Охотница

Страница: 3 из 4

страх, но потом она вспомнила слова Матесона. Он гарантировал, что крупной живности, которая может на них, на острове нет. Тем не менее, она решила найти безопасное место для ночлега. И вскоре наткнулась на дерево с гигантскими, выпирающими из земли корнями, образовавшими естественный шалаш. Забравшись в него, Рут обнаружила, что там чисто и сухо. Она легла на подстилку из мха и листьев, выглянула наружу.

День уже перешел в ночь, сумерки длились лишь несколько минут. Лунный свет серебрил листья, изменились и наполняющие джунгли звуки. Ритм ночи отозвался в крови Рут. Чувство полного и глубокого удовлетворения охватило ее. Она знала, что выглядит ужасно, но ее это совершенно не волновало. Квакали древесницы, фиолетово-лиловые тени сгустились над шалашом. Рут вытянула ноги, положила голову на руку и заснула.

Казалось, прошло лишь мгновение, прежде чем ее разбудило прикосновение к животу чего-то мягкого и горячего. И тут же что-то прикоснулось к ее бедру. Спросонья Рут потянулась, переворачиваясь на спину. До чего же реален этот сон. Не хотелось открывать глаза, слишком приятными были ощущения. На рубашке расстегнули пуговицы, бюстгальтер осторожно сдвинули вверх. Потом она почувствовала, как чьи-то губы сомкнулись на ее соске. Рука на бедре скользнула под шорты. Пальцы начали поглаживать лобок, прикрытый влажными от пота трусиками. «Киска», раздуваясь, запульсировала. И когда один палец проник в трусики, она широко раздвинула ноги, в ожидании, что он нежно погладит клитор.

И вот тут Рут окончательно пришла в себя. Это же не сон! Она села, свела ноги. Из темноты на нее смотрели два глаза. В лунном свете она разглядела контуры головы. Мужчина хрипло рассмеялся.

 — Матесон! Негодяй! — прошипела Рут, стыдясь за то, что ее тело откликнулось на его ласки. — Что это ты затеял?

Он улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами.

 — Я выследил тебя. Правда, труда это не составило. И теперь пришел за наградой.

 — Но это я должна выследить тебя! Ты не упоминал о штрафах, которые придется платить, если ты выследишь кого-то из нас.

 — Неужели? Значит, запамятовал. Но ты вроде бы и не против того, чтобы расплатиться со мной.

Рут чуть не заплакала от унижения. Да, он откровенно насмехался над ней, но она не могла не признать, что хочет его. Она чувствовала влагу, сочащуюся из ее «дырочки», чувствовала, как горит ее клитор. Неужели такое возможно, желать мужчину, которого не можешь терпеть?

 — О, я поняла. Вся эта болтовня о ритуале — выдумка. Ты просто решил поиметь нас всех. Настоящая дичь — это мы. А островитяне и их обычаи — для красного словца.

 — Отнюдь. Ритуал существовал и я намерен выполнить свое обещание... если кто-то из вас сумеет выследить меня. Но, видишь ли, я не думаю, что вам это под силу. В современной женщине более нет той энергии, которая движила женщиной первобытной.

Вот тут его губы прижались к ее, его язык проник в ее рот, властный и настойчивый. Она подняла руки, чтобы оттолкнуть Матесона, но вместо этого обняла его за шею. Голос джунглей громко звучал в голове Рут, ночная жара возбуждала ее. Тепло, идущее от обнаженной груди Матесона, растопило последние островки сопротивления. Мгновение спустя он же срывал с нее одежду, а она помогала ему.

Она не успела подивиться своему поведению, понять, чего вдруг в ней прорезался такой сексуальный голод, как стянула с себя шорты, а уж Матесон, помогая ей, проделал тоже самое с трусиками. А потом навис над Рут, которая широко развела ноги, чтобы впустить его в себя. И внезапно перед ее мысленный взором возник экзотический цветок, лепестки которого раскрываются, чтобы явить свету влажную сердцевину, сочащуюся сладким нектаром.

Она начала постанывать от удовольствия, едва конец Матесона вошел в ее «дырочку». Горячий и твердый. Она затягивала его все глубже, пока головка не уперлась в матку.

 — О, Господи... — Рут обхватила ногами талию Матесона. Приподняла нижнюю часть туловища, а он, раз за разом, с силой вгонял в нее свой член.

Ничего подобного она никогда не испытывала. Никакой нежности, никаких любовных игр, одна голая животная страсть. Пот лил с них рекой, она не могла не признать, что впервые испытывает такие острые ощущения. Она металась из стороны в сторону, стонала от наслаждения, закрыв глаза, полностью, без остатка, отдавшись своему мужчине. В ней словно рухнули какие-то барьеры. В ушах зазвучали барабаны джунглей. Клитор вдавливался в его лобок, и оргазм приближался, набирая силу. А когда он достиг пика, вопль несказанного счастья вырвался из груди и ее ноги с нечеловеческой силой сжали тело Матесона.

Мгновением позже он выскочил из Рут и кончил ей на живот. И тут же присел рядом с ней на корточки и начал надевать набедренную повязку.

 — Ты, значит, джентльмен, хотя все время доказываешь обратное, — Рут вытерла живот рубашкой. Она не могла заставить себя встретиться с ним взглядом. Щеки ее пылали. Господи, что на нее нашло? Она вела себя как похотливая сучка. И даже не подумала о предохранении. Слава Богу, что Матесону хватило совести кончить в сторону.

Матесон плотоядно улыбнулся.

 — Я выделил тебя среди остальных. Ты — другая, особенная. И мне хотелось оставить о себе хорошее впечатление. Что бы ты там ни думала, у меня есть кодекс чести, — он попятился из шалаша. — Спокойной тебе ночи, — и растворился в темноте.

Рут улеглась на подстилку из сухих листьев и мха. Если бы не пульсирующая «киска» и слабые запахи спермы и мужского пота, она могла бы поверить, что все это ей причудилось. Что со мной происходит? Она не узнавала себя. Никогда и никому она так не отдавалась. Более того, ее страсть осталась неутоленной. Осторожно она сунула руку между ног.

«Киска» горячая, наружные губы раздуты, влагалище только и ждет, чтобы его заполнили. Она ввела в него палец, удивившись упругости внутренних стенок. К первому пальцу присоединился второй, Рут начала ритмично гонять их взад-вперед. Потом еще шире развела бедра, выгнула спину. Это невероятно. Почему она не чувствует никакой вины? Раньше все было наоборот. Поэтому мастурбировала она крайне редко. Указательным пальцем второй руки она начала похлопывать по клитору, чувствуя, как он увеличивается в размерах под ее прикосновениями. А потом двумя пальцами стала потирать его с двух сторон. Как же ей было хорошо. Дыхание Рут учащалось.

Живительный сок покрыл ее пальцы, она вытащила их, чтобы помазать клитор. Напряжение нарастало. Она удвоила усилия и скоро кончила, огласив джунгли победными криками. Обнаженная, заснула еще до того, как пот высох на ее теле. * * *

На следующее утро Рут выбралась из-под корней дерева и огляделась. Джунгли купались в солнечном свете. Она глубоко вдохнула. Воздух пах ванилью, легкий ветерок ласкал кожу. Она убедилась, что процесс, начавшийся ночью, продолжается. Внутри развязывался тугой узел: джунгли предъявляли на нее свои права.

Решив не одеваться, она засунула вещи в рюкзак. Потянулась за тюбиком с солнцезащитным кремом, но ее рука замерла на полпути. Импульсивно, не отдавая себе отчета в том, что делает, Рут раскидала толстый слой листьев под ногами, добралась до влажной земли. Набрав полные пригоршни, начала втирать ее в кожу, пока все тело не покрылось черным слоем. Земля приятно холодила кожу. Высохнув, она стала естественной защитой как от солнца, так и от укусов насекомых.

Когда Рут вспомнила о ночном происшествии, губы ее разошлись в улыбке. Энергия переполняла ее. Она знала, что обязана найти Матесона, и доказать ему, он недооценивает современных женщин. Да только как это сделать?

И тут она заметила сломанную ветку. А на мягкой земле — отпечаток босой ступни Матесона. Присмотревшись, нашла новые следы, которые он оставил, уходя от шалаша. Уверенности в ней прибавилось, и она двинулась ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх