Отчаянные меры

Не смотря на то, что уже было два часа ночи, вечеринка продолжалась. Но родители, решив, что детям пора спать, отправили нас с сестрой спать в спальню. Нам с Леной уготовили участь спать в одной кровати, не двухместной, но достаточно широкой для двоих. Сначала сестра ходила и долго фыркала и чуть было не поругалась с родителями. Те, в свою очередь, стояли на своем, так как нужно было разместить всю семью и двоих гостей, приехавших с другого конца города.

Я почистил зубы и лег в кровать первым, прямо к стенке. Лена все еще упрямилась и чего-то выжидала на кухне. Я несколько раз попробовал уснуть, но все тщетно: в голове вертелись разные песни, а за стеной не умолкал магнитофон. Спустя какое-то время я услышал, что часы пропикали три часа. Вечеринка все еще продолжалась.

Наконец приблизительно через десять минут в спальню вошла моя сестра. Я не спал, однако глаза мои были закрыты. Лена наверняка думала, что мне снится десятый сон. Я приоткрыл один глаз: Лена снимала юбку, и в свете луны ее бедра казались мертвенно бледными, а фигура была словно из мрамора. Вскоре я себя поймал на том, что пялюсь на собственную сестру. Я отвернулся к стене и по вздрагиванию кровати понял, что Лена легла. Легла ко мне спиной. Через несколько минут, она уже дышала ровно и спокойно, наверняка спала. Не помню когда, но в какой-то момент я тоже отрубился. Родители все еще гуляли.

Проснулся я от того, что Лена заерзала. Ее рука лежала у меня на подушке и сильно пахла кремом. Но мое внимание привлекло другое: член стоял как деревянный и находился практически между ее ягодиц. Я чуть было серьезно не испугался, но сдержался. Более того, я набрался наглости, оттянул свои трусы и запихал член в промежуток между ее ногами и промежностью. Сестра ничего не почувствовала и продолжала мирно спать, по-прежнему ко мне спиной.

Вдруг я решился на отчаянный шаг, немного приспустил ее трусы, а затем проделал то же самое. Но теперь мой член прижимался уже к голой и горячей промежности, покрытой пушистыми волосиками. Я лежал и ликовал от счастья. Такого необычного ощущения мне не приводилось испытывать в жизни. Мой член наливался кровью и пульсировал еще больше прежнего. Лена спала, но почему-то начала шевелить рукой. Я пододвинулся поближе и прижался к ее спине.

Неожиданно Лена повернула бедро, и мой член оказался зажат в тесный капкан. Такого поворота я никак не ожидал. Если бы член обмяк, то вынуть его не составило бы большого труда, но под действием мягких и горячих оков моей сестры он только крепчал. Я попробовал его вынуть — тщетно. Тогда я стал действовать рывками. Лена вздохнула и тихонько еле слышно простонала. Я снова дернулся назад. Член был все еще зажат. Сестра спала, но готов биться об заклад — ей уже снился эротический сон, и тому посодействовали мои движения. Неожиданно я почувствовал какое-то прикосновение к головке: Лена потирала свою киску. Вскоре она приподняла свою левую ногу, и мой «прибор» благополучно вышел на свободу. Лена опять простонала и что-то буркнула во сне. Ее рука двигалась все энергичнее и энергичнее, а лобковые волосики тихонько шуршали. Я приподнялся и в свете луны увидел, что она почти полностью стянула трусики. Полушария ее ягодиц, а особенно то место, которое она так живо ласкала, манило меня со страшной силой.

Я осторожно протянул через ее бедро руку и дотронулся пальцами до лобка. Лена не останавливалась и продолжала издавать неразборчивые звуки и тяжело сглатывать слюну. Такой я видел сестру впервые. Складывалось впечатление, что либо она давно не занималась сексом, либо она им вообще никогда не занималась, а только мастурбировала время от времени.

Стоило мне шевельнуть кистью, как наши с ней пальцы встретились. Я снова прижался к ее спине и уперся членом ей в поясницу. Ее шея была в нескольких сантиметрах от моего лица. От ее волос пахло цветочным шампунем и новыми французскими духами, которые ей подарила мама на ее день рожденья. Впервые в жизни мне представилась возможность так близко оказаться с девушкой, хоть ей оказалась сестра и пускай ей двадцать лет, а мне — всего шестнадцать.

Оторвавшись от ее ароматных волос, я почувствовал, что наши пальцы находятся в чем-то горячем и влажном, а именно — внутри Лены. Я вынул руку, и Лена неожиданно перевернулась на спину и повернула ко мне голову. Я решил, что она проснулась, однако она спала, и ее губы блестели.

Часы пропикали пять. Я все послал к чертям и нагло залез рукой под комбинацию и нащупал левую грудь. Она была небольшая, но упругая. Тогда я задрал ленину ночнушку и припал губами к соску. Лена заерзала. Почему она до сих пор не проснулась? Попробовав языком кончик соска, я склонился над ее киской. Сильнее всего в жизни в этот момент мне хотелось проникнуть туда, и вот подвернулся отличный случай. А если она проснется? Представляю картину: она открывает глаза и видит как ее брат у нее между ног и лижет святая из святых.

«Пускай видит. Она первая начала и спровоцировала меня на неприличные действия», — оправдал я сам себя и, раздвинув пальцами кожные складки, проник в нее языком. Какое счастье! Я радовался как дурак, но не мог остановиться и вылизывал ее раковину. Одно дело жить с ней шестнадцать лет, но вот попробовать ее на вкус — это нечто изумительное.

Я нащипал языком ее клитор и немедленно принялся его ласкать, как показывают в порнухе. Результат поспел незамедлительно: Лена стала извиваться и тихонько постанывать. Мой член стоял колом, и я решил действовать. Оперевшись руками в кровать, я навис над сестрой и задвинул в нее по самую длину. Боже, это восхитительно! Я двигал тазом, и ее влагалище было достаточно сочным, чтобы член ходил в ней как по маслу.

Через несколько минут мне показалось, что Лена дернулась. Открыв глаза, я увидел ее взгляд, но какое у него выражение определить было невозможно. Я не останавливался и двигался в теле сестры даже под ее пристальным, полным, наверняка, недоумения, взглядом. Мне было до лампочки, и это стало моей победой, потому что Лена ничего не сказала и к тому же шире раздвинула ноги. Толчки стали жестче, и при каждом заходе ее тело содрогалось.

В любой момент в комнату могли войти родители или еще кто-нибудь и застать детей в столь недвусмысленной позе. Лена смогла сообразить раньше меня и правой рукой подтянула на наши обнаженные и мокрые от пота тела одеяло. Однако кровать скрипела довольно сильно, и если бы не музыка, которая до сих пор не умолкала, то почти наверняка родители пошли бы узнать, чем занимаются их Лена с Пашей.

 — Тише, тише, помедленнее, — прошептала сестра и ухватилась рукой за основание члена. В интонации ее голоса не было грубого протеста, просто она вежливо пресекла мою безудержную страсть. — Ты классно трахаешься! А что ты еще делал, когда я спала?

 — Пробовал тебя на вкус, — совершенно честно ответил я.

 — Ты целовался со мной? — она улыбалась.

 — Нет, я просто... ну... лизал у тебя между ног.

 — Да? — на этот раз она пребывала в восторге. — Ну и как?

 — Просто безумно... Ты чертовски вкусная. Ты моя первая.

 — Ты девственник?

 — Уже нет.

 — Сделай это еще раз. Полижи там.

Два раза меня просить не пришлось, и я снова приник к этому чудесному роднику живой воды. Лена вздрогнула и сжала бедра, но затем снова раскрылась, насколько можно. Пока я слизывал ее выделения, она что-то шептала и гладила меня мягкой ладонью по голове.

Вдруг Лена резко дернулась и хотела было вскрикнуть, но вовремя зажала рот. Ее талия выгнулась, и из влагалища хлынул поток, который я не успевал слизывать. Через несколько секунд хлынул новый, еще более мощный поток. Влага текла из нее, как кровь из раненного зверя, и мое лицо было сплошь покрыто ей.

Я обнял ее за талию и поцеловал в щеку. Она тяжело дышала, а глаза были мокрые от слез.

Я ликовал: брат довел свою сестру до оргазма. Это хрупкое создание с шелковистой кожей и нежным бутоном между ног сейчас содрогается в порыве страсти, плачет и смеется одновременно. И это все проделал я!

Но все еще продолжалось. Лена, не говоря ни слова, ухватилась за мой член, и я понял, что ей хотелось испытать все снова. Полнолуние свело нас с ума. Я снова двигался в теле сестры, но теперь она не стонала. Ее половые губы были большие и темные от возбуждения.

Мог ли я знать сегодня утром, что через каких-то несколько часов мы с Леной будем столь близки? Мог ли я мечтать, что увижу эти горячие губы, возбужденные груди, мраморно-белые ягодицы и влажную киску? Еще вчера между нами стояла холодная стена раздражения и неприязни, и я был готов сделать ей какую-нибудь подлость, а сегодня мы слились в одно целое и Лена счастлива благодаря мне.

Толчок... еще толчок... Извержение близко. Мой член терзает нежную плоть, как кинжал. Уже нет сил сопротивляться нахлынувшей разрядке. Я распластался на сестре. Член выстреливал горячую сперму ей во влагалище, и ее поток не останавливался, пока не вышел добрый десяток струй.

Через несколько минут мы уже засыпали. Тоненькие кружевные трусики Лены пропитывались спермой, которая медленной струйкой стекала между ее слегка разведенных бедер. Простынь была мокрой от пота. Одеяло и комбинация одним комком валялись на полу. Мой член, сплошь покрытый спермой, все еще торчал. Вот в такую картину увидели мои родители.

Да, похоже сглазил.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх