Несчастный случай

Страница: 9 из 10

не смотря на остаточные пары шампанского и Таниного дезодоранта. Теперь можно спокойно идти спать.

Я все-таки решился сыграть в эту лотерею вопреки своему морально-процессуальному кодексу. И пусть я опять вытащил несчастливый билет и завтра задетое самомнение будет доставать своими жалобами, зато я не буду мучаться от неопределенности до конца ремонта. Часть 8. Оптимистическая

В воскресенье я проснулся часов в 12-ть. Тани не было и я, не спеша, продолжил ремонт. Из-за непрямоугольной формы обшивки стояка мне пришлось изрядно попотеть, стачивая грани плиток. Чувствовал я себя хреново. Шампанское и Танин отказ не прошли даром. Но к вечеру я надеялся воспрянуть духом. И, действительно когда Таня с подругой вернулась с пляжа, вдоволь позагоравши и раздразнив мужиков своей аппетитной задницей, я был почти в норме и даже рассказал историю о строптивой кафельной плитке, на обработку которой я потратил два часа, после чего плитка сказала: «как вы, мужики, достали!» и обломалась.

История Тане понравилась, она бросила на меня лукавый взгляд и спросила: — Обломалась, говоришь. Ну так, небось, не последняя. Может, со следующей получится?

 — М-м-может быть... — я не стал спорить и задумался над возможным скрытым смыслом этого предположения.

В восемь часов Таня отвезла меня домой и, прощаясь, выразила надежду в скором времени увидеть меня снова. Часть 9. Прощальный вальс Михельсона

В понедельник я пришел на работу разбитый, как старухино корыто. Владелец клуба Зданович отправился на поиски дешевого кегельбана и прихватил с собой Бухырина. Это евангелие быстро распространилось по клубу и к полудню клуб действительно стал напоминать место для отдыха. Большую часть дня я просидел на баре, слушая веселые байки Вити Клименко. В обычные дни Витя работал начальником смены охранников и вел себя довольно сдержанно, но сегодня, услышав благую весть, решил расслабиться и немного поменять профориентацию. Бармена на рабочем месте не было, его с успехом заменял Витя, предлагая всем желающим несложные коктейли из водки с ромом и супницы, до краев наполненные кофе. Все предлагаемые напитки Витя, будучи барменом-любителем, дегустировал лично. Когда меня начало немного мутить от дармового кофе и пирожных, я предложил Валере сходить в стриптиз-бар и для разнообразия немного поработать. Валере идея понравилась и он сказал, что мы обязательно так и сделаем, только надо сходить в бытовку — взять газету с кроссвордами.

 — Я вам помогу, — сказал Витя, которого в этот день явно тянуло в самые неожиданные области творческой деятельности. — Вы без меня не закончите. Второй год уже возитесь. Так и состариться можно без стриптиза.

 — Не гони, Витя. Каждый день девки в зале сиськами трясут. Тебе что, мало? — поинтересовался я.

 — А-а... в зале не интересно. Темно, народу много: Хочется в стриптиз-баре на них посмотреть. Вы там, говорят, и воду проводите, чтоб на них сверху лилась.

 — А как же! Все как в лучших домах. Только не спеши, Витек! К Новому году закончим, тогда и посмотришь, — утешил его Валера и ушел в бытовку за кроссвордом.

В пять часов за мной заехала Таня и, не дав разгадать слово из десяти букв, которым в былые времена называли женщин свободного поведения, увезла меня в ночное.

Поужинав и выпив шестую за день чашку кофе, я выразил глубокое соболезнование по поводу начала рабочей недели. Эту неделю Таня работала и в семь часов уже должна была быть в клубе и ругать официантов, отлынивающих от уборки.

 — Не говори, — вздохнула Таня. — Задолбала эта работа: одна радость — Бух уехал.

 — Да. Прямо праздник какой-то, — подтвердил я, хотя от мысли, что Таня сейчас уедет и сегодня я ее больше не увижу, мне было совсем не весело. Я уже успел привыкнуть к ее не очень светскому обществу и больше всего на свете хотел, чтобы эта неделя, наконец, закончилась и наступила следующая, когда Таня будет отдыхать.

В половине седьмого, пожелав мне удачи и изложив Наде основные принципы хорошего поведения, Таня уехала на работу.

Оставшись один, я включил приемник и продолжил кафельные работы. Иногда на кухню выходила Надя и предлагала широкий выбор блюд для второго ужина. Но мне не хотелось ни семечек, ни орешков и я, поблагодарив Надю за беспокойство, отказывался.

В десять часов в ежечасном выпуске новостей объявили о гибели 18-ти человек, отправившихся в свой последний путь на обычном городском трамвае номер три. Трамвай, ведомый бесстрашным водителем, чудом оставшимся в живых, при въезде на мост сошел с рельс и пошел на таран реки. Сообщение о трагедии заканчивалось стандартными словами о назначении государственной комиссии для расследования происшествия и объявлении двухдневного траура со следующего дня. После выпуска новостей приемник замолчал. Я прошерстил весь FM-диапазон, но ничего веселее заторможенной морзянки не нашел. Странное дело, когда в мирно прозябающей стране в результате несчастного случая гибнет десять-двадцать человек — по всей стране обычно объявляют на пару дней траур. А если страна ведет войну, в ходе которой вполне закономерно гибнут сотни и тысячи ни в чем не повинных людей, то для поддержания боевого духа по всей стране разъезжают артисты и писатели, веселя и развлекая народ ежедневными концертами, прямо как перед президентскими выборами.

Я незлобно выругался и продолжил работу. К часу ночи я положил еще четыре плитки и, взглянув на стояк, наполовину обложенный плиткой, понял, что сегодня мне закончить не удастся. Рабочий день Тани оканчивался в шесть утра и ждать ее возращения не имело смысла. Я, на всякий случай, тщательно вымылся и пошел спать.

Вторник мало чем отличался от понедельника. В клубе по-прежнему царила атмосфера расслабленности и вседозволенности. И, если не считать разбитой витрины переносного магазина, на которую рабочие, занятые прорубкой двери в будущий кегельбан, по неосторожности уронили железобетонную перемычку, все было тихо и спокойно. Только Вячеслав Николаевич, сменивший Витю Клименко, никак не мог успокоиться и заставлял охранников снова и снова перебирать кучу битого стекла в поисках зубной щетки из бритвенного набора. Зубная щетка представляла собой сменную насадку размером с фильтр от сигареты и вместе с ручкой и бритвенной насадкой стоила 286 гривен — половину зарплаты рядового охранника. Иногда Вячеслав Николаевич поднимался в стриптиз-бар еще раз убедиться в том, что ни я, ни Валера не видели злополучную щетку, когда убирали остатки витрины. Клятвенных заверений в том, что ничего постороннего кроме железобетонной перемычки мы не видели, хватало Вячеславу Николаевичу не больше чем на час. Печать траура сковывала обычно живое и подвижное лицо Вячеслава Николаевича. По безвременно канувшей в мусор зубной щетке он скорбел сильнее, чем президент страны по утонувшим пассажирам трамвая.

Таня забрала меня, как обычно, в пять, и, накормив остатками воскресного супа, уехала в клуб. Приемник по-прежнему молчал. Нади дома не было и бороться с траурной тишиной мне помогала только керамическая плитка, со скрипом поддававшаяся обработке. Я елозил плиткой по наждаку, каждую минуту проверяя угол скоса, курил сигарету за сигаретой и размышлял о превратностях судьбы. Несмотря на тотальный траур, настроение у меня было приподнятым. Обычно в дни траура клуб, как и остальные увеселительные заведения, не работал и сотрудников распускали по домам. Что ж, гибель 18-ти человек нельзя назвать бессмысленной, они, хотя бы, подарили мне надежду на дополнительную встречу:

Тут зазвонил телефон и я, отложив в сторону плитку и светлые мысли, пошел в зал. Абонент, услышав партию «алло!... я Вас слушаю!...» в моем исполнении, полминуты усиленно дышал в трубку. Телефонная трубка не стетоскоп и поэтому поставить точный диагноз я затруднялся. То ли пациент ошибся номером палаты, то ли не ожидал,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх