Отпуск на Ямайке

Страница: 2 из 3

 — Ну ладно, но учти, я собираюсь мучить и унижать тебя весь полет. Тебе все понятно, адвокат?

 — Как вы узнали что я юрист?

Госпожа проигнорировала его вопрос, вопросы задавала она.

 — Открой рот! Шире, идиот! — И госпожа плюнула прямо в его широко открытый рот.

Плевок лежал прямо на его языке.

 — Глотай! — Приказала Госпожа. — А теперь опять открой рот.

Госпожа засунула носок своей туфельки глубоко в его рот. Она трахала его рот своей туфелькой. Такого Денежный мешок не испытывал еще никогда в своей никчемной жизни. Быстро, сильно и грубо Госпожа двигала ногой в его рту.

 — Соси носки моих туфель, раб... А теперь каблук... Ты можешь слизать грязь с подошв.

Эту картину можно было бы назвать «Если это и не рай, то отсюда его видно».

 — Сними мои туфли и нюхай их изнутри.

У мистера Денежного мешка чуть не случился сердечный приступ от счастья. Он засунул нос как можно дальше в туфли Госпожи. Он сделал счастливое открытие, что внутри туфли госпожи были наполнены восхитительным запахом пота ее ног. «О, Боже! — думал он — какое это счастье!»

Запах и вкус.

 — Дыши глубоко — чувственным голосом сказала Госпожа. — Нюхай запах моих туфель.

 — Да, Госпожа.

 — А где твоя благодарность, раб? — Высокомерно произнесла Госпожа, надув губки.

 — Спасибо, Богиня! Какой подарок судьбы! Я удостоен такой чести... я не могу словами выразить свою признательность.

 — Заткнись раб. Ты слишком много болтаешь. Это меня беспокоит. Знаешь ли ты, какие у тебя возникли проблемы?

 — Я не понимаю, Госпожа, о чем вы?

 — Конечно, ты не понимаешь! Потому что ты полный кретин! Однако, сегодня у меня на редкость благодушное настроение, я собираюсь предоставить тебе честь полизать внутри моих туфель.

 — О, Боже! — вскричал он.

 — Лижи мои туфли, раб.

 — Ну? — через пару минут спросила Госпожа.

 — Госпожа, вкус и запах внутри ваших туфель просто фантастический.

 — Конечно. Так и должно быть для тех, кто служит мне.

Он вернулся к своей унизительной работе по вылизыванию внутренности туфель Госпожи. Он решил лизать их до тех пор, пока она не прикажет ему остановиться. Она позволила ему лизать ее туфли около 10 минут, и он не проявлял никаких признаков снижения энтузиазма. Как и все рабы — думала она — этот кретин совершенно лишен всякого самоконтроля, если его не остановить, он будет лизать мои туфли до конца своей жизни. Она встряхнула головой и забрала свои туфли из его рук.

 — Вы все такие одинаковые, что это вызывает у меня отвращение. — Сказала Госпожа, глядя на меня, чтобы показать, что эти слова относятся и ко мне. — Практически все рабы, которых я знаю, просто не могут дождаться момента, когда я сниму свои туфли. После этого они начинают вылизывать мои туфли изнутри в тайне надеясь что им будет дозволено полизать мои босые ножки. Если и есть вещь, которая меня раздражает, — так это ненасытный раб. Позор! Вам должно быть стыдно уже от того, что вы могли возомнить о себе, что вам будет дозволено лизать даже туфельки Госпожи.

 — Простите меня, Госпожа. Я виноват. — Пробормотал Денежный мешок.

 — Нет! Я не прощу тебя до тех пор, пока ты не будешь выпорот... жестоко выпорот! Ты долго не забудешь эту порку.

Задрожав от страха, понимая, что у него нет никаких прав и никакого выбора, Денежный мешок униженно склонил голову. Госпожа выпорола это ничтожество его же собственным ремнем. Она сложила ремень пополам и начала стегать своего нового раба, оставляя багровые рубцы на его плечах, груди и ягодицах. Это была славная порка. К моему удивлению Денежный мешок принял ее достаточно стойко. После первых трех ударов ему удалось больше не стонать, хотя каждый последующий удар был сильнее предыдущего.

 — Не могу поверить своей удаче! — Сказала Госпожа. — Раб боли!

Госпожа решила испытать нового раба на предмет границы его терпимости. По ее сигналу Рабыня 13 начала щипать соски раба и бить его по щекам. Когда лицо Денежного мешка покраснело от ударов, Госпожа начала бить его по лицу подошвой своей туфельки. При этом Госпожа приговаривала.

 — Ты рассердил меня, раб. Ты позволил нескольким каплям моей слюны стечь с уголков твоих губ. Это серьезный проступок. Что случилось с тобой?

Не дождавшись его ответа Госпожа подняла свои руки высоко вверх. Жалкий богатенький фетишист ног и раб боли был полностью парализован. Он не мог оторвать взгляда от подмышек Госпожи, блестевших от пота. Госпожа достаточно разогрелась, избивая нового раба, из ее подмышек стекало несколько тоненьких ручейков пота. Ему, безусловно, хотелось вылизать пот Госпожи.

 — Посмотри на себя, раб. — Сказала Госпожа. — Ты не можешь дождаться момента, когда тебе будет позволено нюхать и лизать у меня подмышками. Уверена я смогу назвать еще несколько участков моего тела, за честь вылизать которые ты не задумываясь заплатил бы баснословные деньги. Я права, раб?

 — Д-д-да, Госпожа. — Прошептал он.

 — Но сначала еще порки! Ты должен выстрадать эту честь. Рабыня 13 достань мой кнут. Я хочу кнутом сбить тиски на его сосках, это должно быть достаточно больно, как ты думаешь?

 — Это определенно будет достаточно больно. — Ответила Рабыня 13.

Золотой нектар.

Это был запоминающийся полет. Но вот мы оказались в роскошном отеле на Ямайке. Мы переоделись в пляжные костюмы и собирались на пляж, но сначала Госпожа захотела пописать. Я скрестил пальцы, надеясь, что именно я буду выбран в качестве человеческого туалета. Но мне не повезло.

 — Рабыня 13, на этот раз тебе будет позволено выпить мой золотой нектар.

Рабыня 13, горделиво улыбаясь, легла на спину. Госпожа присела над ее лицом и позволила нектару течь.

 — Молодец, Рабыня 13, все правильно, глотай все до последней капли. Рабыня 13 имеет двухлетний опыт в качестве моего Персонального Туалетного Раба. — Сообщила мне Госпожа. — Посмотри на себя, Приятель. Тебя гложет зависть, тебе страстно хочется быть моим туалетом, не так ли?

 — Да, Госпожа.

 — И что за глупая кличка «Приятель». Ты заслуживаешь серьезную порку за выбор такой идиотской клички.

Пляжный мальчик.

Затем мы направились на пляж. Я нес все необходимое, чтобы обеспечить Госпоже комфортный отдых, в то время как Госпожа, надев на спину Рабыне 13 седло, заставила везти себя по раскаленному песку пляжа. Когда мы пришли на выбранное Госпожой место, я быстро поставил зонтик, кресла и вентилятор, расстелил полотенца и одеяла. Госпожа приказала:

 — Вырой глубокую яму. Глубокую настолько, чтобы ты поместился в ней по шею.

Теперь я понял, зачем Госпожа приказала мне захватить лопатку. Я энергично принялся за дело и скоро яма была готова.

 — Залезай в нее, раб. — С озорной улыбкой приказала мне Госпожа.

Я не стал спорить с Госпожой и залез в яму. Рабыня 13 засыпала яму песком так, что наружу торчала только моя голова, обращенная лицом вверх. Госпожа села рядом со мной и приказала Рабыне 13:

 — Поставь мои ноги туда, где они должны быть.

Рабыня 13 улыбнулась и осторожно поставила босые, все в песке ноги Госпожи прямо на мое лицо. Когда Госпожа начала тереться подошвами своих ножек о мое лицо, острые песчинки, прилипшие к ее ножкам, стали беспощадно царапать мое лицо. В какой-то момент я даже подумал, что это самый жестокий способ мучения раба. Позднее (после возвращения в Нью-Йорк) я понял каким глупым новичком я был.

 — Я ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх