Зеркало

Страница: 5 из 10

с треугольничком мягкого меха внизу. Я обвил руками её талию и сомкнул их на её спине. Лена выгнулась и подалась мне навстречу. Я целовал её груди, ласкал языком её крупные розовые сосочки, потом стал спускаться ниже и ниже, щекотать пупочек губами. Далее я спустился ещё ниже. В это время Леночка легла на стол и раздвинула свои ножки. Моим глазам открылся прелестный маленький бутончик, как будто какого-то экзотического цветка. Он был влажным, ярко-алым и обрамлённым светлыми курчавыми волосками. Он буквально истекал соком и просил: «Приласкай меня, мой хороший, начни сейчас!». И я не смог устоять. Я с силой впился в это прекрасное чудо природы и ощутил на губах солоновато-терпкий вкус женской пещерки. Это было просто незабываемо, просто чудесно...

Когда Лена кончила, я отпрянул от неё как бы в замедленном темпе и поднял на неё лицо. Она смотрела на меня счастливыми глазами и улыбалась. Я доставил ей счастье и сам был счастлив по этому поводу.

 — А знаешь что, милый, — сказала она после минутного молчания, — нам ведь с тобой скоро на работу.

И мы стали одеваться.

Прошло некоторое время и настала суббота. В субботу, как вы помните, мне надо было идти вместе с Гариком и Вохой в «Веселую отмель». На тот момент я уже практически жил у Елены, мы планировали с ней полный мой переезд к ней. У неё была большая просторная квартира, не чета моей халупе на окраине и Лена решила, что целесообразнее будет, чтобы я переехал к ней.

Конечно, идти в крутой развратный бар после того, как практически предложил своей девушке руку и сердце будет, мягко говоря, несообразно. Но ведь есть такая вещь как мальчишник, правильно? Так почему бы и не погулять последний раз в холостой жизни? Мне кажется, я имею на то полное право. Я решил ничего не говорить Лене, сказал только, что в субботу встречаюсь с друзьями в мужской компании. Леночка пожала плечами и дала своё согласие. Я вышел в коридор и направился к кабинету Вохи.

Уже на подходе к кабинету было понятно, что Воха где-то рядом. Из-за двери доносился тяжёлый индастриал. Это тип как-то припёр на работу колонки и подключил к своему компу. Он врубал музон каждый раз, когда ему надо было что-то напечатать или просто когда работал. Наш директор сначала был в шоке, а потом привык и даже стал брать у Вована диски, так как тоже вдруг полюбил тяжёлую музыку. Так вот, я подошел к двери и толкнул её.

Среди стеллажей с книгами, огромных плакатов ещё советских времён, кактусов, которые поливались раз в год, когда вся контора уходила в отпуск, за своим потрепанным «пентюхом» сидел Воха. Он покачивал головой в такт музыке и бодро стучал по клавишам. На то, что я вошёл он никак не отреагировал, так как сидел спиной к входу. Я решил поприкалываться. Медленно подкрался к Володьке и неожиданно схватил его за плечи.

Воха подпрыгнул метра на два над стулом, честное слово. При этом он ещё издал трубный рёв, похожий на рёв цейлонского слона в брачный период. Надо же, я и не думал, что это его так напугает. Я отпустил его и Воха резко повернулся ко мне:

 — Миха, ёб твою мать, ебана рот! Хули людей, блядь, пугаешь! Я чуть не спятил, ёбт...

 — Не трынди, толстяк! Мы в «Отмель» идём сегодня или где?

 — Ну так, ёбти! А ты же с Ленкой теперь живёшь, как она тебя, муженька, из тихой семейной гавани отпустит, а?

 — Знаешь, Вовка... Каждый нормальный мужик имеет право на лево, а тем более право на мальчишник. Ты считаешь, я не могу воспользоваться этим правом?

 — И вправду, Мишка, можешь. Ну, готовь баксы и в 10 вечера мы все идём в «Отмель». Встречаемся все на стоянке возле «Континенталя». Там и тачки поставим, очень удобно.

 — Окей, договорились...

 — — —

Ну вот, суббота! У меня новое выступление. Отрепетировать я его всё-таки успела и на публику выпустить можно, я думаю.

После удачно провернутой операции с компроматом Пётр Иванович отвалил мне полторы штуки баксов (даже за «вредность» доплатил 300$) и ещё долго стучал лысиной об пол, рассыпаясь в благодарностях. Потом мы выпили слегка за успех и он отвёз меня домой. А директор потом даже дал мне выходной на следующие сутки. Класс! Спасибо вам, Николай Семёнович! За сутки, я как раз успею отрепетировать мою новую программу. В ней было довольно много сложных элементов, я крутила такие невероятные кульбиты вокруг шеста, что непрофессионал бы посчитал это невозможным. Возникала такая иллюзия, что я просто перетекаю по шесту как ртуть туда-сюда, а иногда казалось, что я болтаюсь в невесомости. Со стороны зрелище казалось довольно эффектным, это я поняла, когда мне показал съёмку моего выступления мой художественный руководитель. Все желали мне успеха.

Виктору Пелевину посвящается

Я сидел в офисе и перебирал бумаги. Скопилась просто куча документов. Ну, знаете, как это бывает, когда скапливаются старые документы, счета, договора, выписки, справки и прочее? Вот у меня как раз такая фигня и была. Надо же их куда-то девать? Правильно, надо. Поэтому у меня рядом со столом сейчас была поставлена большая корзина для бумаг. Шредера у нас не было — не настолько крутая контора, чтобы иметь свой шредер. Да и вообще, зачем он нужен, если потом всё равно весь мусор выкинется в большой бак рядом с нашим зданием? Незачем.

Так вот, перебираю бумажки, выкидываю лишнее и вдруг слышу разговор на лестнице:

 — Так чё, в натуре, идём в субботу в клуб?

 — Идём, бля! А у тебя баблосы то есть?

 — А то, бля! Заебись в субботу в клубе будет! Наташка выступает со своей программой.

 — Чё, у неё новое выступление?

 — Ну! Обещает чего-то экстраординарное, мать её!

Судя по голосам, это были Гарик и Воха. Эти два распиздяя меня постоянно бесили. По жизни ржут над чем-то, а на прошлой офисной вечеринке такое отмочили!

Тогда Восьмое марта было, мы все собрались, директор поздравил девчонок (от Маши — 19-летней секретарши до тёти Гали — 70-летней уборщицы), ну, выпили слегка, стали танцевать. И тут врываются эти Гарик и Воха. Оба уже «хорошие». Так чего сделали — вскочили оба на стол, Воха какую-то речь толкнул бессвязную, Гарик ему поддакивал, а потом включил «Рамштайн», оба рванули на себе рубахи и устроили мужской стриптиз. Ладно бы просто стриптиз, так нет — надо поизвращаться! Гарька достал из брюк искусственный член, нагнул Вована, «поимел» его и окатил из члена всех присутствующих дам и мужчин потоками какой-то жидкости (оказалось, что шампанское). Подвыпившие дамы им аплодировали и визжали как сумасшедшие, а мужики катались на полу от смеха. Дальше праздник помню размыто: сам выпил немного (на меня спиртное действует сильно — от двух стаканов водки хмелею), но мне рассказывали, что мужики пытались повторить подвиг Вохи и Гарика, но были настолько пьяны, что у них ничего не получилось.

А теперь эти два развратника обсуждают культпоход в подозрительный клуб. Я представляю, что это будет за клуб.

А почему бы мне не сходить с ними? Я так давно не отдыхал, господи, как давно я не отдыхал! Решено — пойду к ним, набьюсь в попутчики. Прям щас!

Они курили в коридоре. Опишу вам эту парочку. Вован — мелкий, рыжеволосый и усатый толстячок. Когда ржёт — показывает все свои зубы, хотя одного переднего у него нет. Улыбка от этого получается очень озорная. У него волосатые руки и толстые сарделькоподобные пальцы. На среднем пальце правой руки он носит не по-детски понтовый серебряный перстенёк с зелёным камнем.

Гарик — высокорослый амбал. Худощавый, усатый, черноволосый. Не упускает случая позаигрывать с лицами женского пола. Носит черную кожаную жилетку, довольно потёртую.

Оба они страшные алкаши, оба — приколисты, оба — отличные работники и хорошие друзья.

Ну вот, подхожу к ним и завязываю:

...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх