Семья самое дорогое

Черт меня дернул сдать этот проклятый билет на самолет. Летел бы спокойненько в свою гребанную командировку и в ус не дул. А то тут все так перемешалось.

Итак, возвращаясь, домой после аэропорта, я прибывал в хорошем расположении духа и что-то насвистывая себе под нос, расплатился с таксистом и вбежал на ступеньки нашего дома.

Семья наша обыкновенная в среде Новых русских. Отец, крутой мен, намыл в мутной воде насколько копеек и на них построил дом, купил квартиру и в Москве и в Афинах, и конечно отдыхали мы не в этой деревни под названием Греция, а уезжали на Гавайи или еще куда-нибудь. В общем, все как в нашей среде.

Но папаня был с небольшим прибамбасом и все время «продвигал» меня по жизни. Устроил на работу, которая кроме неприятностей и нервотрепки не приносила ничего. Заставил жениться на девушке, неплохой, но не любимой, главным достоинством, который было красивое тело и покладистый характер.

Маманя, очень спокойная женщина, всегда была под давлением отца и хотя она всегда мне нравилась, тем не менее, не пользовалась никаким авторитетом в доме. Красивая женщина в 40 лет служила украшением дома, и отец ее подавал гостям к столу, одевая в шикарные шмотки, и покупая украшения, уж не знаю сколько стоящие. Она же смотрела ему в глаза как преданная собака, только хвостом не виляла.

И вот, в этот райский уголок, я возвращался из такой короткой командировки. Чемодан брякнулся на полку, и туда же полетела куртка и шарф. За чем нужны такие мучения, когда есть, что есть и что одеть, думал я поднимаясь по лестнице на второй этаж. Дом как вымер. Горел только «дежурный» свет и была тишина как в гробу. Я не сразу даже заметил чей-то силуэт около двери в мою спальню.

Сейчас приколюсь, подумал я и на цыпочках стал приближаться к силуэту, изображая страшную гримасу.

Это была моя мать, которая стояла у слегка приоткрытой двери в спальню. Тонкий халатик, надетый на голое тело, светился от освещения проникающего сквозь щель в дверном проеме. Я уже отмечал, что маманя была очень себе ничего, а тут с этой подсветкой выглядела совсем голой. Играть в пугалки я передумал, и тихо приближаясь, просто любовался ее фигурой и силуэтом. Мыслей не было, просто приятное ощущение от близости к ее телу.

Но так продолжалось не долго, и скоро мысли полетели как саранча над полем. То что я увидел через ее плечо меня просто поразило, да так, что я замер с открытым ртом не закончив движение.

На моей постели, при свете ночника, без тени смущения, мой папаша трахал мою же жену. Он был покрыт потом и видимо это действие продолжалось уже довольно долго. Моя дура стонала и подмахивала своему свекру при каждом входе в ее пизду. Вот сволочи. Ночная, нейлоновая рубышка сбилась на ее груди и только небольшие участки сисек торчали из под материала. Отец налегал всей силой своего сто килограммового тела на эти сиськи, и они распластывались по ее телу. Как бык, с мычанием он всовывал и вынимал свой, довольно больших размеров, член, из мокрой щели, которая сочилась соком. Его большие руки, бесцеремонно держали мою жену за жопу и каждый раз, когда член погружался до яиц в ее дырку, он подтягивал эту сволочь еще ближе и глубже.

И еще для полного счастья, я заметил движение моей матери, которая стоя впереди меня, и не замечая ничего, массировала свой клитор через прозрачный халат.

Вот оно, что. Муженек трахает невестку, а свекруха дрочит от вожделения. Б. л. я. д. и.

У меня все помутилось в голове, такой резкий переход от спокойствия к страшному раздражению, был для меня слишком. Я не знал, что делать.

Устроить скандал?

Так моему батяне ничего не стоит свернуть меня в бараний рог. Бугай-то какой. Пожаловаться матери.

Так она сама сопит от удовольствия и наверное переживает только за то, что ее не пригласили в постель. Б. л. я. д. и.

Ну ладно, сейчас пригласят.

Не очень соображая, и не контролируя свои действия, я подхватил мать на руки, чем видимо ее напугал, и ворвался в комнату. Насрать на все. Ее я бросил на кровать рядом с парочкой ебущехся родственничков. Правда от неожиданности они перестали дергаться и застыли с выражением недоумения на лицах. Моя «любимая» женушка даже вскрикнула, от неожиданности, но папуля был сделан из другого теста. Не больше трех секунд он оценивал ситуацию, несколько раз перевел взгляд с меня на мать и обратно и как не в чем небывало начал снова трахать свою партнершу. Она попыталась освободиться из его рук, но это она напрасно. То, что попадало в его руки, он не выпускал, это точно.

Ну что же, это еще не все, я тоже не лыком шит.

От прикосновения к теплому телу матери и от сальной ситуации, мой член стоял и было секундным делом выпустить его на свободу.

Давайте, давайте.

Своими коленями, так как она еще и не хотела подставляться, я раздвинул ноги матери. Она смотрела на меня умоляюще, но до меня доходили только звуки мычащего быка и хлюпанье двигающегося члена.

Из-за нервов, я никак не мог попасть в ее пизду и просунув руку между ног я стал поправлять свой член. У матери были толстые мягкие и большие половые губы, к тому времени влажные и набухшие, и я даже немного задержался от нахлынувших приятных ощущений. Но когда она попыталась своей рукой не дать мне засунут, я резко дернулся и сразу вставил до мошонки. Охнув, мама, как-то сразу сдалась прекратила сопротивление, и ослабила ноги. Я стал двигаться вперед и ее безвольные ляжки раздвигались все шире и шире. Появилось слабое движение ее бедер и задницы. И чем больше я ее тыкал, тем сильнее были эти движения. И вот уже она подмахивает, не хуже моей жены, которая так же забыла обо всем и подмахивает моему отцу.

Через несколько минут кончила моя мать, тяжело, и со стоном. Из нее сильно потекло, и от этого жидкого тепла кончил и я. Отец больно сжал мои ягодицы и тоже с ревом кончил. Последней кончала моя жена, которая, почувствовав горячую сперму на своей матке, задергалась и заскулила как собачонка. Несколько минут все лежали на спине, переживая ощущения. Но отец не был бы отцом, если бы не отреагировал.

 — «Ну как, сучок, мамка понравилась? Ты то ей явно понравился, вон как орала. Теперь придется ебать ее постоянно.», он сделал паузу, но отвечать ему было как-то неохота.

 — «Но за эту еблю придется расплачиваться сынок. Понял?» по тому, как он это сказал, я понял, что хорошего ждать не приходиться.

Вот сволочь, я уже расплатился пиздой своей жены, можно сказать квиты, но в слух этого произносить я не стал.

Отец навис надо мной всем телом, и когда он взял меня за шею я подумал, что вот сейчас он ее и свернет, как куренку, но произошло непредсказуемое. Его еще мягкий, с терпким запахом член оказался у моего рта. Несколько раз встряхнув меня за шею он ввел его в мой рот. Было противно. Мягкое мясо заполняло весь мой рот и было трудно дышать, к тому же было противно и гадко. Притягивая меня за шею эта сволочь вставлял и вставлял свой шмоток в мой рот. И постепенно стало еще хуже. Шмоток стал превращаться в толстую и твердую дубину по толщине напоминающую майонезную банку. Он, не особенно церемонясь, проникал в мое горло от чего меня тошнило, но своих движений папуля не прекращал. Яйца ударялись об мой подбородок и отскакивали как мячики. Теперь я стал понимать, что такое быть выебаным. Но тем не менее, что-то было в этом омерзении и приятного. Мой член стал сам собой вставать и как только мой мучитель заметил это он вытащил свой из моего рта и спросил.

 — «Кто, хочешь что бы сосал у тебя»?

Не задумываясь, я покосился на мать.

 — «Возьми в рот», скомандовал отец, матери.

Я почувствовал, как мой член опять оказался в работе. Мама делала, минет нежно, и когда я чувствовал ее горло, мне хотелось кончить не задерживаясь. Краем глаза я видел, что моя сучка тоже пристроилась рядом с матерью и норовит лизнуть меня в яйца. Теперь пришло и ко мне.

Плевать на все.

Становилось хорошо и от члена проскальзывающего в мое горло, и оттого, что я выебал свою мать, и оттого, что теперь я могу спокойно посылать свою жену куда захочу. Член отца запульсировал, и первая, горячая струя спермы ударила в мое небо. Еще и еще раз он спускал мне в рот. Слава богу, что не просовывал в горло. Оказалось не так уж и трудно проглотить все это, к тому же когда сам непроизвольно делаешь то же самое со ртом мамули.

Через несколько минут я услышал голос отца: «Пойдем дорогая, детям нужно отдохнуть, завтра, если живы будем, опять встретимся здесь, твой сынок еще не знает какие на вкус твои губки. Пошли спать дорогая».

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх