Нетерпение сердца

Страница: 4 из 8

предвестник наслаждения, я испытывала непреодолимое желание заговорить, мне хотелось говорить о своих переживаниях...

В этот момент я отлично понимала смысл слов моей тети, произносимых в подобном состоянии. Однако мой муж молчал, замкнувшись в себя. Его молчание парализовало меня. Анри продолжал свои движения, целовал меня, но не впадал в бессознательное состояние, как мне этого хотелось. Я все же была счастлива. Мне казалось, что мое существо исчезает... Инстинктивно я сделала движение бедрами... вдруг я вскрикнула и замерла неподвижно... Я почти потеряла сознание от блаженства. Муж, казалось, был удивлен моим порывом. Он продолжал, и четыре раза я испытывала блаженный кризис и продолжение сладострастной работы. Наконец я почувствовала, как он вздрогнул и пролил в меня нектар любви.

О! О! Какое счастье! Мы оба остались неподвижными. Я была готова начать все сначала, но он лежал усталый, жаждущий только покоя. Вскоре он уснул сном праведника. Я долго еще не могла уснуть...

Наутро я проснулась одна, мне захотелось исследовать себя, когда я вспомнила вчерашнюю сцену. Я села на постель, широко раздвинув ноги и раскрыла руками губы моего убежища и там обнаружила большие изменения: внутренность его была краснее обычного и отверстие таким большим, что в нем исчезал мой палец. Мне очень хотелось продолжить занятие с пальцем, но в это время в комнату постучали, и я немедленно приняла кокетливую позу.

Это была Берта. Она была веселой и с улыбкой принялась меня целовать. Теперь я была вполне женщиной. Пока я одевалась, а моя милая тетя болтала со мной, как с равной себе во всем. С большим интересом она расспрашивала обо всем, что произошло. Я откровенно рассказала ей обо всем и очень удивила ее тем, что я четыре раза испытала удовольствие, хотя Анри взял меня всего раз. Очевидно, ее поразила его мужская слабость по сравнению с ее мужем.

Днем мой муж, страстный любитель охоты, пошел в лес пострелять дичь, а я гуляла с тетей. Наступившая ночь отличалась от предыдущей: Анри снова разговаривал со мной о предстоящем отъезде, о новой квартире и новых вещах, и ни разу о любви, ни разу не поцеловал, не приласкал, и, наконец, уснул. На следующее утро я проснулась раньше его. Мне очень хотелось увидеть его штуку, которую я чувствовала всего два раза. Обстоятельства мне благоприятствовали. Было жарко, и муж сбросил с себя одеяло... Его рубашка была приподнята. Я наклонилась к его ногам и увидела весьма жалкое орудие, которое должно было стать моим единственным утешением. Анри сделал движение во сне. Я быстро повернулась и притворилась спящей, к горлу подкатывал горький клубок сдерживаемых рыданий.

Вскоре он проснулся и первым, как всегда, покинул комнату. Конечно, я не считала себя полностью несчастной, мой муж был внимателен ко мне, очень добр и ни в чем не отказывал.

Но не такой любви я ждала. Я ожидала любви сладострастной, чувственной, жаркой. Близость мужа два раза в неделю меня не устраивала. Обычно он целовал меня в щеку или лоб, но даже мои восхитительные груди, свежие, прекрасные не удостоились поцелуя. Его рука, казалось, избегала того места, которое его так радушно принимало. Я не смогла прикоснуться к нему руками, так как знала, что буду остановлена.

Муж по-своему любил меня и уважал как свою жену, будущую мать своих детей. И поэтому в уединении супружеских ночей не разрешал себе по отношению ко мне тех пленительных вольностей, которые я ждала с замиранием сердца.

Ему были неведомы всякие пустячки, нежности и веселые забавы, всякие затеи и ухищрения, которые для дам дороже спасения души...

Восторженная нежность, поэзия ласк более изощренных, милые и вольные малости так и остались в моей памяти от тех игр, тайным свидетелем которых я являлась в замке моей бабушки...

Так прошло два года. Мне минуло двадцать лет. Мой темперамент не только не успокоился, но, напротив, усилился. А муж устраивал мне пиршества любви все реже и реже. В довершение всех бед, я не имела детей, которые дали бы моим мыслям должное направление в другую сторону. По долгу службы мой муж уезжал из дома. Сколько ночей я провела в одиночестве, принимая наиболее сладострастные позы, подсказываемые моим инстинктом! Мой палец уже не удовлетворял меня более. Я брала подушку и сжимала ее между ног, словно она была в состоянии удовлетворить меня. Я терлась об нее и получала некоторое удовольствие. Эти искусственные, ставшие для меня привычками, возбуждения изменили мой характер. Я всячески старалась не поддаваться таким настроениям... Но увы! Не могла победить природы. Была ли в этом моя вина?

Я познакомилась с госпожой Д. Это была хорошенькая блондинка, уже приближающаяся к закату своей красоты. Она была маленького роста. Мне думается, что в ее жизни было немало приключений. Однажды она сообщила мне, что приехал новый начальник гарнизона, молодой офицер, около тридцати лет, холост. Д. сказала, что он будет у нее на днях на обеде и пригласила меня с мужем к ней. Не знаю, было ли это предчувствием, но домой я вернулась с чувством ревности к Д.

Надо признаться, что идя на обед, я оделась в великолепное платье. Мы зашли в гостиную. Ф. был там. Я рассмотрела его в одно мгновение. Он был высок, хорошо сложен, и, видимо, силен. У него было открытое лицо и прекрасные манеры. Он был премил и сразу очаровал меня своим приятным голосом. Я чувствовала, как кровь мне прилила к сердцу.

О! Я была уже в его власти, не стремясь даже сопротивляться. Чувства охватили меня всю. Во время обеда, отличавшегося изысканностью блюд, Ф. блистал веселостью и остроумием. Он сидел рядом с Д., кокетничавшей с ним. Я бы ее убила в это время!

После обеда он разговаривал с моим мужем, и очень ему понравился. Д. села за рояль и сыграла вальс, а ее муж пригласил с ним повальсировать, но он быстро устал, так как был уже немолод. Ф. предложил заменить его. Едва я почувствовала свою руку на его талии, меня охватила нервная дрожь, понятно, не ускользнувшая от него. Несмотря на присутствие стольких гостей, вальсируя в углу гостиной, он так близко прижался ко мне, что я почувствовала на своем животе столь твердый предмет, что едва не лишилась чувств. Ах! Этот вальс решил мое падение!

На другой день Ф. нанес нам визит. Мы с мужем приняли его очень любезно, и пригласили бывать чаще. Мне казалось, что Ф. смотрит нежно на меня, и мне было приятно. Между нами установилась нежная интимность, и любовь моя с каждым днем росла. Я уже знала, что мой Ф. разделяет ее. Правда, он мне ничего не говорил, но какая женщина ошибается в этом! Я горячо ждала этого, хотя в то же время опасалась. Я хотела отдаться вся в первую же встречу, но почувствовала, что не хватает сил сдержать это. Мне хотелось сначала узнать его, но вся моя сила и воля исчезли, как дым, едва я видела его. Как я могла бы сопротивляться его очарованию победоносной мужественности, будучи в таком состоянии?

Однажды Ф. зашел к нам после полудня с предпраздничным визитом — был канун рождества Христова. Мужа не было дома, я скучала одна и сидела у горящего камина, слушая зимнюю вьюгу. Господин Ф. сел в кресло рядом со мной и мы начали пустой, светский разговор. Сердце мое неистово стучало, горло перехватывало от волнения, но я не подавала вида. Вдруг Ф. дотронулся до моей руки!... Я вздрогнула и сжала его руку. Он вскочил с кресла, упал передо мной на колени, стал целовать мои руки, мое платье, мои колени под платьем... Он признался мне в своих чувствах, страсти, сжигающей его.

Что он говорил мне, что я отвечала, я уже не помню. Я в страхе, что нас застанут и все поймут, проводила его до дверей, и тут Ф., не помня себя, схватил меня в объятия, впился губами в мои губы. Поцелуй огнем отозвался в моем существе. Я едва остановила крик, готовый сорваться с моих уст.

В это время его рука, еще более проворная, чем губы, подняла мою юбку и стала ласкать мое убежище...

 — Уходите, уходите, — сказала я срывающимся голосом. — Завтра ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх