Пустота раскидывает свои руки в разные стороны

Страница: 3 из 5

стороны и беззвучно шепчу — помоги, пустота.

Я появляюсь прямо около камеры заключённого — за спиной неслышно включается тревога, а моя турель вышибает вокруг все защитные системы. Я разворачиваюсь и расплавляю из ружья обе двери, которые уже успели захлопнуться с обеих сторон. Теперь по обе стороны от меня — узкий коридор с розовыми от жара стенами и оплывшими дверьми по левую и правую сторону от меня. Всё началось очень быстро. Мне даже отсюда слышно, как Хищник расчищает подход к двери. Так уж получилось, что именно мне, придётся вытаскивать человека, провожать его.

Дверь передо мной угрожающе всхлипнула, впуская в себя ярко-жёлтый, смертельно опасный, плевок моего ружья. Ещё два выстрела и всё кончено. Передо мной камера заключённого пятой, наивысшей категории, в Федеральной Иксианской Тюрьме. Всё очень плохо, даже хуже, чем я мог себе представить. Из самого дальнего угла камеры на меня смотрит красивая девушка, лет двадцати с чёрными волосами и яркими голубыми глазами.

Времени не просто мало, его очень мало. Всё, что я помню из того плана, который мне дали — это то, что у каждой камеры есть наверху аварийный выход. Я внимательно смотрю на девушку, подхожу к ней и жестом показываю отойти мне за спину. Оружие в моих руках хищно расплавляет закрывающий механизм, и наверху появляется бледно-жёлтое пятно дневного света. Я протягиваю руку и что есть силы бью по защёлке прикладом ружья. Крышка, обиженно звеня, падает на пол к моим ногам. Девушка, округлив глаза, стоит сзади меня и смотрит наверх. Времени нет, его нету теперь вообще. Мгновение назад поступило сообщение от Хищника, что он отступает к точке нашего выхода, назначая миссии статус второй степени. Теперь действительно всё.

Я подбрасываю сильно ошарашенную, и оттого безвольную девушку наверх в дыру и пальцем показываю, куда лезть. А сам, разворачиваюсь и бросаю вперёд два небольших круглых предмет. Моментально и с шипением у меня перед глазами вырастает белая тугая стена, которая начинает буквально плавиться на глазах. Детекторы сообщают, что засекли киборгов шестого поколения. Это плохо. Это очень плохо.

Я лезу следом за девушкой и буквально выталкиваю её наверх. Там, внизу, под моими ногами бушует пламенный ад.

Хищник уже наверху и протягивает девушке руку. Я внимательно смотрю на неё, не похоже, что она знала о том, что будет наперёд, но она до сих пор не задала ни одного вопроса. Я выпрыгиваю следом и оказываюсь на белом полу, в длинном коридоре.

 — Куда теперь, — спрашиваю я Хищника. Тех, тринадцати минут, которые нам остались до перемещения, явно не хватит, чтобы отсидеться здесь живыми.

Хищник понимает меня с полуслова и кивает себе за спину — там узкий коридор заканчивается поворотом.

Я без слов беру девушку за руку и бегу с ней в ту сторону. Дорис отличный воин, я знаю, что он справится. Я бегу, не оборачиваясь, а там уже бушует яростный вихрь схватки. Впереди, из-за поворота выбегает какой-то охранник, в защитном скафандре. Я разряжаю в него весь запас своего ружья, отчего задняя часть стены проваливается внутрь и становится видна следующая перегородка и чья-то камера. Вот так, теперь наконец-то слышны крики.

Совсем рядом. Я изумлённо оборачиваюсь и вижу как девушка что-то кричит показывая пальцем на обугленный труп под нашими ногами. Я не хочу на это смотреть, но это моя работа. Меня не спрашивают, когда дают мне задание.

Я бросаю в сторону ружьё и берусь за орёл, висящий на поясе, нахожу упор ногами, ставлю девушку за спину и открываю огонь по всему, что появляется из-за угла. По киборгам, яростно пытающимся дострелить до того места, где мы стоим, по охранникам, выскакивающим как чёртики из коробки, по людям, выбегающим из камер. Через некоторое время мне становится тяжело и присаживаюсь на колено.

Несколько выстрелов всё же достигают нас, но защитное поле, обливаясь кроваво-красным, продолжает сдерживать выстрелы. Я жду ещё пять секунд, потом хватаю девушку за руку и бегу вместе с ней дальше.

За поворотом нас ждёт развороченная груда тел и железа и новые охранники. Это не что-то — это нападение на Федеральную Иксианскую Тюрьму третьей степени. Визомон что-то шепчет мне про то, что статус миссии уже третий. Да, я почти угадал.

Какой-то охранник выбегает совсем близко. Я даже успеваю разглядеть его — немного розоватое лицо, пушок у губ, но глаза полны отваги и ярости за товарищей. Наверное, ещё курсант. Я расстреливаю его в упор. Его тело отлетает в дальний угол, парень ещё пытается дёргать руками. Я добиваю этот уже безжизненный ошмёток.

Визомон сообщает мне, что справа от меня находится нужная мне дверь. Я допрыгиваю туда и буквально вталкиваю девушку в помещение. По мне открыли огонь из плазменного оружия, типа Эскалибур. Вот теперь действительно шутки кончились. Нами занялись элитные войска. Я смотрю на часы — осталось ещё десять минут.

Дверь ещё будет держать выстрелы примерно шесть-семь секунд. Я грустно смотрю на бьющуюся в лихорадке девушку и вливаю силой ей в горло обычный неразбавленный спирт. Она захлёбывается и начинает икать. Я сильно бью её по щеке и рывком поднимаю её на ноги. Нам ещё нужно уйти отсюда.

Рука автоматическим движением кидает за спину последний оранжевый шарик. Тугая белесая паутина подобно жвачке заполняет пространство вокруг себя. Визомон сообщает мне, что впереди есть выход. Я смотрю и вижу перед собой стену, потом устанавливаю максимальный уровень заряда. Отталкиваю безвольную девушку от себя и высаживаю стену. Сильная и жаркая волна опрокидывает нас, волоча по полу и вжимая всё сильнее.

У нас совсем нет времени. Теперь лишь удача сможет помочь. Я резко оборачиваюсь и толкаю девушку в проход — беги — кричу изо всей силы я. У меня было единственное условие, которое я был обязан выполнить — это убить пассажира, если у нас не будет шансов убежать.

Наверное, только годами выработанная реакция и то, что у противника не было в руках оружия — спасли меня. Пушка выстрелила, полностью выработав свой боезапас, зачистив всё живое, что было у неё на пути. Меня опять толкнуло, но теперь я полетел к спасительной дырке. Сплавившаяся, ещё живая плоть с куском железа, огненный хаос бушевал на моих глазах. Единственное, что нас спасло — это то, что мы появились неожиданно и действовали очень быстро. База охраны не была готова. Никогда ещё не случалось ничего подобного, и даже солдаты, прошедшие войну за систему Киршанат, ступавшие на ещё не остывшую землю планет, которых получила Империя не смогли противостоять нам.

Я бежал очень быстро. Как только может бежать человек. На моих руках была девушка. И почему-то пустота коснулась меня своим дыханием. Я хотел лишь спасти и себя и её. Вдруг в наушнике послышался голос Хищника — «Ты как?» — «Спасаюсь», — всё, что смог проговорить я.

Визомон сообщил, что за нами движется какой-то объект с необычайно большой скоростью. Такой, с какой, например, может двигаться планёр. База оставалась сзади, а впереди я увидел какое-то хозяйственное строение. До него оставалось совсем немного, когда я услышал голос Хищника — «прощай, Гес». Хрип сам вырвался из моего горла. Я бросил девушку на землю и мои руки сами выхватили гранату. Я немного не добежал до этой постройки. Впрочем, мне уже было всё равно. Я встал, как и подобает последнему не сдавшемуся врагу воину. Адреналин подскочил в крови до наивысшей отметки. В глазах потемнело. Я включил турель, посылая сгустки плазмы далеко вперёд. Граната в моих руках включилась и зажалась в сжатых до боли пальцах. Приближающиеся спецназовцы и планёр не открывали огонь. Теперь у них было всё, что нужно. Я внимательно посмотрел на девушку и усмехнулся. Этот спецназ очень профессиональный, вот только убить проводника очень сложно. Я посмотрел в последний раз на мир вокруг и шагнул в пустоту навстречу зелёным обжигающе горячим плазменным струям,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх