Вахтенный метод

Страница: 11 из 15

ко всему, на все у него был готовым ответ. Но, при виде этой женщины, вызывающей у него двоякое чувство, он растерялся.

 — Ладно! Не хочешь, поговорим по-другому, — она отвернулась, сделала пару шагов и, резко обернувшись, взмахнула кнутом. Послышался свист рассекаемого воздуха. И на этот раз Бориса не подвела реакция. Он сделал шаг в сторону и присел. Кнут со свистом просвистел над головой, зацепив одного из телохранителей. Диана побелела от ярости.

 — Что!!! — со злостью протянула она. — Ребята, в подвал его, — указала головой на Бориса и пошла прочь от бараков.

Мгновенно к Борису подскочили два дюжих телохранителя, пытаясь схватить его за руки. От одного он увернулся, приготовился нанести смертельный удар, но спиной почувствовал ствол автомата. Второй автомат смотрел ему в грудь...

У Антона, видавшего все из столовой, до боли скрипели зубы. Он уже оббежал поселок в надежде обнаружить Игоря, но тот как пропал. Видно ночное дежурство свалило его с ног. Он где-то спал. У Антона появилось безумное желание, взять автомат у Игоря и покончить навсегда с этой братией. Не найдя Игоря, он только мог с болью в сердце наблюдать за обреченным товарищем. Но надежду он не терял. В голову пришла шальная мысль обезоружить одного из охранников. Но те всегда были вместе. Наученные горьким опытом, они не подпускали к себе близко старателей, когда основная масса была на работе. Оставалось надеяться на везенье. И он, не выпуская из вида особняк, расположился неподалеку, готовый не упустить свой шанс.

Бориса, со связанными руками, под стволами двух автоматов, проводили в подвал. Спускаясь по узкой длинной лестнице, он обратил внимание на массивную стальную дверь, выложенную изнутри кирпичом. Он понял, просто так отсюда не вырваться. Снаружи на двери был мощный засов. Лестница шла между бетонных стен, отделанных «шубой». Затем стены кончались, и лестница без перил выходила в центр сырого просторного зала. Подвал походил на комнату пыток из средних веков. Подобное он где-то видал на картинке. Когда глаза немного привыкли к темноте, сомненья исчезли, зал в точности был сделан в стиле средних веков. Такое же колесо с цепью, блок и крест с кандалами. В дальнем углу лежанка, несколько кресел для пыток, струбцина. Даже освещение сделано в виде факелов, но вместо огня электричество. Такое мог придумать только маньяк.

Под стволами автоматов его быстро пристегнули к кресту, но оставили стоять на ногах. Холодный металл неприятно обвил руки и ноги. Телохранители о чем-то пошептались и те, что с автоматами, вышли наружу. Следом тусклым светом вспыхнули факела, едва освещая подвал. Когда глаза полностью привыкли к новому освещению, Борис огляделся. Странно, но он не испытывал никого волнение. Все казалось просто игрой. Он стал рассматривать тяжелые наручники, краями больно врезающееся тело. Примитивная вещь, замок можно открыть любым посторонним предметом. Даже подбородок пригоден для этой цели, но как им дотянуться. Он распят, как Иисус на кресте. Борис обратил внимание на болт шлямбур, к которому крепился противоположный конец правой цепи. Он порядочно износился, видимо часто ему приходилось трудиться, сдерживая упорство своих жертв. Шлямбур был закреплен обыкновенным шплинтом, но и ему досталось с лихвой. Борис потянул цепь на себя, она заскрипела, но шплинт выдержал эту нагрузку.

Борис стал замерзать. Холод сырого подвала проник в самые потаенные уголки его здорового тела. Но вот дверь вверху заскрипела и, через минуту показалась Диана в сопровождении тех же девиц. Телохранители мгновенно умолкли, помогли даме сесть в высокое кресло, стоящее напротив креста и, заняли места по бокам. Бориса бросило в пот. Он бросил уничтожающий взгляд на Диану и сплюнул. Та, коварно улыбаясь, играя кнутом, холодным взглядом сверлила Бориса. Она наслаждалась своим превосходством. Кто она? Она госпожа, а он раб. Раб, чья жизнь в ее власти. Немая сцена продолжалась с минуту. Девушки молча стояли сзади охраны.

 — Знаешь, милый, — неожиданно нарушила молчанье Диана. — Ты мне нравился. Нет, это честно. Мне казалось, я нашла своего господина. Но, я ошиблась. Ты не смог дать, что мне нужно. Ты оказался таким, как и все. Ты не смог предугадать мое желанье. В какой-то момент ты сделал не так. Ты где-то ошибся. Но где, я сама не пойму, — Диана встала, вызывающей походкой подошла к Борису и заглянула в глаза.

 — Теперь ты раб, а я твоя госпожа. С тобой я могу сделать все, что хочу, — Диана вернулась на место.

 — Девочки! — ленивым безразличным голосом, спросила она. — Хотите развлечься?

У Бориса заскрипели скулы. Он рванулся, но цепи надежно держали в плену.

 — Не надо нервничать, — тем же певучим голосом продолжала Диана. — Все еще только начинается. День обещает быть насыщенным. Повтори, «я твой раб, а вы моя госпожа».

Борис был готов зубами перегрызть глотку этой пантере. Недаром дали ей очень меткое прозвище Дича. При тусклом свете искусственных факелов, в своем любимом темном костюме, она очень походила на этого зверя. Такая же гибкая и грациозная. Такая же злая и хищная. Вот только волосы. Волосы, сводящие Бориса с ума.

 — Ну!!! Не заставляй испытывать терпенье своей госпожи, — в воздухе раздался пронзительный свист, и хлыст кнута прошелся по телу Бориса, оставляя обжигающий след на его обнаженном теле.

Сучка!!! — взвыл он как раненый зверь, напряг все свои силы и рванулся в цепях. Шплинт заскрипел, надломился.

Телохранитель, заметив неисправность оснастки, быстрым шагом подошел к Борису. Он хотел устранить неисправность. Но, неподозревающая ни о чем Диана, остановила его.

 — Вовчик! Назад! — закричала она. — Что ты лезешь под кнут...

Телохранитель замешкался и оглянулся на свою госпожу.

Борис еще раз со всей силой рванул тяжелую цепь. Кровь выступила под металлом наручников. Шплинт сломался и выскочил из гнезда. В воздухе раздался леденящий душу лязг летящей цепи. Она обвила голову растерявшегося телохранителя, и шлямбур с силой ударил в висок. Послышался треск ломаемой кости. Телохранитель обмяк. Борис с силой рванул цепь на себя. Увлекаемый плотно обвившей цепью охранник сделал пол-оборота и ничком рухнул на каменный пол. Все это произошло в доли секунды. Никто не успел сообразить, что случилось. Когда второй охранник опомнился, Борис успел расстегнуть замок на левой руке. Через секунду второй телохранитель был рядом с Борисом. Но он поступил опрометчиво, подошел слишком близко. Освободившимися руками Борис обхватил голову охранника и лбом с силой ударил его в картофельный нос. Ошеломленный, тот отскочил на секунду, рукой размазывая кровь по лицу, и снова ринулся в бой. Но Борис успел расстегнуть замок на правой ноге. Бедро взмыло вверх, нога распрямилась и телохранитель, схватившись за солнечное сплетение, губами хватая воздух, повалился рядом с товарищем.

До Дианы, уверенной в своих подчиненных, в своей безопасности, не сразу дошло происшедшее. Уверенная в свою силу и власть, она снова взмахнула кнутом.

 — Назад, раб... — со злостью закричала она. До нее еще не дошла опасность создавшейся ситуации. Девчонки стояли как замороженные, с глазами полными ужаса.

Борис ловко перехватил неистово свистящий, обжигающий обнаженную руку хлыст, один виток набросил на локоть, и с силой рванул его на себя. Диана потеряла равновесие и полетела к Борису, наткнувшись на «заботливо» подставленный локоть. Раздался скрип крошащихся зубов, в дальнем углу девичий визг. Он схватил ее за роскошные волосы, Диана рванулась, и в руке Бориса остался парик. Он оцепенел на мгновенье, с округлившимися от неожиданности глазами, рассматривая облезлую кошку. На голове ни единого волоска, только шрам от ожога. При тусклом свете искусственных факелов вместо глаз он видел лишь глубокие впадины, а по бокам, торчащие уши....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх