Несколько дней Вадима Петровича. Глава 4

Страница: 1 из 4

Наташа не стала возвращаться в общагу, оставшись ночевать у Вадима. Утром они вместе пришли в школу. Наталья направилась к своим питомцам, а Петровичу предстоял урок в любимом девятом «Б».

Вадим неуверенной походкой приблизился к двери кабинета, размышляя: «Разболтала Галина классу или нет?» Ученики уже толпились у кабинета. Краем глаза Вадим заметил, что Галя со Светой о чём-то шепчутся, загадочно поглядывая на него. Остальные вели себя обычно, из чего он заключил, что дальше Светы информация о подробностях сексуальной жизни Вадима Петровича пока не пошла.

Со звонком все расселись по местам, и Вадим, начав урок, тут же заметил, что на Гале новые колготки. В отличие от предыдущих, эти колготки были абсолютно матовыми и значительно темнее, имея цвет очень хорошего загара. К тому же, вместо традиционных туфелек на ногах девушки красовались чёрные ботинки на высокой платформе. Новый Галин имидж пришёлся по душе Петровичу, и он то и дело кидал взгляды ей под стол.

Рассказав новую тему, Вадим дал задание ученикам и присел заполнять журнал и разглядывать ножки Галины.

Очень скоро он с изумлением обнаружил, что сомкнутые коленки девушки потихонечку разъезжаются, открывая его взору доступ глубоко под юбку. Его мозг начал лихорадочную работу:

«Что бы это значило? Она просто дразнит? Или соблазняет? Какая молодёжь испорченная пошла».

Тут он вспомнил Катюшу. Тогда, после безумного вечера с ней, он порадовался, что это не случилось раньше, иначе зашло бы слишком далеко и закончилось бы печально. А так он назавтра навсегда уехал из посёлка, приступив к новому этапу в своей жизни.

Где-то года через два с половиной, когда Вадим уже начал забывать свою деревенскую кличку, он услышал на улице:

 — Петрович!

В городе к нему так никто не обращался. Оглянувшись, увидел Катю. Девушка очень изменилась. Её стройная и угловатая когда-то фигурка обросла мышцами и приобрела женственность. Только лицо осталось таким же чертовски красивым.

 — Катюха! Ну, ты всё цветёшь! Я же просил — не называй меня Петровичем!

Они долго болтали. Вадим всё расспрашивал о поселковых новостях, узнал, что Катя учится в медучилище, что у неё есть парень, служит в армии. На прощание дал ей свой телефон и адрес.

Она пришла к нему через два дня. Сняв с девушки плащ, Петрович обнаружил на ней довольно коротенькое розовое платьице, почти не закрывавшее её ножек, очень аппетитно выглядевших в телесного цвета колготках.

Когда она присела в кресло, выставив эти чудесные ножки Вадиму на обозрение, он еле подавил в себе желание тут же броситься к этим ножкам и покрыть их поцелуями от кончиков пальцев до промежности. Петрович робел, словно перед ним была не та самая Катя, с которой он легко проделывал самые развратные действия.

Вадим включил приятную музыку и пошёл на кухню готовить кофе. Картина, которую он застал, возвращаясь с подносом, была так восхитительна, что он застыл на месте, боясь пошевелиться и спугнуть это волшебство!

Катя курила, лёжа животом на подоконнике и высунувшись в окно, чтобы дым не шёл в комнату. Платье на её заднице задралось, обнажив две классные ягодицы и ущелье между ними, затянутые в нейлон! Петрович абсолютно ясно увидел, что на девушке нет трусиков!!!

Предположение о том, что девушка вообще не носит трусиков, отпадало. Значит, она так оделась специально для него, помня о том чудесном вечере! И пришла к нему, чтобы повторить то, что произошло тогда!

Вадим поставил поднос, подошёл к Кате и, взяв подол платья за края и откинув его на талию девушки, стал пожирать глазами эту нейлоновую попку, пускающую блики на солнце. По сравнению с той задницей, что наблюдал он у неё почти три года назад, здесь уже было за что ухватиться. Отсутствие трусиков и поза девушки очень возбуждали. Сквозь прозрачную ткань колготок можно было различить все детали, а шов, расположенный над ложбинкой и деливший попку пополам, как бы висел в воздухе, не прилегая к телу, и будоражил кровь.

Петрович опустился на колени и, прижавшись губами к левому полушарию Катиной попы, начал целовать её, очень медленно, миллиметр за миллиметром, продвигаясь вниз. Катя давно уже докурила сигарету, но продолжала оставаться в той же позе. Лишь, когда Вадим оторвался от неё, чтобы скинуть с себя одежду, вылезла она из окна, начав снимать платье.

Как сержант запаса, отдавший два года жизни доблестным гвардейским частям Вооружённых Сил Советского Союза, Петрович с раздеванием справился первым и стоял вместе со своим «дружком» в полной боевой готовности. Под платьем у Кати был ещё бюстгальтер, справившись с которым, предстала она перед Вадимом во всей своей красе.

Фигуристое смуглое тело, упругая грудь с торчащими сосками, красивое личико, а, главное, аппетитные ножки и шикарная попка, затянутые в телесные колготки, блестящие на солнце!

Петрович ничего более эротичного в жизни не видел! Ни наяву, ни в кино, ни на фото, нигде. Просматривая на видео, так называемую, эротику — плейбои всякие — Вадим не понимал, чего там такого эротичного. Бесподобно красивые голенькие тётеньки разгуливают на экране, не вызывая никаких эмоций. Совсем другое дело, когда они иногда ненадолго появлялись в белье и чулках. Полуобнажённость, прозрачность одежды придавали женщине неповторимый шарм и загадочность. Но он никогда не видел, чтобы во всех этих эротиках хоть однажды мелькнула девушка в одних только колготках. Вадиму казалось, что во всём мире только он один считает такой образ безумно красивым. Ну и, может быть, девушка, что стояла сейчас перед ним.

Петрович жестом пригласил Катю присесть на диван, сам опустился на колени и, раздвинув её ножки, впился глазами в представшее перед ним зрелище. Её волосики, её губки, её щёлочка были прекрасно различимы под нейлоном, но, в то же время, контуры расплывались и слегка терялись в какой-то дымке. Это было так возбуждающе красиво!!!

Вадим медленно провёл кончиком языка по шершавой поверхности нейлона над щёлочкой, затем, чуть раздвинув пальцами половые губки девушки, попытался, насколько возможно, проникнуть языком внутрь сквозь прозрачную ткань. Поработав там языком, Петрович поднялся чуть выше и, отодвинув в сторону шов колготок, впился губами в клитор, начав интенсивно сосать этот кусочек тела девушки.

Катя отреагировала на ласку тем, что вся выгнулась и, схватив Вадима за затылок, стала прижимать его голову к своей промежности. Тот испытал кайф оттого, что его лицо оказалось плотно прижатым к её колготкам на промежности и животе. Но скоро стал задыхаться от недостатка воздуха и оторвался от колготок, пытаясь восстановить дыхание. Затем снова присосался к своей жертве. И история повторилась.

На пятом заходе у Катерины случился оргазм. Петрович решил, что настало время и его члену, без устали пускавшему слезу за слезой, познакомиться с её киской.

Он переместил девушку на ковёр, попросив лечь на спину, и, взявшись за резинку колготок, приспустил их с её попки ровно настолько, чтобы его фаллос получил доступ к влагалищу.

Затем закинул её нейлоновые ножки себе на плечи, приставил каменную головку своего несгибаемого в этот момент члена к входу в это священное место и с усилием вошёл.

Было довольно туго на самом входе, головка еле втиснулась. Но и внутри немногим свободнее. Стенки влагалища плотно охватывали его орган, обеспечивая очень хорошее трение.

Волна наслаждения накатила на Вадима! Он начал довольно медленные движения, схватив руками её ножки за голени и прижимая их к своей груди. Приспущенная ткань колготок тонкой сеточкой растянулась между тугих бёдер Кати и закрывала ему обзор. Но он видел сквозь пелену колготок, как его фаллос методично входит и выходит из девушки.

Вадиму было трудно выдерживать медленный темп. Непреодолимо хотелось ускориться, чтобы получить ещё большее наслаждение. Но быстро кончить в его планы не входило. И он держался из последних ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх