Миссис Фокс

Страница: 4 из 4

боль.

 — Еще? Я кивнул.

 — Смотри внимательно и не бойся.

Я смотрел. Она положила руку мне на грудь, согнутые пальцы напряглись. Я видел, как они оставляют полосы на моем теле. — Скажи: «Дальше». Напряжение нарастало и я сказал: «Дальше».

Я вскрикнул от боли, но мне было хорошо. На этот раз царапины были глубже, зато и больше пространства было для ее восхитительного языка, облизывающего мои ранки, и жадного рта, высасывающего из них водку. Продолжая лизать мою грудь, она взяла мой член за основание и погрузила его в себя.

Син сделалась неистовой. К тому моменту, как я кончил, я был весь в поту — своем и ее, а плечи мои покрылись царапинами. Но безумие секса, в которое Син погрузила нас обоих, стоило боли. Стоило каждой капельки крови.

Затем мы вместе приняли душ. Я был в полной уверенности, что мои силы на исходе, но Син повернулась ко мне спиной, прогнулась и, пока я мыл ей спину и круглую попку, взяла мой член мыльной ладошкой и скользила по нему вверх и вниз, прижимая его головку к своим твердым, гладким ягодицам. И я понял, что не только могу иметь эрекцию, но и кончить. Что я и сделал, обильно пролив сперму на ее блестящие от воды бедра.

Кончить на женщину, а не в нее для меня все равно, что пометить свою территорию. Ты клеймишь женщину, как фермер корову, и от этого она становится тебе дороже, поскольку теперь она твоя собственность.

Мы заказали жареного цыпленка, и Син облизывала мои пальцы, а затем рисовала жиром у себя на груди, так что заснули мы опять только на рассвете.

В воскресенье было все то же самое с полудня до четырех утра, и в понедельник я ушел на работу почти с радостью.

Она позвонила в три часа дня.

 — Во сколько мне ждать тебя и чего бы тебе хотелось на ужин?

 — В шесть. Приготовь что хочешь. Нужно купить что-нибудь?

 — Телячьи отбивные. Что ты будешь делать со мной сегодня вечером, Пол?

 — Что я буду делать с тобой?

 — В кровати, на кресле, на полу?

 — Я буду заниматься с тобой любовью долго и страстно.

 — Расскажи поподробней. Я буду ждать тебя и представлять, как все будет.

 — Я перезвоню тебе.

Когда я подумал и набрал ее номер, все, что она сказала, услышав мой план, было:

 — И все? Ты способен на большее, дорогой мой. Ладно, я что-нибудь придумаю сама.

Когда я вернулся с работы, Син лежала в кровати совершенно голая, в одном чулке. Вторым она была привязана за запястья к спинке кровати.

 — Ты ублюдок, — сказала она, — теперь я полностью в твоей власти, и ты можешь делать со мной что угодно.

Я люблю игры. Я сел на кровать рядом с ней и, положив руку ей на лобок, сказал:

 — Да, я буду делать с ней все, что захочу.

И слегка хлопнул по влагалищу. Она широко раздвинула ноги.

 — Держу пари, что ты собирался намазать кремом руки, — кивнула она на заранее открытую баночку крема, стоящую рядом. — Ты можешь засунуть в меня руку глубоко-[ глубоко. И не обращай внимания, если я буду сопротивляться.

Я снял пиджак и закатал рукава на рубашке. Крем был прохладным. Я размазал его по лобку и набухшим половым губам Син. — Я, может быть, начну кричать или умолять тебя остановиться, но ты будешь беспощаден, правда?

 — Правда, — согласился я и ввел три пальца ей во влагалище.

 — Я думала, что ты очень жесток. Я просунул вовнутрь четвертый палец и половину ладони.

 — Ты собирался сделать это всей рукой. Я послушался, и вошел в нее уже всей рукой. Син приподняла бедра навстречу моей руке и сказала:

 — Еще глубже, не бойся.

В конце концов ведь женщины рожают детей. И ничего с ними не случается. Моя рука проникала все глубже и глубже. Внутри была уже вся ладонь. Вагинальные мускулы Син оказались очень сильными и сопротивлялись вторжению. Извилины влагалища заставили меня сжать руку в кулак. У меня было ощущение, что мою руку поместили во влажный резиновый мешок, который постепенно сжимается, ломая мне пальцы.

 — Мне свело руку, — сказал я. — Нам придется прерваться.

 — Нет. Еще немного. Поверни руку внутри меня.

Я покрутил кулаком вправо, затем влево и медленно стал вытаскивать руку, постепенно разжимая пальцы.

 — Пожалуй, некоторое время она будет отдыхать, — сказала Син. — Переверни меня на живот.

Я не сразу понял, что она имеет в виду, но когда до меня наконец дошло, стал быстро раздеваться. Син стояла на четвереньках. Я намазал кремом член, затем ее анус. Большими пальцами рук я расширил вход в анус и просунул туда головку члена, потом слегка надавил, и мой пенис скользнул вовнутрь.

 — Там очень тесно, правда? — спросила она.

 — Чертовски тесно. Потрясающе!

 — Твоему члену это нравится?

 —Да.

 — А знаешь, как можно сделать, чтобы стало еще тесней?

 — Как?

 — Нужен еще один мужчина. Он бы трахал меня спереди, а ты сзади. Я остановился.

 — Я не делюсь своими женщинами. Она резко дернулась, и мой член оказался бесцеремонно выброшенным наружу.

 — Да как ты смеешь! Я никогда не изменяю своим мужчинам. И ты прекрасно это знаешь. Я просто хотела доставить тебе как можно больше удовольствия. А ты все испортил.

Я извинился, но было поздно. Она не разговаривала со мной. Я расстроился, но зато смог выспаться.

Наутро мы помирились. В конце недели я перевез свои вещи. В понедельник вечером обнаружилось, что Син выкинула мой халат и купила новый. Я прекрасно ее понимал. Женщины всегда так поступают. Им кажется, что старый халат хранит запах прошлых любовниц.

 — Твой халат просто отвратителен. Как ты мог носить такую безвкусную вещь.

Объяснений не требовалось. Случалось, я не сдерживался и сердился на Син. Тогда она начинала просить прощения и предлагала мне наказать ее.

Иногда, в кратких промежутках между сексом, она рассказывала о своем прошлом.

В тринадцать лет ее изнасиловал друг семьи. Затем, когда ей исполнилось двадцать, она тогда работала моделью, ее снова изнасиловали. Молодой человек, с которым она в то время жила, привел домой трех друзей, и все вместе они развлекались с ней.

Если я правильно понял, то за свою жизнь она был изнасилована не меньше семи раз, кроме того, все мужчины, с которыми она имела дело, рано или поздно обманывали и оскорбляли ее.

Однажды мы смотрели телевизор. Я насчитал пять знаменитостей, с которыми у нее был роман. Среди них были две женщины.

Я понял, что она имела в виду, когда сказала, что было бы потрясающе, если бы ее любили с двух сторон. Она обожала вставлять вибратор в анус, когда мы занимались любовью обычным способом, и во влагалище, если я брал ее сзади. Если же я был не в состоянии заниматься сексом, два вибратора вполне меня заменяли. Часто перед уходом на работу я привязывал ее к кровати и оставлял с двумя искусственными членами внутри.

Однажды она сказала:

 — Если бы твой член был такой же большой, как у Джеффа, я не пользовалась бы вибраторами.

Потом она извинилась и снова предложила мне наказать ее.

Тогда я действительно отшлепал Син, но она заявила, что я делал это слишком нежно.

 — Вот у мистера Фокса, у того действительно была тяжелая рука, и если он бил женщину, то она чувствовала, что ее бьет настоящий мужчина.

Как-то ночью, когда я изо всех сил старался доставить ей удовольствие, Син сделала карандашом какую-то пометку в блокноте. На мой вопрос она ответила, что кончила уже одиннадцать раз и не хочет сбиться со счета. К утру цифра достигла двадцати семи. Я с надеждой заметил, что это своего рода рекорд.

 — Ничего особенного, — сказала она. — Билл однажды заставил меня кончить пятьдесят раз.

Мы редко ходили куда-нибудь вместе. Потому что стоило ей оказаться в общественном месте, она немедленно начинала флиртовать с официантами, мужчинами за соседним столиком, и мы продолжали ссориться.

Однажды мы вместе пошли в бассейн. Все было прекрасно, пока мы были одни. Но затем к нам присоединились два молодых человека, и Син немедленно ухитрилась потерять в воде верх от купальника, вскрикнув при этом так громко, что они не могли не обернуться. Я развернулся и ушел, оставив ее кокетничать с ними.

Когда она наконец вернулась, то заявила, что я все неправильно понимаю и что у нее просто очень общительный характер.

 — — Похоже, ты добиваешься, чтобы тебя опять наказали, — сказал я.

 — Твоими-то руками? Да какой ты мужчина! Ты слабак, Пол, слабак с маленьким, вялым членом! Те парни в бассейне действительно настоящие мужчины. Ты бы видел, какая у них обоих была эрекция, когда они смотрели на меня.

Я схватил ее, но даже будучи взбешенным держал недостаточно крепко, чтобы не переломать ей кости. Син вырвалась. Тогда я толкнул ее на кровать. Шнурки висели на прежнем месте, готовые для «игры». Я воспользовался ими. Затем несколько раз почти со всей силы ударил Син по ягодицам.

 — Слабак, — сказала она.

Я схватил ремень, замахнулся... и отшвырнул его в сторону.

Когда Син повернула ко мне голову, я торопливо одевался.

 — Что ты делаешь? — спросила она.

 — Ухожу, — ответил я. — Ухожу туда, откуда пришел.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх