Вахтенный метод

Страница: 9 из 15

было какое-то зелье. Но, разум постепенно вытесняет его. Девушки, бросая испуганный взгляд на свою госпожу, неуверенно подходят к кровати. Только сейчас Борис замечает, на спине одной из них, следы плетки. Его сердце сжимается от боли и унижения. Он делает еще одну отчаянную попытку вырваться, но наручники только сильней врезаются в кожу.

 — Ну что ты медлишь, — раздается рассекающий воздух свист кнута и, кнут плотно облегает тело девушки. Взвизгнув, она бесстыже задирает короткую юбку и садится верхом на Бориса.

 — Ну, давай... Ну, быстрей... — кричит госпожа.

Девушки уже со всех сторон облепили Бориса. С кресла на возвышении, со сладострастной улыбкой, за ними наблюдает Дича. Ее тело давно захватила дрожь легкого экстаза. Движением тела Борис пытается скинуть оседлавшую девушку, но в это время снова раздается пронзительный свист кнута, тело обжигает удар.

 — Запомни! Я твоя госпожа!!! — слышит он последнюю фразу и теряет сознание.

Очнулся Борис только глубокой ночью. Все тело горело. Совсем не слушались руки и ноги. Поначалу показалось, что они связаны, но наручников не было. Борис попытался встать, но ноги подкосились и, он рухнул на пол, ударившись обо что-то твердое. Тут же зажглась свеча, и двое мужчин аккуратно положили его назад на постель. Среди мужчин он узнал Антона.

 — Ну, как ты? — шепотом спросил Антон, присаживаясь на край кровати.

 — Как в танке, после взрыва, — попытался шутить Борис, но боль заставила умолкнуть его.

 — Молчи! Тебе нельзя говорить, — остановил его Антон. — Если шутишь, жить будешь...

Проболел Борис больше недели. Два дня пластом он лежал на кровати, и лишь на третий попытался подняться. Боль потихоньку утихла, и он решился выйти на улицу. За эти два дня в лагере не произошло никаких изменений. Лишь на улице стало прохладней, на небе появились слоистые облака. Борис часами сидел на крыльце изолятора, который одновременно являлся и лазаретом, и с наслаждением вдыхал ароматный воздух тайги. То ли из жалости, то ли по какой другой причине, его еще долго не привлекали к работам. Приличное питание, отдых, способствовали быстрому восстановлению сил. Вечерами к нему приходил Антон. Он не пытал Бориса расспросами о том роковом дне. Хотя это стоило ему больших сил. Игорь не появлялся у изолятора. Однажды, как обычно вечером после работы, Антон пришел весьма возбужденным, и, отозвав Бориса к беседке, достал бутылку с темной прозрачной жидкостью.

 — Что это? — Борис принял жидкость за настой из трав. — У меня раны почти затянулись.

 — Это коньяк. Игорь достал.

 — Как он?

 — Хороший парень. Достал продукты, две гранаты, с сотню патронов. Позавчера перепрятали лодку. Можно бежать. Бежать решили, как ты только поправишься.

 — Да, подвел я вас. А мыши продукты не испортят?

 — Ты здесь совсем ни причем. А мыши не испортят продукты, мы их подвесили. На неделю хватит. Достанем еще. Еще он достал непромокаемые мешки. Так что, полный порядок.

 — Как там Сергей? Мы его возьмем с собой?

 — Ты давно его знаешь? — Антон немного смутился.

 — Нет. Только здесь познакомились.

 — Сволочь он. Связался с Николой. Вчера предал отличного парня. Своего коллегу по фабрике. Того сегодня направили в шахту, оттуда он не вернулся. Охранник столкнул его в шурф.

 — За что? — у Бориса округлились глаза.

 — Выпей, — Антон на треть наполнил две кружки и одну протянул товарищу. — Пей, укрепляет нервную систему, — Борис залпом опорожнил содержимое кружки. Приятный аромат терпкого напитка быстро расползся по телу, в голове зашумело.

 — Что-то он знал про охранников, — продолжил Антон. — Что-то такое, что могло им навредить. Вот они и избавились от него. А Сергей сейчас герой... Убивал бы таких...

У Бориса заскрежетали челюсти, остановилась кровь в сжатых до хруста кулаках.

 — Ну, ладно будь... Нужно найти Игоря. Он сегодня снова ходил на болото.

 — Передай, чтобы не ходил на болото один. Вдруг снова увязнет, — заволновался Борис.

 — Да сто раз я ему говорил. Говорит, что будет осторожным. Ему не терпится найти выход на остров. Не хочет терять время во время побега.

 — Антон, — Борис на секунду смутился. — Если придется пойти на «мокрое», я без раздумья пойду.

 — Посмотрим, — Антону самому нестерпимо хотелось уничтожить всю эту мерзость, но нет возможности, и нет сил.

 — И последнее, — Борис смутился сильней. — Ты не знаешь, когда Дича приедет? Я боюсь ее, это монстр. Мне кажется, этим дело не кончится.

Антон, собравшийся уходить, остановился и сел рядом с Борисом.

 — Нет друг, не знаю. Надеюсь, до ее приезда мы смоемся.

 — Не пойму я ее психологию, — как-то неестественно задумчиво произнес Борис. — Сначала все было нормально. Мы выпили и даже потанцевали. Она сидела у меня на коленях, мы целовались. Мне казалось, что все это сплетни. Передо мной вполне нормальная женщина. Она нежна и красива. Честно, у меня никогда не было такой красивой и стройной женщины. Она для меня была как богиня. И вот тебе раз... Я смутно помню, как очутился в постели. Наверное, подсыпали что-нибудь... Помню, я целовал ее грудь. Знаешь, какие красивые у нее груди? Она все просила их укусить. Я укусил и, кажется, потерялся. Ты хоть раз был прикован к постели? То-то. По тебе елозят мерзкие шлюхи, впрочем, не мерзкие, это я так. А главное, нет сил, что-либо сделать. И плетка. Я смутно помню ее звериный вид, ее истерический хохот. Дальше тьма... Ладно, иди...

 — Ничего брат... Нам бы только отсюда вырваться, мы отомстим. За всех отомстим, — сочувственно Антон похлопал по плечу Бориса.

 — Как? — Борис с надеждой взглянул на Антона.

 — Поверь. Способ найдется. Дай только срок...

На следующий день, после прилета геолога, была найдена пропавшая жила. Ее местонахождение в точности совпадало с предположением Антона. Через неделю его освободили от каторжного труда. Теперь в его обязанности входило следить за жилой, чтобы она не исчезла. У Антона появилось больше свободного времени. Теперь и карты были доступны для него, но интересующего участка он не нашел. Правда, это не сильно волновало его. Все равно, если бы и нашел, тропинки на ней бы не оказалось. Еще со студенческих времен он помнил, болота обозначены как непроходимые. Его больше интересовал участок за «лысой» сопкой. Но, при двухсотметровом масштабе, карт было бы много. Не было смысла хранить их здесь. У Евгеньевича был только рудничный район. Но, карты все же оказали посильную помощь, был намечен удачный подход от поселка к болоту. К этому времени Борис основательно окреп, полученные раны не сильно беспокоили его. В один из пасмурных вечеров, он беспрепятственно вышел за границу поселка. Никто из охранников не обратил внимания на человека, вернувшегося с того света. В поселке все знали, от Дичи здоровым никто не выходил. Борис поднялся по некрутому склону на вершину невысокой сопки, заросшей густым пихтачом, сел на сучковатый ствол поваленной ветром пихты. Почему — то ему вспомнилась школа, его тренер, спортивный зал. Отбывая на зоне срок, он старался не потерять своей формы, ежедневно находил время для занятия спортом. Осужденные окружали его плотным кольцом, любуясь и удивляясь его мастерству. Не было желающих вступить с ним в конфликт. Он мог постоять за себя, но здесь... Пальцы рук снова сжались до хруста. Он прыжком встал, и мощный удар обрушился на толстый высохший сук. Перед собой он видел врага. Сук затрещал, но не поддался. Удар ногой сломил его волю. Удары сыпались один ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх