так беспросветно рано Ученику не хотелось. Он просто и свободно дышал воздухом, следуя мудрому наставлению взрослых о необходимости поддерживать мозговую деятельность регулярной порцией кислорода. Деятельности, между тем, в мозгах не происходило никакой.

Попытка составить пару стихотворных строк о ночи абстрактного восторга и любви не привела ровным счетом ни к чему, мысли о завтрашнем тягуче-занудном дне вяли сами по себе чахлыми цветами. Другие мысли бродили в голове далекой и однообразной массой, и ни одна из них не обретала законченной формы. От всей этой бессмысленной без-мыслицы появилась даже легкая досада.

Воспользовавшись временным затишьем, из норы, приютившейся на дне души, из своего ночного убежища, показала уродливую змеиную головку дневная страсть Ученика — любопытство. О! он был страшно любопытен при дневном светиле, когда фантазии не разрешалось ни то, что гордо парить в мироздании, ни то что взмахивать крылами, ну разве что чистить перышки. Живой, примитивный материальный мир составлял предмет его дневных забав, несравнимых, конечно, с ночными волшебствами. В нем просыпалась чуткая хищная тварь, прижимавшая в охотничьем азарте уши к изящному черепу. Иногда ему самому казалось, что сквозь радужную оболочку его глаз, из нутра на волю рвется сноп диких зеленых кошачьих искр. Сколько бы было крику вокруг, если бы однажды какая-нибудь из жертв его охоты приметила эти искры. Но он вел себя крайне осторожно. Поэтому прихотливый мир дамских туалетов, раздевалок для девочек, душевых и бань, которые посещались женским населением, хотя и оставались запретными, но покровы его таинственности исчезали раз за разом. И надо признать, что первоначальная лихорадка подглядывания, начавшаяся почти одновременно с полетами в сексуальные грезы и отметившая окончательный уход Ученика из-под власти детской невинности, вскоре уступила место ленивой внимательности: слишком уж скучным и тусклым оказался запретный плод по сравнению с привольем фантазии, неподвластной внешним вторжениям. Видимая в замочную скважину прыщеватость обнаженных ягодиц одноклассниц или пугающе густые заросли под внушительными жировыми складками животов голых распаренных теток за запотевшими окнами, — всё это никак не напоминало вызывающие позы и откровенные взгляды обольстительниц из порно-журналов. Не подозревающие, о том, что за ними наблюдают, женщины спокойно, без всякой интриги и драматургии скидывали с себя одежду, навевая скуку вместо возбуждения. Так же скучна, наверное, была Галатея пока Пигмалион не вдохнул в нее жизнь. Фантазия могла раздеть любое заинтересовавшее Ученика женское тело и наградить его всеми прелестями из сокровищницы Его Величества Соблазна, усиленное в несколько раз Ей, точнее её гипотетическим видом — распахнутой влажной и трепещущей от вожделения. О, эти нежные складки! Эти лабиринты прихотливых линий, игра полутеней меж ними! О, эта щекочущая нервы возможность в любой момент мгновенно скрыть Её красоты за сдвинутыми в резком клинче бёдер. Но в едва различимых среди полумрака душевых и бань женских телах происходило нечто чудовищно обратное: женское тело теряло свою колдовскую силу. Также в серых актерских лицах, с которых смыты яркие краски грима, едва угадывается недавнее вдохновение и водоворот эмоций: за притягательным фасадом — в лучшем случае унылый пейзаж, в худшем — выжженная пустыня. В противостоянии действительности и выдумки всегда выигрывала последняя.

Но сейчас, когда у воображения оказалось сбитым дыхание, змея любопытства могла действовать в полную силу. И Ученик не стал ей противиться.

Он с удивившей самого себя развязностью резко повернулся в сторону соседки, ожидая ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх