Несколько дней Вадима Петровича. Глава 4

Страница: 2 из 4

сил. А потом, помимо его воли, его тело начало увеличивать частоту движений, всё более интенсивно накачивая девушку, пока не наступил кратковременный миг полнейшего счастья.

Тяжело дыша, Петрович благодарно тёрся щеками о колготки, натянутые на, лежащие на его груди, ножки Екатерины, потом целовал их.

Переведя дух, Вадим пошёл на кухню, включил газовую колонку и позвал Катю, снявшую уже колготки, под душ. В ванну они залезли вместе. Петрович долго и заботливо, очень тщательно мылил и полоскал тело девушки, испытывая особое удовольствие от скольжения своих ладоней по мокрой и скользкой от мыла коже своей бывшей ученицы. Молодое красивое смуглое тело Катерины не могло не вызывать восхищения, а её чудесная упругая грудь магнитом тянула к себе его руки.

И, в очередной раз намыливая её сиськи, Вадим физически почувствовал, как какой-то импульс пошёл из её набухших сосков в его ладони, а от них к его члену, который, как будто очнулся из комы и начал разгибаться. Его головка начала вылезать из укрытия крайней плоти, высовываясь всё больше, пока не вылезла целиком и не уставилась на девушку, недвусмысленно давая ей понять, чего от неё требуется.

Закончив омовение Катюши, Вадим пригласил девушку заняться его телом. Та опустилась на колени, намылила его стоячий член и мошонку, затем хорошо сполоснула. От всех этих прикосновений его фаллос опять стал твёрдым, как скала.

Дальнейшие действия Кати были неожиданны для Вадима, но чрезвычайно приятны.

Девушка придвинула лицо к фаллосу и кончиком языка стала дотрагиваться до головки. От этих прикосновений его член напрягся ещё больше и застыл как боеголовка, устремившись вверх, параллельно животу. Её язык начал путешествовать по всей нежной поверхности головки, а затем сосредоточился на границе между головкой и стволом.

Она знала самые чувствительные участки мужских членов! Петрович был приятно удивлён. Ещё менее чем три года назад эта девушка наотрез отказывалась даже поцеловать член. Видимо, у неё были хорошие учителя.

Катя действовала очень умело. Поработав своим острым язычком, она затем поймала губами головку, и член проскользнул в приятный ротик девушки. Теперь пришла очередь Вадима хватать свою партнёршу за затылок. Он начал потихоньку раскачивать тазом, постепенно проникая своим древком всё глубже.

Сама ситуация мощно возбуждала Петровича. Такое происходило только в его фантазиях, и он даже не надеялся осуществить это когда-нибудь в реальной жизни. И вот, перед ним на коленях стоит красивая молоденькая девушка, его бывшая ученица, и он трахает её в ротик!!!

Почувствовав приближение оргазма, Вадим спросил девушку, будет ли она глотать его живительный сок. На что та, будучи не в состоянии ничего вымолвить, поскольку её средство коммуникации использовалось по другому назначению, лишь помотала головой.

Тогда Петрович, замедлив темп, сунул ей в руку кусок мыла, попросив быстро намылить грудь. И когда Катя выполнила просьбу, вытащил член из её замечательного ротика и, приставив ствол к ложбинке между грудями девушки, попросил её обжать сиськами фаллос.

Он успел сделать только пять фрикций, прежде чем его член сделал первый мощный выстрел, попав в нежный подбородок Катюши. Остальные плевки легли беспорядочно на груди девушки.

Вадим обессиленно опустился на дно ванны. Он умиротворённо смотрел на Катю, и в мозгу вертелась мысль о том, что девушку надо опять мыть.

Когда любовники, чистые и усталые, наконец, вылезли из ванны, Катя посмотрела на часы и, сказав, что опаздывает, быстро оделась и ушла.

Вадим стал теряться в догадках. Придёт ли она ещё? Что двигало девушкой, когда она захотела заняться любовью со своим бывшим учителем?

Она появилась через две недели в чёрной юбке, белом джемпере, в тонких чёрных колготках и прямо в прихожей всё сняла с себя, оставшись только в колготках! На ней опять не было трусиков! Они опять страстно занимались сексом, и она опять очень быстро убежала.

И с тех пор она приходила к нему нерегулярно: иногда два раза в неделю, иногда не появляясь больше месяца. Со временем Вадим понял, что ей от него нужен был только секс, без чувств. Она получала разрядку, снимала напряжение. Видимо, она не могла долго без мужика, и Петрович ей для этой роли подходил.

А через год, примерно, Катя сказала, что пришла в последний раз, поскольку уже вернулся со службы её парень, и они скоро поженятся. Вадим понял, что свою функцию выполнил и теперь он ей совершенно не нужен. Они провели страстный прощальный вечер. Петрович никак не мог насытиться, с тоской понимая, что он уже никогда не будет трахать это красивое тело в колготках.

У Вадима от этих встреч остались неизгладимые впечатления. Катя была первой девушкой, нормально воспринявшей его неравнодушие к колготкам и потакавшей его нейлоновым фантазиям. Может быть потому, что её первый сексуальный опыт с Петровичем был в колготках, и это наложило отпечаток на её сексуальные устремления. Именно она позволила ему увидеть, как замечательно выглядит девушка, одетая только в колготки:

И вот перед ним сидит ещё одна ученица и бесстыдно предлагает своему учителю заглянуть ей под юбку.

Конечно, надо было не обращать внимания, демонстративно не смотреть. Но разве Петрович мог не смотреть, когда перед его носом выставили самое лакомное зрелище.

Он видел довольно широко расставленные бёдра, покрытые приятного цвета нейлоном, а дальше было немножко плохо видно, так как свет падал сверху, и промежность девочки оказывалась в тени. Вадим внимательно всматривался, в надежде увидеть, что под колготками нет трусиков. А иначе, зачем показывать?

Так ничего и не разглядев, Вадим раздражённо подумал:

« Могла бы взять фонарик и посветить мне, а то ноги раскинула и довольна, а я тут мучайся. Может записку написать, что ни черта не видно?»

Конечно, никакой записки Петрович писать не стал. Он спокойно лицезрел эти приятные ножки до конца урока, потом закрыл кабинет, дождавшись, пока последние ученики выйдут из класса, и спустился в учительскую.

В учительской за столом у окна сидели Наташа с Еленой и что-то обсуждали вполголоса. Вадим взял стул и подсел к ним. Делая вид, что его очень занимает их беседа, Петрович мучительно размышлял, как ненавязчиво заставить Наталью надеть колготки вечером для занятий любовью. Просто сказать ей: «приходи ко мне в колготках» он не решался, не зная, как она отнесётся к такой нетрадиционной просьбе. Он склонялся к тому, чтобы подарить девушке какие-нибудь из своих, выдав их за только что купленные. Но справедливо опасался, что та опытным взглядом сразу определит, что данный подарок уже кто-то носил. Особенно выдавали бы Вадима пятна, оставленные его членом, выделившим на каждую модель обильную порцию смазки.

В конце концов, Петрович пришёл к выводу, что колготки для Натальи нужно просто купить.

Со звонком Лена пошла на урок. От Вадима не ускользнуло, что на ней не было традиционных колготок. Он впервые видел Елену Александровну в брюках.

Наташа отправилась к себе в общежитие, пообещав вечером прийти к нему.

На следующей перемене Вадим спросил у Лены:

 — Что это ты сегодня в брюках?

 — Колготки порвала. Прикинь, только натянула, смотрю, на ляжке такая дырень. Целых не осталось, пришлось брюки надеть.

 — Пошли покупать новые?

 — Пойдём, у меня ещё один урок остался. А у тебя?

 — Я всё. Отработал. Через час встречаемся.

Через час они уже направлялись в ЦУМ.

 — Меня сегодня пригласили в ресторан. Хочу надеть мини юбку, помнишь, я тебе показывала? К ней по цвету подойдут чёрные или цвета загара, такие очень тёмные.

 — А если посветлее?

 — Нет, у меня синяк на ноге будет видно.

 — Да, это серьёзный аргумент.

В чулочном отделе ЦУМА было много различных моделей, но выбор значительно ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх