Пустота раскидывает свои руки в разные стороны

Страница: 5 из 5

что я мог сделать — это развести руками. Индикатор сработал в третий раз. Я показал пальцем на губы и подошёл к двери.

На меня уставилось лицо офицера имперской службы безопасности в красивом, со скруглёнными линиями шлеме, чей значок красиво переливался на синем комбинезоне.

Единственное верное движение моей руки отбросило десантника к противоположной стене. Я резко обернулся, глядя на девушку. Сейчас самое сложное — это уйти вдвоём. Уйти поодиночке мы всегда сумеем. Привычным движением руки я нарастил шлем, тоненькие иголочки стимулятора уткнулись в кожу. Перед глазами на миг потемнело, а движения стали более отрывистыми.

 — Кристи, — повторил я, — беги за мной и ни на что не отвлекайся. Когда скажу, прячься ко мне за спину и хватай меня руками. Поняла? — уже почти кричу я.

Девушка быстро кивает и подбегает ко мне. Молодец. Теперь я уверен, что у нас всё получится.

Офицер внизу начинает подниматься, и я довешиваю ему ногой. Показываю рукой, куда бежать и расстреливаю в упор следующих десантников, уже вбегающих по лестнице. Лучемёт жгёт ладони, но я лишь поудобнее перекладываю его в ладони. Он не рассчитан работать на такой мощности. Оружие, которым снабжены безопастники предназначено для мелких боевых операций, чтобы пробить бронекостюм, всегда надо выставлять максимальную мощность.

Я вышибаю пинком старую дверь, и она, вместо того, чтобы отойти в сторону, жалобно скрипя, падает на пол. Мы врываемся в зал, в котором почти никого нет, кроме старого портье, который стоит тут только для поддержания стиля, и выбегаем на улицу.

Сильный холодный ветер бьёт нам в лицо, но я его не почти не чувствую. Я хватаю Кристи за руку и тащу к ближайшему скутеру. Я не знаю, сколько ещё будет действовать стимулятор, и поэтому нам надо спешить.

Замок скутера был слабеньким, зато сам скутер был очень послушным. Я взглянул на часы — если через пять минут погоня не появится. Можно считать, что нам повезло.

 — Гес, где ты так научился драться, — сам вопрос бессмыслен, но в этой ситуации лучше поговорить.

 — Я служил в имперских войсках, — усмехнулся я, — специального назначения. Слышала про службу номер два?

Кристи мотнула головой.

 — Это служба первоначально была организована, чтобы подавлять попытки мятежа и мелкие бунты, но в итоге она переросла в секретную службу его Величества, защищая теперь интересы Императора.

 — Кристи, — спросил я, когда скутер заложил красивый вираж над городом, — кто ты?

Как я и ожидал, она лишь посмотрела на меня своими глазами и сказала:

 — Я не знаю, Гес.

Мне было трудно в это поверить, но я поверил.

Огненный вихрь внизу плюнул и протянул свой язык до нашей машины. Значит, всё-таки имперская полиция, значит, мы не успели. Я лишь улыбаюсь и спокойно глажу что-то кричащую Кристи. Я беру в руку её прохладную ладонь и закрываю глаза. Скутер, потеряв хозяина бешено крутит надкрылками, словно агонизирующая птица, а огненный вихрь внизу протягивает второй язык.

Чёрная-чёрная пелена охватывает меня со всех сторон. Я почти кричу, с моих губ срывается хриплый крик — пустота, помоги. Но зеро лишь усмехаясь смотрит на меня со стороны словно ударяет по руке. Нет! У меня получится. Я уже почти чувствую, как жилки на лбу лопаются, холодной, ледяной пот струится по спине, и ладонь Кристи яростно сжимает мою руку. Нет. Шепчу я. Не хочу. И вдруг пустота словно понимает меня, и я шепчу — вперёд. Тело само скользит внутрь тёмной, обжигающе-холодной пропасти, а сзади меня в спину тычет ветер.

Лёгкие сильно саднят, изо рта вырывается непроизвольный вскрик, а все тело наполняет странная, необычная эйфория. Я помню это, я помню, так бывает всегда, когда совершаешь переход раньше времени. Раньше того, как ты будешь готов. Правда, после этого у тебя есть шанс вообще, больше никогда не входить в пустоту. Просто потому, то пустота не любит тех, кто пренебрегает её правилами. Просто потому, что так устроен уж устроен мир.

Я встаю, вдруг живот скручивает сильная резкая боль, и я, нелепо согнувшись сильно кашляю, а изо рта летит пена. Мне плохо. Перед глазами маячит лицо Кристи, лица ещё нескольких людей, и, последнее, что я слышу — это шум подъезжающей машины. Голоса становятся более размытыми и нечёткими, накладываются друг на друга, уши затыкает бесформенная масса, а перед глазами появляется белая пелена. Я пытаюсь сделать хоть какое-то усилие, но у меня ничего не выходит — и я просто падаю далеко-далеко.

8.

Первое, что я вижу — это лицо Кристи. Она озабоченно смотрит на меня и зачем-то проводит рукой по лбу. Я пробую шевельнуть рукой — рука поднимется и ложиться Кристи на ладонь. Девушка улыбается и внимательно смотрит на меня. Я улыбаюсь в ответ.

 — Гес, ты спал семь часов.

 — Спасибо, — киваю я, — где мы?

 — Мы в гостинице. Ты молодец, нам сильно повезло — мы на развитой колонии, под покровительством Империи.

Я в ответ молчу и разглядываю её лицо. Она очень красива. Кристи.

Кристи целует меня в лоб и говорит, что придёт через пять минут. Я сажусь на кровати и включаю визомон. Иглы стимулятора протыкают мелкими иголочками кожу и начинаю потихоньку просыпаться.

Комната, в которой я оказался была небольшой и кровать, на которой я лежала могла бы быть чуть поновее, но и это неплохо, подвёл итог я. «Что это за планета?» «Эльдора» — мягкий, казалось приятный голос визомона вызывает во мне дрожь, спина холодеет, а руки начинают предательски трястись. Я поверю во всё, что угодно, но только не в это.

Кристи незаметно входит в комнату и, увидев, что я уже встал, протягивает мне фляжку с питьём. Я беру её и быстрыми, жадными глотками осушаю её.

 — Кристи, — сразу спрашиваю я, — ты знаешь, что это за планета?

Кристи в ответ качает головой и говорит «нет».

 — Эльдора, — Кристи дёргает головой, потом с вызовом смотрит на меня.

 — Эльдора?

 — Да, — мой голос холоден.

 — Кристи, я сейчас должен вызвать заказчиков.

Девушка и не собирается никуда уходить. Она лишь кивает головой в знак согласия и садиться на кровать.

 — Знаешь, Гес, кого сейчас ловят по Империи?

 — Нет, — скорее по инерции, чем думая ответил я.

 — Нас, мужчину лет тридцати и девушку, высокую и с голубыми глазами.

 — По Империи, — только и смог повторить я.

 — Да.

 — Постой, где мы находимся.

 — Не беспокойся, я сняла дом на несколько дней, — Кристи достаёт из кармана ещё одну бутылку и пьёт.

 — Понятно. Сиди здесь, сейчас я вызову заказчиков.

Я внимательно смотрю на Кристи, она немного встревожена и всё. Мне почему-то кажется это странным. Почему, девушка, которая пару дней назад сбежала из Федеральной Тюрьмы, почему девушка, которая является преступником пятой категории, объявленной в Имперский, спокойно сидит передо мной и делает удивлённое лицо, хотя я итак знаю, что всё, что происходило, она знала практически наперёд.

Я включаю терминал и набираю номер заказчика. Это задание заканчивается. Через несколько часов передо мной появляются те два японца, которые давали мне задание, и подходят к Кристи. Она удивлённо смотрит на меня. А я смотрю в потолок. Кристи уходит, а я лишь стою на месте и стою как столб.

Но вдруг что-то резко меняется. То ли случайный порыв ветра, то ли неожиданное совпадение, но один из японцев падает, а другой неуловимым движением достаёт оружие. Имперские солдаты, какими опытными они ни были, не успевают перехватить выстрел. Японец попадает прямо в шлем, и солдат со вскипевшей головой медленно заваливается назад. Я смотрю на всё это и чисто инстинктивно расстреливаю приближающейся спецназ.

Я ощущаю себя как бы со стороны. Отработанные годами движения, точные и безукоризненные. Я падаю на Кристи, и, словно плащ, защищаю её от града выстрелов и осколков. Визомон сообщает, что защитное поле на пределе, но я не смотрю на датчики, я лишь пытаюсь выжать из слабенькой турели последнее, что в ней осталось. К сожалению, мне сейчас не получится рассчитывать на пустоту, её для меня больше не существует в ближайшие недели, организм выжат до предела, а огненный вихрь вокруг лишь набирает силу.

Но вдруг всё меняется. Я смотрю Кристи прямо в лицо и вижу. Как отркывается дверь прямо в пустоту. Я вижу её, но в то же время я осознаю, что открываю её не я. Я хватаю Кристи за руку, а она ответно сжимает мою ладонь. Мы весим в пустоте, и только лютый холод окружает нас. Вокруг пустота, так хорошо знакомая нам обоим. Я шепчу лишь одно слово: «Кристи». Мы берёмся за руки и разводим руки в стороны. Мы парим в этой чёрной пустоте и мраке. Кристи смотрит на меня и шепчет: Спасибо. Она показывает пальцем, чтобы я молчал и целует меня в губы.

Я ощущаю вкус свободы и печать холода на своих губах. Я не могу сдержать и с моих губ срывает вопрос: Кто ты, Кристи.

Но пустота сама шепчет мне ответ:

 — Я Вечность.

Нет, это не Кристи, я не верю.

Я наконец понимаю, кто такая Кристи. Самое главное, что я понимал это с самого начала, вот только не хотел признаться самому себе. Я не верил до самого конца, что найдётся человек, подчинивший себе пустоту, её, королеву холода и мрака. Когда-то я читал книжку про мальчика, который мог исполнять любые желания. И теперь, я лишь мог попросить пустоту лишь об одном. Забрать свой дар назад. Я протянул руку к пустоте и выкрикнул своё желание. Я был верным спутником пустоты долгие годы. Но теперь я полюбил Кристи и попросил пустоту лишь обо дном — отпустить её.

Сквозь мрак и холод я дотянулся до Кристи и сжал её руку. Теперь пустота могла делать что угодно, но Кристи я ей не отдам. Но она лишь усмехнулась и вытолкнула меня наружу, в яркий светлый коридор.

Я яростно схватил Кристи за руку и поймал ртом её губы. Мы стояли на склоне крутой горы и солёный бриз бил нам в лицо.

 — Я тебя люблю, — сказал я Кристи. И или мне показалось, но я почувствовал одобрительный кивок пустоты. Спасибо, — произнёс я.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх