Снова в школу

Страница: 1 из 2

Первое посещение школы перед началом учебного года Оксану Геннадьевну поразило надолго. Она до сих пор не может прийти в себя, хотя прошло уже три дня. Чудеса начались еще до встречи с директором. При входе в школу висела табличка с надписью

«Родителям в одежде вход строго воспрещен». Прочитав это, Оксана Геннадьевна в недоумении остановилась у двери. Психолог ее предупреждал, что в этом учебном заведении довольно своеобразные правила... но чтобы так? Наверно здесь вкралась ошибка... перед словом «одежде» видимо забыли дописать «верхней». Женщина уверенно толкнула дверь и направилась к гардеробу, сняла плащ и протянула его старушке. Та приняла вещь, повесила на вешалку. Оксана Геннадьевна, ожидая номерок, вопросительно глянула на старушку. Но, к собственному удивлению, наткнулась на такой же вопросительный и одновременно злой взгляд гардеробщицы. Оксана Геннадьевна выдержала паузу.

 — Простите?

 — Что простите? Снимай одежу. Читать, что ли не умеешь? Русским языком написано.

Толстая противная старушенция гремела басовитым голосом, указывая на стену...

 — Каждому что ли нужно объяснять? Читай!

Под таким напором Оксана Геннадьевна сникла. Ей, красивой и элегантной, под столь грубым напором захотелось просто исчезнуть по мановению волшебной палочки. Растворится и не слышать этой пошлости. Старуха продолжала наседать...

 — Все грамотные! Я тут только стою бестолковая. Одна пришла — ничего не знает, другая — то же самое. Читай, давай, да снимай скорее свою одежу.

Оксана Геннадьевна перевела взгляд на вывеску у гардероба, пробежалась по строчкам, но в волнении ничего не поняла. Начала снова, медленно в полголоса проговаривая слова... «Уважаемые родители! Мы рады приветствовать вас в нашей школе. Просим вас сдать одежду в гардероб в следующем порядке... 1 — Головной убор, 2 — верхняя одежда, 3 — обувь и носки (чулки), 4 — юбка, или брюки, 5 — трусики...». Последнее слово Оксана Геннадьевна перечитала вновь... «... трусики». Значит, на табличке при входе никакой ошибки нет. Здесь действительно родителям в одежде вход воспрещен. Оксана Геннадьевна пробежалась взглядом по последним строчкам... «... При потере номерка администрация школы ответственности за сохранность вещей не несет». Бред какой-то?!

Женщина не могла поверить своим глазам. Ей, взрослой даме предлагают голой разгуливать по школе, идти в таком виде к директору и вести серьезный разговор о будущем сына. Нужно отсюда бежать. Но Оксана Геннадьевна, некстати для себя, вспомнила о договоре, подписанном в мэрии в отделе образования. В нем есть кабальный пункт, который гласит, что в течение 10 лет каждый месяц из зарплаты родителя будет вычитаться 500 долларов на обучение ребенка, не зависимо от того, будет ходить ребенок в школу, или нет. В противном случае родителю грозит штраф в полстоимости обучения — 35 тысяч долларов. Таких денег у Оксаны Геннадьевны не было. А договор уже подписан, обратного пути нет. Еще в мэрии у нее возникало подозрение по поводу этого злосчастного пункта, но принимавшая ее женщина смогла легко убедить в безопасности и целесообразности подписания договора одной лишь фразой... «Будущее вашего ребенка стоит таких денег».

Оксана Геннадьевна всю жизнь без внутреннего сопротивления поддавалась чужому влиянию. Она была очень внушаема. Это качество мешало жить. Окружавшие люди, зная об этой особенности характера Оксаны Геннадьевны, часто пользовались этим, вернее сказать, использовали ее, как слабого человек, как женщину.

Неприятности начались еще в детском саду. Воспитательница как-то застукала ее за интересным занятием. Оксана Геннадьевна, а тогда просто Оксаночка по настоянию самого красивого мальчика в группе, демонстрировала то, что находится у девочек под трусиками. Скрывшись от посторонних глаз в подсобке на веранде, Дима, так звали мальчика, исследовал девичьи складочки между ног. Своими движениями он доставлял девочке неприятные ощущения, но Оксаночка терпела, поскольку этот мальчик ей нравился. Таинство процедуры нарушила воспитательница. Она вошла в тот момент, когда Дима измерял глубину «пини» (так любила называть этот орган мама Оксаны). Воспитательница заохала, что-то запричитала, а дети в оцепенении остались стоять в той же позе...

Оксаночка с приподнятым за подол платьицем и спущенными трусиками, а Дима — с пальчиком у нее внутри. Воспитательница, не долго думая, схватила обоих за шиворот и, ругаясь, поволокла в группу. По дороге Оксаночка потеряла трусики, поскольку натянуть их так и не успела. Уже в помещении детского сада воспитательница обрушила свой гнев на детей в полной мере... поставила проказников перед ребятней и попросила показать, чем они занимались. Оксана с Димой, потупив взоры, слушали крик наставницы. Женщина с каждой секундой распалялась все больше и больше. Со словами «Что там может быть интересного?» она подошла к девочке и подняла подол. Поскольку трусики были утеряны, перед глазами детворы раскрылась действительно интересная картина. Мальчишки засмеялись. Вместе с ними засмеялся и Димка. Такого позора и предательства Оксана вытерпеть не могла. На ее глазах проступили слезы. Но девочка не сопротивлялась. Воспитательница в эйфории власти над беззащитным ребенком издевательски спросила... «Может тебе вообще платье не нужно, если трусики не носишь?». В ответ Оксана лишь всхлипнула. А воспитательница начала через голову стягивать с девочки платье. В комнате разрастался невообразимый шум. Ребята в голос хохотали, девчонки хихикали, а Лешка пытался поднять подол у своей соседки. Вдруг наступила тишина. Воспитательница властно подняла руку. К этой команде дети привыкли и выполняли ее незамедлительно. Женщина грозно посмотрела на Лешку, который никак не хотел униматься и все теребил соседский подол. Под эти взглядом Лешка примолк. «Раз Оксана не хочет с нами разговаривать, значит, она не дорожит нашей дружбой. — В назидательном тоне начала говорить воспитательница. — Если ей нравиться показывать свою писю мальчикам, пусть показывает. У нас не может быть секретов. Сегодня Оксана в наказание будет ходить в группе в таком виде. В таком виде она будет учиться и играть. Все понятно? Хорошо! А сейчас можешь сесть на свое место». В этот день Оксане пришлось терпеть издевательства и щипки друзей и подруг. Но самое неприятное заключалось в том, что группа должна была фотографироваться. Воспитательница объяснила фотографу, что девочка таким образом наказана, и фотографироваться будет в том, в чем есть. Дяденька заулыбался, взял Оксану за руку и отвел в последний ряд. Он поставил девочку с краю на скамейку. Перед ней стоял маленький Мишка, который своим тщедушным телом не мог прикрыть наготы Оксаны. Фотограф приценился и остался недоволен позой голой девочки. Положив ей одну руку на низ живота, другой, взявшись за ее ягодицы, он начал ворочать Оксану, пытаясь найти наиболее удобное положение. При этом его ладонь соскальзывала все ниже и ниже, пока не коснулась пини. Девочка послушно следовала тому направлению, которое задавал мужчина. То, что творилось в заднем ряду, мог видеть только Димка, по иронии судьбы оказавшийся рядом. Он лишь хихикал. Впрочем, фотограф особенно и не церемонился. Он заставил Оксану приседать все ниже и ниже. Когда она оказалась полностью спрятанной за Мишкой, мастер попросил привстать. Но Оксана не смогла этого сделать, поскольку ноги затекли, и слушаться не хотели. Фотограф помог — приподнял ее, подсадив ладонью под попу. Промежность Оксаны оказалась накрыта этой огромной ручищей. По мере подъема пальцы фотографа пробирались к девичьей щелочки. Когда была достигнута необходимая высота, Оксана почувствовала, как внутрь ее проникает палец фотографа. Он, не сравнимо с Димкиным, был очень толстый. Палец начал двигаться, как поршень, а фотограф, как ни в чем не бывало, приказал девочке оставаться в этом положении. Эта ситуация длилась недолго — ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)
наверх