Несчастный случай

Страница: 7 из 10

залежи опилок, медленно курсировала по квартире как тральщик, потерявший рулевое управление. Иногда приливы сознания выносили ее на кухню. Она садилась на табуретку возле стены, молча слушала последнюю сводку с поля боя за осветительную пушку, и медленно пила газированную воду. В таких случаях я пристраивался ей в кильватер и тоже выходил на кухню покурить и переброситься с Романом парой слов о бессмысленности бытия.

К трем часам Роман вычислил координаты пушки и уже звонил, вызывая такси. В 20-ть минут четвертого он убежал, фамильярно шлепнув меня по заду, торчавшему из дверного проема ванной, наконец-то оставив меня наедине с Таней. По спине пробежал холодок страха и неуверенности, как вести себя с Таней я так и не решил. Как показывал мой жизненный опыт, если я не целовал девушку в первый же день, то на такой девушке спокойно можно было ставить крест и искать другую мишень для вожделения. Старое ружье опыта стреляло редко, но било без промаха и осечек пока не давало.

Часам к шести Таня немного пришла в себя, сварила суп и позвала меня обедать. Правила этикета требовали сменить фрак или хотя бы одеть чистую рубашку, но я ограничился мытьем рук. Сразить Таню безупречным внешним видом мне не удастся, это я уже понял. Обедали мы молча. Таня почти не ела и лишь иногда одергивала халат, одетый на голое тело, когда он слишком открыто хвастал своими закромами. Я сосредоточенно молчал и в поисках темы для разговора ковырял ложкой в супе. Намного приятнее молчать с девушкой, мысли которой написаны на лице. Знаешь о чем с ней можно поговорить. На лице Тани ничего кроме похмелья разобрать было нельзя, а затрагивать эту болезненную тему не хотелось.

 — Кажется, сегодня один из тех редких случаев, когда выглядишь ты не очень, — выпустил я пчелу мысли в отцветающий сад нашего общения.

Таня снова запахнула халат и, вздохнув, задала мне вопрос, давно волновавший лучшие умы человечества: — Чего я вчера так напилась?

Я не знал, что ответить. Таня встала, собрала тарелки со стола и занялась приготовлением кофе.

 — Я ж вообще водку не пью. Это все из-за Романа: — и Таня принялась излагать свою версию событий.

Как всегда в подобных случаях, я слушал молча и в нужных местах поддакивал. Не встречая знаков препинания с моей стороны, Таня разошлась и поведала мне еще несколько подобных случаев веселого истребления времени и водки. По ее словам выходило, что девочка она, в основном, хорошая, добрая, безобидная. Только погулять любит, повеселиться и за такую удаль да разухабистость покойный ныне муж даже пытался выкинуть Таню с балкона лет пять назад, чтоб больше, значит, не мучиться.

Да нрав у нее был, действительно, трудно поддающийся дрессировке, этот мустанг растоптал немало самоуверенных ковбоев. Но чем больше Таня говорила о своих недостатках, тем больше она мне нравилась. Я все глубже погружался в трясину обаяния ее грудного голоса с легким французским акцентом.

 — Да веселая ты девка, — сказал я и неожиданно для себя добавил. — Я б на тебе женился, если б ты была не такая красивая.

Таня отреагировала на мое предложение спокойно, как будто я ей предлагал еще чашечку кофе.

 — Спасибо, не надо, — и она присовокупила железное основание своего отказа, на котором многие женщины пытались строить свою жизнь, — мне нужен такой муж, чтоб смог позаботиться о Надьке, ей уже десять лет, а растет беспризорницей. Я хочу, чтоб у нее было обеспеченное будущее, хватит того, что я в детском доме выросла. Сам понимаешь.

 — Так ото ж: это я понимаю, потому в женихи и не лезу, — ответил я и сам поразился легкости с какой минуту назад почти сделал предложение.

В 91-м, в результате многолетнего сексуального общения с Мариной Частинко я опустился до того, что снял однокомнатную квартиру на пятом этаже дома номер семь на площади Котовского. Два месяца я вел райскую жизнь, объедаясь яблоками и воплощая в жизнь многочисленные эротические фантазии. Марина была опытной 29-летней женщиной с семилетним ребенком на руках и определенными планами на будущее. К тому времени ее возбуждала только одна очень смелая эротическая фантазия. По вечерам Марина — аки змий-искуситель — рисовала мне яркую картину солнечного летнего утра и Дениса Балдахинова с Мариной Частинко, идущих в дом номер три на площади Котовского, где рядом с книжным магазином располагались врата Загса. Я обещал приложить все усилия, чтобы эта дикая фантазия стала реальностью, но решиться так и не смог. Кроме Марины эту землю населяли еще приблизительно три миллиарда женщин и я решил, что связывать свою жизнь именно с Мариной и ее ребенком было бы глупо. Четыре года я боролся с искушением, но до заветных ворот так и не добрался. А тут понесло как Матросова на дот: следить надо за базаром.

 — Ничего сделаю тебе классный ремонт, будет у тебя приданое — что надо, — сказал я и отправился в ванную.

В девять часов я прилепил первую керамическую плитку на обшитый ДСП стояк. Впечатленный исторической грандиозностью события, я оторвал Таню от мытья посуды и позвал посмотреть на плитку. Таня тоже прониклась торжественностью момента и в глазах ее загорелись первые проблески надежды на скорое возрождение домашнего очага. Я предложил этот первый камень в прочном фундаменте ремонта обмыть по традиции моряков, спускающих корабль на воду, шампанским. Таня не возражала, остатки похмелья и апатии покинули ее окончательно, она только посоветовала мне быть поосторожнее. На улице уже стемнело и ходить в такое время суток по их поселку, не будучи аборигеном, опасно. Уловив нотки беспокойства в Танином голосе, я возрадовался как свидетель Иеговы, услышавший соло на саксофоне в исполнении архангела Гавриила, и еще больше преисполнился решимостью отправиться на поиски священного напитка. Ходить я любил, но еще больше я любил об этом рассказывать, уже стоя в дверях, я начал рассказ о пешем переходе Измайловка — Цусимское. Тогда мне пришлось пешком преодолеть расстояние в 25 километров по абсолютно незнакомой местности и в такое же время суток. Но только я дошел до перечеркнутой вывески села Измайловка, как Таня сбила меня с наезженной за шесть лет колеи повествования.

 — Иди-иди, — сказала она, — шампанское закончится.

Это было очень верное замечание, если учесть, что я не знал, где именно в столь поздний час бьет источник, дарящий людям утешение и радость за умеренную плату. Утром меня больше интересовало содержимое неба, чем облущившихся приземистых ларьков.

 — Да, точно, — сказал я и исчез в ночи. Часть 7. Монастырские забавы

Довольно скоро, двигаясь на свет тусклой лампочки, я добрался до сокровищницы Али-бабы и сорока разбойников и, сунув волшебную двадцатку в узкую щель бронированного киоска, стал счастливым обладателем двух бутылок шампанского, коробки конфет, и сникерсов на сдачу.

К моему приходу Таня приготовилась основательно: вытащила с балкона раскладной столик, включила телевизор и уютно устроилась на диване номер два, который мало чем отличался от дивана, приютившего утром Романа.

 — Ну что, купил? — спросила Таня, увидев меня в дверном проеме.

 — Да... я вот только не знал, какое ты любишь, красное или белое, поэтому купил и того и другого, — я начал выставлять из пакета бутылки на столик перед диваном.

 — О! Класс! — обрадовалась Таня. — Я как раз люблю смешивать красное и белое. Классный коктейль получается.

 — Ни разу не пробовал.

 — Я тебя сейчас угощу, садись, — и она хлопнула ладонью по мягкой подушке дивана рядом с собой.

Такого поворота событий я не ожидал. Для меня, человека старомодного и витиеватого как бабушкин комод, процесс обольщения предполагал наличие красивой девушки и свободного времени. Я довольно потирал член,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх