Текила (глава из романа "Океан между")

Страница: 4 из 5

спит, — ответил Никита, мечтая о том, чтобы стюардесса побыстрее куда-нибудь провалилась.

 — Приготовьтесь, скоро будет обед, — предупредила стюардесса, изучающе глядя на Никиту, словно о чем-то догадываясь. Затем, не подавая вида, что ее это касается, она прошествовала дальше вглубь салона.

* * *

Как только самолет приземлился в Шеноне для дозаправки и его пристыковали к приемной трубе терминала, всем пассажирам раздали посадочные талоны и выпустили в огромный дьюти-фри магазин для транзитных пассажиров. Однако в четыре часа утра все магазины беспошлинной торговли были закрыты и свет над ними притушен. Так что, немного побродив, чтобы размять члены, сонные пассажиры расселись в неудобные аэропортовские кресла и попробовали продолжить сон. Из всех предприятий сервиса работал только маленький киоск, продающий всякую всячину в дорогу, да бар, где можно было купить в разлив настоящий ирландский гиннес.

Самолетов и его новая знакомая подошли к киоску и стали рассматривать его содержимое.

 — Купи мне жевачку и... презерватив, — неожиданно попросила Текила.

 — Зачем?

 — Так просто.

Никита подозвал продавщицу, расставляющую товар по полкам, и попросил упаковку мятной жевачки и тонких презервативов. Та безразлично взяла деньги, выбила чек и, сложив покупки в фирменный пакетик, протянула его Никите.

 — На, держи, — передал он пакетик своей странной спутнице.

Текила, не взяв пакет из рук Никиты, достала из него пачку жевачки.

 — А презервативы? — спросил Никита.

 — Потом отдашь, когда прилетим, — скорчила милую гримаску Текила.

 — Как хочешь, — сказал Никита, вынул презервативы из пакета и сунул их в задний карман брюк.

 — Как я хотела бы сейчас принять душ! — Текила потянулась и сладко зевнула.

 — Ну, знаешь, это я тебе при всем желании сейчас устроить не могу... Впрочем, погоди: когда я был в туалете, я видел кабинки со значком «душ». Наверняка в женском туалете такие тоже есть.

 — Знаю, — улыбнулась Текила. — Я пойду освежусь.

 — Отличная идея.

 — Ты тоже пойдешь?

 — Если только вместе с тобой.

 — Со мной нельзя, — снова состроила свою умильную рожицу Текила, — у вас есть свой душ.

 — Нет, одному мне чего-то не хочется.

 — Ну, как знаешь.

И Текила своей походкой кошечки, которая гуляет сама по себе, направилась в сторону женского туалета.

Никита озадаченно посмотрел ей вслед. Все-таки странная с ним случилась встреча. Она явно с ним заигрывала, но при этом всем видом показывала, что ей от него ничего не нужно. Рисковая девочка, и ей, по-видимому, нравится такая жизнь. Она явно относится к типу искательниц приключений на свою довольно-таки симпатичную попу. Подобные девушки находятся в постоянном поиске новых впечатлений, не в состоянии остановиться ни на одном месте, ни на одном занятии, ни на одном мужчине. А потому не стоит обольщаться по ее поводу, подумал Никита, надо просто играть по ее правилам, и в этом — залог успеха.

Подождав минут десять вместе с кружечкой крепкого темного пива, Самолетов, прогуливаясь, как бы невзначай подошел к дверям женского туалета. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что ни одна живая душа вокруг не интересуется его странным поведением, Никита быстро нырнул в дамские комнаты.

В этот час здесь было абсолютно пустынно. Пройдя насыщенную ароматами освежителя переднюю, Никита очутился в большом сверкающем чистотой зале, точно таком же, как и в мужском отделении, но с полным отсутствием писсуаров. По одну стену стояли кабинки WC, а по другую — душевые. Из-за двери одной из кабинок доносился шум журчащей воды.

Никита подошел к ней и проверил, не заперта ли дверь. Как он и ожидал, Текила не утруждала себя такими пустяками. Стараясь не шуметь, Никита приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Он увидел маленький предбанничек, где на вешалке была небрежно развешена одежда Текилы, там же располагался хромированный держатель с белым полотенцем, на который сверху были брошены маленькие черные женские трусики. Сама душевая была отделена от предбанника клеенчатой занавесью, через которую Никита увидел расплывчатые очертания обнаженной девушки. Никита беззвучно прикрыл за собой дверь и приблизился к полупрозрачной занавеси.

Когда он отогнул клеенчатый полог, его взору открылась захватывающая картина удивительно тонкого, словно деревце, тела девушки, покрытого гладким загаром, на котором золотым пушком выделялись выгоревшие на солнце волосики. Текила стояла к нему спиной и была как будто абсолютно равнодушна к тому, что происходит позади нее. Эта неопределенность — слышит ли она, что кто-то нарушил ее покой и если слышит, то почему не оборачивается — привела Никиту в странное возбуждение. Он больше не мог себя сдерживать, и ему уже было абсолютно все равно, как она к этому отнесется. Он склонился к ее молодому мускулистому заду, по которому то и дело стекали струи воды, оставляя восхитительные капельки росы, и слизнул одну из них языком.

Девушка вздрогнула, но не обернулась, продолжая как ни в чем ни бывало наслаждаться струей теплой воды, бьющей ей в лицо. История с петтингом под одеялом повторялась. Никита, воодушевленный ее первой реакцией, уже без опаски стал лизать ее гладкие мокрые бедра, начиная от сгиба в колене, затем поднимаясь вверх до упругого выступа ягодиц и заканчивая на поясе.

Он чувствовал еще не до конца смытый сладко-солоноватый вкус ее кожи, и с каждым движением языка снизу вверх он все ближе и ближе подбирался к углублению, образованному двумя половинками ягодиц. Строение ее ног было таково, что в месте их соединения почти не было просвета, поэтому Никите приходилось с усилием пропихивать свой язык в эту восхитительную ямку, при этом ощущая пряный вкус интимной женской плоти. В какой-то момент своих упражнений он заметил, что девушка немного напряглась и замерла, как будто прислушиваясь к новым ощущениям в своем теле. Ему даже показалось, что кто-то вошел в туалет, и поэтому она так сжалась. Впрочем, это было уже неважно. Вдруг Текила слабо вскрикнула и, упершись руками в стену, изогнула кошачий стан, приподняв попу и неожиданно открыв ему сразу всю свою розовую плоть для ласк.

Это был переломный момент, когда и женщина, и мужчина теряют ясность рассудка и всеми движениями разума и тела стремятся к единственной и безумно необходимой развязке. Никита, взявшись двумя руками за бедра Текилы, с удвоенной энергией принялся ласкать отданную в его распоряжение темно-розовую плоть, проникая кончиком языка все глубже и глубже, пока не погрузил туда и кончик носа, что привело девушку в еще большее неистовство. Никита с трудом удерживал перед собою бедра Текилы, которые то и дело сотрясала очередная судорога.

Он уже был мокрый с ног до головы, когда почувствовал, что его язык сжала финальная схватка женского таза, после чего Текила обмякла и, тяжело дыша, замерла. Самолетов понял, что пришла пора более решительных действий. Кстати, здесь и пригодятся так глупо купленные презервативы.

Он поднялся с колен, достал из заднего кармана недавнее приобретение и расстегнул брюки. Пока он разрывал картонную коробочку, пока надкусывал герметичную упаковку, пока доставал склизкую резинку и определял, где какая сторона, казалось, что все, включая и виновника задержки, уже забыли, зачем, собственно, здесь собрались. Его мужская плоть сникла и смотрелась как-то неуместно и сиротливо на фоне только что прошедшей бури страстей.

Самолетову пришлось отбросить дурацкий презерватив и помочь себе рукой. Скоро все пришло в норму. Это почувствовала и Текила, все еще стоявшая под струями воды, упираясь руками в стену, когда он прижался к ней бедрами.

 — О,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх