Семиклассница

Страница: 1 из 2

В седьмом классе я сидел за одной партой с симпатичной рыжей девочкой, которая мне нравилась с того дня, когда она пришла в нашу школу, она была весёлая, умная и дружелюбная. Дженни обычно носила обтягивающие брюки, которые прекрасно смотрелись на её круглой попке и короткую маечку, нижний край которой заканчивался на несколько сантиметров выше пупка. Я пробовал ухаживать за ней с первых же дней учёбы в одном классе, но она, казалось, ограничивалась просто дружескими отношениями со мной. Однажды, перед последним уроком, я увидел Дженни стоящей в очереди в туалет с учебниками в руках и предложил отнести её учебники в класс. В ответ на это девочка благодарно мне улыбнулась. Я видел, что впереди Дженни была довольно большая очередь в туалет, и подумал, что она, возможно, не успеет до начала урока. Несмотря на это, я взял её книги, пошёл в класс и расположился за последней партой, где мы сидели вместе с Дженни. Через пару минут после звонка учительница увидела, что некоторые девочки отсутствуют и пошла к туалетам, чтобы привести их на урок.

Вскоре в кабинет вошли три мои одноклассницы со смущёнными лицами. Ещё две девочки пришли в класс через минуту, а за ними вошла покрасневшая Дженни, держа спортивную куртку перед собой так, чтобы та закрывала живот и верхнюю часть бёдер. Она быстро подошла к своему месту и села рядом со мной. Дженни замешкалась, когда хотела повесить куртку на спинку стула, и после паузы прошептала мне: «Обещай, что не будешь смеяться, пожалуйста...» «Я обещаю, но из-за чего я должен был смеяться?» — спросил я, после чего Дженни посмотрела вниз и медленно убрала куртку, показав мне тёмное влажное пятнышко на штанах между ног. На мгновение я был загипнотизирован этим видом и мыслями о красивой девочке, которая на секунду не выдержала и пустила струйку в штаны. Тогда я взял у Дженни куртку и сам повесил её на спинку стула, заметив, что сзади на её штанах тоже было пятнышко около 2 сантиметров в диаметре. Я понял, что моя соседка по парте так и не пописила, а всего лишь на секунду не вытерпела и не удержала всего одну маленькую струйку.

«Ты в порядке?» — спросил я сочувственно, на что Дженни взволнованно кивнула и смущённо прошептала: «Туалеты в этой школе всегда заняты, а учительница вошла как раз когда я начала писить, поэтому мне почти сразу пришлось остановиться». «Ты имеешь ввиду, что всё ещё хочешь пописить?» — недоверчиво спросил я, на что Дженни кивнула и, покраснев, прошептала: «Да, очень, но я думаю, что сумею вытерпеть до конца урока, мне не привыкать ждать по утрам, когда освободится туалет, ведь у меня четыре сестры». В этот момент учительница пришла с последней отсутствующей девочкой и решила приступить к опросу домашнего задания (нам задали перевести с иностранного небольшой рассказ). Как назло, Дженни давно не отвечала, поэтому учительница спросила именно её. Моя соседка начала переводить рассказ вслух и, казалось, её не очень беспокоила проблема туалета, хотя, как я мог видеть, низ её живота немного раздулся, как будто она плотно пообедала. Примерно через пятнадцать минут Дженни закончила переводить первую страницу, и было заметно, что она начинает волноваться.

Девочка иногда слегка наклонялась вперёд и притопывала правой ногой, что, конечно, было следствием увеличивающегося давления в её мочевом пузыре. Через минуту или две я осторожно повернул голову, и, посмотрев на Дженни, увидел, что она сдвинулась вперёд, на край стула, а пятно в её промежности почти высохло. Если бы ей удалось вытерпеть до конца урока, никто бы и не заметил, что эта девочка немножко намочила штаны. Я действительно надеялся, что Дженни вытерпит, поскольку мне было неприятно даже подумать от том, что над ней смеялся бы весь класс. Вскоре учительница остановила Дженни, вздохнувшую с облегчением, и попросила продолжить другого ученика. Через десять минут моя соседка сидела довольно напряжённо, и я заметил, что она постоянно двигает ногами. Вскоре Дженни начала время от времени задерживать дыхание на несколько секунд, но больше всего меня удивило то, что за последние пятнадцать минут низ её живота раздулся ещё сильнее, и теперь казалось, что у неё там большой апельсин. Ещё через пять минут девочка закусила нижнюю губу и начала время от времени наклоняться вперёд, слегка отрываясь от сиденья стула.

Она явно уже очень сильно хотела в туалет, и я сомневался, что ей удастся вытерпеть до звонка. В течение следующей минуты, как я понял, она тоже начала сомневаться, после чего подняла левую руку и спросила учительницу: «Пожалуйста, можно мне сходить в туалет?» «Нет, ты должна будешь ждать до конца урока», — ответила учительница. «Ох, пожалуйста, мне очень нужно», — попросила Дженни, но учительница снова ей отказала. Через несколько минут девочка опять подняла руку и умоляюще спросила: «Пожалуйста, разрешите мне выйти ради исключения, я не могу терпеть дольше», на что получила раздражённый ответ: «Ты должна будешь терпеть до конца урока, как это делают все остальные, я не могу делать исключение для кого-то одного!» Я видел, что Дженни ужасно стыдно, но она всё же сказала: «Я не могу, не могу терпеть! Я просто лопну до конца урока!», но и это не разжалобило учительницу, которая ответила: «Тогда можешь сделать это прямо в штаны, я уже сказала. что никто не выйдет из класса во время урока!» «О-ох, я так сильно хочу в туалет...», — тихо простонала Дженни, наклоняясь и чуть-чуть оторвавшись от сиденья, как будто пытаясь подтвердить это, после чего я спросил: «Как ты думаешь, тебе удастся вытерпеть до конца урока?»

Дженни взволнованно посмотрела на меня и прошептала: «Не знаю. Я думала, что смогу, поскольку мне всё же удалось чуть-чуть пописить, пока учительница не вошла в туалет; но теперь я не знаю, сколько ещё смогу вытерпеть». «Ты просто должна вытерпеть», — сказал я серьёзно, — «или все будут над тобой смеяться». Я видел, что Дженни действительно с трудом сдерживалась, поскольку она прошептала, слегка постанывая: «Влажное пятно у меня между ног высохло, но я правда не знаю, не повится ли оно там снова до звонка». Я посмотрел на часы и ответил: «Осталось всего четырнадцать минут, ты должна дотерпеть». Неожиданно, в уголках глаз Дженни выступили слёзы и она, чуть не плача, сказала: «О нет, ещё почти четверть часа! Я не смогу столько вытерпеть». Учительница не смотрела в нашу строну, поэтому я посоветовал девочке думать о чём-нибудь другом, чтобы отвлечься. «Я попробую, но это не так просто, потому что мой мочевой пузырь уже начинает побаливать». «Ты должна вытерпеть до конца урока, приложи все усилия», — я сказал искренне, на что Дженни кивнула, но на её лице теперь не было уверенности.

Она пыталась сконцентрировать всё своё внимание и все свои силы на маленькой мышце, которая закрывает уретру, от напряжения Дженни так сильно сжала кулаки, что у неё даже побелели суставы пальцев. Она быстро сдвигала и раздвигала бёдра, и я видел, что низ её живота раздулся ещё сильнее, теперь казалось, что в её мочевом пузыре уже должно быть больше литра мочи (это казалось невероятным для семикласницы!). Чтобы уменьшить ужасное давление и боль в мочевом пузыре, Дженни даже расстегнула пуговицу на брюках, оставив закрытой только молнию. Следующие четыре минуты я сидел, слегка наклонив голову и наблюдая за Дженни. После того, как она расстегнула пуговицу на брюках, казалось. что её мочевой пузырь воспользовался отсутствием пояса, который сжимал его, и начал раздуваться ещё сильнее. Набухая всё сильнее, и становясь всё твёрже, мочевой пузырь Дженни даже немного расстегнул молнию на её брюках, сдвинув собачку вниз, и теперь я мог видеть покрасневший, набухший и немного влажный от пота низ её живота над резинкой белых и очень тонких трусиков.

Девочка ужасно хотела в туалет, поскольку она уже не могла сидеть неподвижно, тяжело дышала, а на её лбу выступили мелкие капельки пота. Внезапно, Дженни всхлипнула и согнулась почти пополам, поскольку на её штанах между ног появилась тёмное влажное пятно. Когда девочка ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх