Юрьев День

Страница: 4 из 4

Поленька, — одобряет он, когда девица широко раскрыв рот вбирает его член на всю длину.

Чтобы было удобнее, девица встала на колени перед ним, смотрит подняв голову вверх, удерживая за раздувшейся щекой член. Причмокивая, с удовольствием глубже засасывает его в рот, а получив в глотку пульсирующее мужское естество, удерживая его подальше от зубов, она превращается в глазах Гаврииила Степановича из беззащитного и кроткого существа в охваченную страстью фурию. С непередаваемым наслаждением хозяина над покорной и беззащитной рабыней, он не торопясь поднимается на гребень близкого наслаждения. Не прекращая сосать, девица берет в ладонь нежную кожу мошонки, перекатив там яички, но как только ей почудилось, что Гавриил Степанович от ласки ее опрожнится спермой, отпускает член из плена губ и рта, принимается лизать оголившийся живот полицейского, всем своим видом как бы говоря:

 — Чего еще, батюшка? Все что пожелаете. Может хотите, я вам все показывать театр буду. Будто вы доктор, а я лечиться от хвори к вам пришла — девица прекратила движения и сидя на полу предано, по собачьи, смотрит на «повелителя». Она уже досконально знает прихоти полицейского, уж очень он любит изображать из себя врача по женским болезням. Гавриил Степанович довольно щурится и кивает головой. Брюки суконные он поддернул вверх, немного прикрыв торчащее естество, готовясь принять участие в спектакле.

Девица встает с колен, отходит немного вглубь комнатки. Положив руки на широко раздвинутые бедра, приподнимает подол сорочки нижней, чтобы он смог лучше рассмотреть, просунув руку под панталоны, и пальцами ловко двигает за тонким батистом. Всем видом как бы говоря о страдании, которое с ней приключилось между ножек. Похотливо глядя в глаза, капризным голоском маленькой девочки спрашивает.

 — Господин доктор, Гавриил Степанович, а что у вас там, в брюках? Мне так интересно поглядеть онемело от стояка-то? Вы снимите порткито, снимите скорей, дайте хоть одним глазком взглянуть, сильно я ндравлюсь али нет. Эге-ж! Эвон какой длинный, да толстый стал! Будто поросенок, я думаю, он во рту не поместится. Вот ежели бы им вы меня лечить взялись — мечтательно спрашивает она.

Гавриил Степанович вновь одобрительно кивает, возбужденный член торчит толстым бревнышком. Одной рукой, кулаком, двинул по нему вверх-вниз пару раз, будто собираясь мастурбировать.

 — Чудо какое! Покажите еще разик, как это выходит ловко! Я хочу, чтобы вы «елдак» ишшо поддрачили, да так, чтоб я видела. Давайте скорее. Я сызмальства обожаю смотреть, как это делают, с самого детства.

В ответ околоточный медленно двигает пальцами вверх и вниз по всей длине члена. В ответ, девица, облизнув пересохшие губы, пальчиками начала двигать будто в ответ с движениями руки полицейского.

 — Вам это шибко ндравится? Да?

Он молча кивнул головой, продолжая начатые движения, чувствуя, как семя вскипает в яйцах, готовой в любой момент выплеснуться.

Держа член зажатым в кулаке, но несколько ослабив натиск, чтобы не излиться преждевременно, он подвинулся ближе, чувствуя острый запах возбужденной бабьей плоти, услышал хлюпающий звук ее пальцев, которые дрочили блестящие от выступившей слизи пухлые губы влагалища. Она продолжала мастурбировать в нескольких вершках от его лица. Опустившись перед ней на колени, чтобы было получше видно, он бы мог кончить и, не прикасаясь к девкиной плоти...

Все это время Полинка так и не вынимала руку из преддверия влагалищного, двигая мокрыми от выделений пальцами по надувшимися розовым губкам влагалища, иногда то, погружаясь полностью внутрь, то, щекоча вокруг уже оттвердевшего «похотника». Она дразнила, возбуждая Гавриила Степановича больше, как бы спрашивая, не хотел бы он потереть возбужденной головкой «залупы» меж набухшими и влажными губками ее.

Девица поднесла ко рту мокрые пальцы и, облизнув с них влагу собственную, это был как бы приглашающий жест. Гавриил Степанович продолжал удерживать и поглаживать торчащий член, сюжет требовал продолжения. Строгим тоном он спросил:

 — Ну, что там у тебя там рассматреть надобно? — Полина, поднявшись на маленькую скамеечку, повернулась к нему спиной и руками раздвинула расширяющийся просвет худеньких бедер своих.

 — Смотрите сами, мне ведь ничего не видно...

Худенькие еще ягодички, уже по бабьи круто расширялись от узкой талии к пояснице, покачивались перед лицом мужчины.

 — Потрогайте попу, погладьте ее. Мне там почему-то больно и страшно жжет, — фантазировала развратная шлюшка.

Завороженный раскачивающимся перед лицом видом женского тела, Гавриил Степанович протянул к нему руку и положил ладонь на упругую мякоть. Оглаживая шелковистую поверхность ягодичек, Гавриил Степанович ощутил нарастающее напряжение в члене, он погружал пальцы в упругость тела девицы все сильнее и сильнее чувствуя нарастающую волну похоти в теле своем.

Девица же, будто в ответ, протянула руки назад и, захватив голову, склонившегося мужчины, притянула его лицо к заднице. Продолжая сжимать потный и жирный затылок рычащего от похоти мужчины, она лицо его глубже и глубже погружала в расщелинку ее зада.

Как бы кондратий с ним не приключился... Уж больно разохотился мужчинка, пора начинать, — деловито подумала про себя девица и проятнула руку к столику, где стяла склянка с кремом. Зачерпнув на ладошку, размазывала по члену мужчины прохладную маслянистую массу.

Шевельнув худенькмими бедрами, пристроивла заметно опухшую головку торчащего члена к коричневой розетке ануса.

Член был большим и ей пришлось, повращать задницей, чтобы ловчее принять в себя долгожданного гостя. И через пару минут «елдачино» полностью погрузился меж вертлявых худыхи ляжек девченки, двигаясь в горячем и скользком плену. Напряжение в паху нарастало и Гавриил Степанович, обхватив девицу за бедра, старался протолкнуть член поглубже.

 — Правильно, папаша: Лечите, лечите мою жопку! — задохнувшись, верещала девка, стоны ее и призывы, смешанные с натужным сопением и кряхтением мужчины, заполнили комнатнку Проворно насаживаясь на член, Полинька даже не пыталась вобрать его до конца, но двигалась побыстрее, чтобы мужчина наконец-то облегчился, только вот облегчения не наступало. Околоточный уже достаточно сегодня потрудился, да вдобавок выпитый коньячок давал себя знать. Извержения семени не наступало. Девка поняла, что может лишиться не только денег, но и здоровья, так как полицейского уже забрало во всю и он, не обращая ни на что внимания насаживал ее на всю длину «елдака»

Из последних сил, она сжала мышцы прямой кишки, как учили товарки по стыдному ремеслу, засунув скорее себе во влагалище указательный палец, она прижала сильнее неугомонный член. Такого полицейский выдержать не смог. На мгновение замерев, он с протяжным стоном пролился горячим ручьем спермы, наполняя ею зад девки. Желанный оргазм обрушился на тело, ставшего на мгновение как бы чужим и непослушным. Закончив начатое, Гавриил Степанович отпустил девку и высвободил член наружу. «Страдалец» его распух и покрылся мелкими ссадинками. Времени, да и желания рассматривать его не было. Он посидел немного в кресле, выпил еще пару больших рюмок коньяка, закурив принялся одеваться. Девчонка еще раньше молча оделась и выскользнула неслышной мышкой. Денег заработать на полицейском не удалось, может быть еще кто-нибудь соблазнится. Вечер был в самом разгаре...

Через пару дней Гавриил Степанович проснувшись рано поутру, отправился в туалет. Первые капли мочи доставили некоторое беспокойство, мочиться было больно и неприятно. Вернувшись в спальную, он сел на кровать рядом с безмятежно посапывающей спуругой, и какое-то время сидел, тупо уставившись в пол.

 — Вот тебе, бабушка и Юрьев день... — неужели придется опять идти к доктору по стыдным болезням Семенкину, рассказывать что и как. А тут, наверняка, его благоверная еще масла в огонь подольет. Ведь утром, после этой курвешки Полинки из бардака купчишки Коловоротова, он был особенно нежен, точнее два раза, со своей благоверной... Мда... Веселенький денек предстоял...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх